Покорная Украина

В последнее время очень много говорится о росте протестных настроений в Украине. Но этот вывод кажется весьма сомнительным.

15 октября, Рим. До 200 тысяч человек выходят на демонстрацию против экономической политики итальянской власти. Предварительный итог изначально «мирной», по крайней мере, по задумке, акции протеста – разбитые витрины магазинов, перевернутые машины, горящее министерство обороны, больше сотни раненых. А еще несколько миллионов евро убытков. Подобные акции в рамках движения «Захвати Уолл-Стрит» проходят по всему миру, в том числе, во вполне благополучных, по нашим меркам, Лондоне и Нью-Йорке. Почти везде – стычки с полицией, которой, в целом, очень сложно было справиться с тысячами демонстрантов.

11 октября, Киев. Суд года, а то и нескольких лет. Несколько тысяч сторонников Юлии Тимошенко в борьбе с «Беркутом» и прочими силами, так сказать, охраняющими правопорядок, протестуют против жесткого приговора своему лидеру. Они пытаются снести ограждение, не выпустить автозак с Тимошенко, прорваться в суд. Итог – Тимошенко спокойно вывозят в заданном заранее направлении, несмотря на всю толкотню. А чуть ли не больше всего из околосудебных событий запоминается очередной голый протест движения FEMEN.

14 октября, Киев, праздник Покрова и годовщина создания Украинской повстанческой армии. Вся столица живет ожиданием массовых драк, на улицы должны выйти больше 35 тысяч человек совершенно разных политических взглядов. Итог – абсолютный, по крайней мере, по сравнению с тревожными ожиданиями, мир, только растоптанные флаги националистов и «непатриотично» сожженное знамя Партии регионов. Плюс, как водится, множество призывов и угроз, которые вряд ли кто-то услышал, кроме участников протестов и особо внимательных читателей новостей.

В последнее время очень много говорится о росте протестных настроений в Украине. Но этот вывод кажется весьма сомнительным из одного только сравнения протестов наших и мировых, состоявшихся на одной лишь прошлой неделе. Так вот, в Европе – Греции, Британии, теперь в Италии и ряде других стран, протесты происходят, прежде всего, по экономическим причинам. Люди ощущают ограничение своих доходов, льгот и так далее, и устраивают настоящие массовые беспорядки. В нашей стране, где людям и ограниченные итальянские или греческие льготы разве что в сладких снах снились, основная причина протестов – идеология. И совершенно неважно, борьба ли это за конкретную личность, за или против каких-то исторических явлений или персон. Люди выходят на улицы, в первую очередь, за какие-то идеи. Существует мнение, что протесты идеологические намного серьезнее и действеннее, чем любые выступления за материальные блага, но украинская практика опровергает и этот тезис.

Почему украинцы протестуют так, можно сказать, тихо и спокойно? Существует мнение, что сегодня в нашей стране серьезно активизировались милиция, особенно некоторые ее спецподразделения, потому людям просто сложно выразить свое мнение на улицах. Дескать, сразу ставят кордоны, разгоняют и так далее. Протестовать эффективно никак не получается. С одной стороны, это, конечно, так – силовики у нас в последнее время очень активно охраняют порядок, особенно там, где свои акции проводят различные оппозиционеры. Вот только если посмотреть на разгоны демонстраций в Европе, наша милиция перестает казаться такой уж жесткой. Вспомним, например, разгон немецкой полицией демонстрации защитников леса в Штутгарте год назад. Тогда пострадали несколько сотен человек, в том числе школьники, а фото залитых кровью демонстрантов облетели весь мир. А еще полиция цивилизованной Европы очень часто применяет водометы, слезоточивый газ и прочие спецсредства, по сравнению с которыми газовые баллончики нашего «Беркута» - детский сад.

Другой, более весомой, причиной почти нулевой эффективности протестов по-украински («власть увидит нашу позицию» - результат очень сомнительный), кажется именно то, что они происходят во славу какой-то идеи либо людей, а не в интересах собственного кошелька, пусть и пустого. Похоже, что время идеологических протестов в Украине уже прошло. С точки зрения нашей истории, в которой были казаки и махновщина, УПА и Холодный Яр в начале прошлого века, Колиивщина и ряд других массовейших явлений, подкрепленных именно идеологией, это странно. Но, тем не менее, факт. Последним по-настоящему идеологическим протестом, который изменил историю, был Помаранчевый Майдан 2004 года. История то была изменена, но вот потом наступило такое разочарование, что даже сложно понять, в чем большее историческое значение – в этом разочаровании или в самом Майдане. Но очевидно лишь, что в результате наступила полнейшая дискредитация идеологии.

Например, еще при прошлой власти в Киеве несколько раз проходили акции протеста ее идеологических противников – сторонников Партии регионов. Массы людей ходили по городу с флагами. Мне даже однажды «повезло» ехать с одним из участников такой акции из столицы на Донбасс в плацкартном вагоне одного не самого быстрого поезда. Он ехал без билета, много жаловался на то, что ему не заплатили денег, и долго не хотел лезть на свою третью полку, хоть билета, повторюсь, у него и не было. Хотел поговорить с ним об идеологии – человек посмотрел на меня, как на дурака, и разразился матерной тирадой. А действенной та акция, в которой он принимал участие, была приблизительно настолько же, насколько и последние протесты под Печерским судом.

Примеров таких в нашей новейшей истории можно найти массу. Да и с одной стороны, хорошо, что наши «протестанты» научились носить флаги и футболки с неоднозначными лозунгами, но не бьют витрин магазинов и не жгут машин (их хозяева то причем?). Но, с другой стороны, создается впечатление, что место привычных мирных идеологических протестов у нас, рано или поздно, может занять жестокая и совсем не цивилизованная европейская практика. Первым сугубо экономическим, но, в то же время, очень спокойным и мирным выступлением в Украине стал прошлогодний Налоговый Майдан. А вот второй бунт, пока совсем локальный, это недавняя атака афганцев на Верховную раду и все, что произошло после нее, в частности, заблокированные в офисе во время обыска налоговики и милиционеры. И вот эта акция протеста начинает напоминать европейские выступления в их «лучших традициях», правда, с национальным колоритом.

Во-первых, афганцы и чернобыльцы пошли на Раду с совершенно четкими, лишенными всякой идеологии, требованиями, которые касаются их льгот и соцвыплат, то есть, совершенно реальных, осязаемых денег. Во-вторых, пока похоже, что в украинском обществе появились люди, готовые задекларировать, что терять им нечего, а потому они готовы на борьбу до конца. Разумеется, совершенно неправильно излишне упрощать и говорить, что в этом протесте нет никакой идеологии. Точно так же нельзя исключать идеологию и из бурных европейских протестов. Она, само собой, присутствует, но люди выходят на улицы и начинают все громить почему-то именно после непопулярных решений власти, а не после какого-нибудь суда или политической отставки. Вот только есть одно отличие.

Если в Европе чаще всего протестуют против сокращения льгот и выплат, когда их еще и не успели сократить, то у нас, если и будет экономический протест, то это будет настоящий голодный бунт доведенных до крайней точки людей. А идеология таким выступлениям только придаст особой, дополнительной, стихийности. Пока же средний протестующий украинец скорее покорен – он лучше оденет футболку или поднимет какой-нибудь флаг, чем разобьет витрину. А вот как будет дальше, посмотрим. Время, данное теми же афганцами на самороспуск Рады, уже, вроде бы, пошло.

Родион Комаров, главный редактор сайта «Главред».

Теги:  
Политика
Загрузка...