Смерть шахтера-инвалида в Донецке: конец протестов или революция?

«Главред» узнал у экспертов, к чему может привести смерть шахтера-инвалида Геннадия Коноплева в Донецке.

Донецкие события воскресенья, 27 ноября, воспринимаются обществом как своего рода преступление властью (пусть даже отдельными ее представителями на местах) границы дозволенного. Уже были заборы вокруг Рады, были живые кордоны, защищающие слуг народа от него самого. Но гибель человека в лагере протестующих произошла впервые. И пусть причина смерти донецкого пенсионера Геннадия Коноплева еще официально не установлена, но факт того, что он умер во время силовой ликвидации палаточного городка с голодающими чернобыльцами, является печальной реальностью, объяснять которую придется тому, кто отдавал приказ о сносе лагеря.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Обнародованы результаты вскрытия умершего в Донецке шахтера-инвалида

Какой резонанс в обществе и во властных структурах вызовет это событие? С этим вопросом «Главред» обратился к юристам и правозащитникам.

Константин Стогний, тележурналист, полковник милиции в отставке:

На данный момент несколько наших журналистских групп находится в лагере митингующих в Донецке, но информация оттуда поступает противоречивая. Из пресс-службы милиции поступило сообщение, что их представителей там не было, а ликвидацией палаточного городка занималось МЧС; те же выдвигают свою версию. Гособладминистрация дает еще одно толкование событий: там  журналистам предъявили выписку из журнала об обращении граждан, где зафиксировано обращение Геннадия Коноплева  в медицинскую службу с жалобами на боли в области сердца. Ему поставлен был диагноз ишемическая болезнь и рекомендована госпитализация. Нами проводится обобщение и анализ ситуации вокруг этого происшествия, но окончательные выводы еще не сделаны, поэтому судить о правомерности действий правоохранительных органов пока не могу.

Сейчас мы заняты изучением видеоматериалов, поступивших от нашей группы, работающей в Донецке. Один из сюжетов – это последние слова сказанные Геннадием Коноплевым перед тем, что с ним произошло. Буквально он сказал следующее: «Меня хотят убить. Всех нас здесь хотят убить». Слова эти сказаны им не о ком-то конкретном, речь шла о власти в целом. Думаю, что следствие заинтересуется этим интервью.

Получат ли дальнейшее развитие донецкие события, трудно сказать. Украинцев уже столько раз обманывали те, кто поднимал их на борьбу, что веры у народа нет. Политическое противостояние у нас режиссируется политтехнологами, и ситуация будет развиваться в зависимости от того, какая из команд политтехнологов окажется удачливее. Мы хорошо помним протесты конца 2004 года, когда прекрасные идеи были преданы теми людьми, которые пришли к власти. Теперь они же обвиняют суды в продажности, хотя сами не приложили никаких усилий для настоящих преобразований.

По моему мнению, получив отрицательный результат после акций 2004 года, общество разочаровалось, выпустило пар, и новый запас  протестной энергии еще не накопило.

Степан Гавриш, эксперт, экс-заместитель председателя СНБО Украины:

Считаю вчерашние события в Донецке опасным прецедентом, они могут создать предпосылки того, что украинский вариант площади Тахрир (Египет – «Главред») появится в Донецке. Не стоит рассматривать чернобыльцев как самостоятельную корпоративную протестную группу, скорее они выступают индикатором национального социального настроения.

По моему мнению, правительство допускает серьезную ошибку тем, что не подписывает компромиссов с людьми, которые до сих пор получали поддержку из государственного бюджета. В этих  действиях нет не только стратегии правительства, но нет и сколько-нибудь понятной перспективы. И самое главное – нет диалога: люди по свершившимся фактам узнают о внесении изменений в их социальные гарантии, о давлении на их социальные права. Без сомнения, события о которых мы говорим - это маятник, который уже начал работать, и будет раскачивать социальные протесты по всей стране. Очень важно понять, что это и следствие геополитических процессов, которые сами по себе носят достаточно протестный характер, начиная от сценариев «Арабской весны» и заканчивая акцией «Захвати Уолл-стрит». Эти акции поощряются гражданским обществом, которое сегодня все более плотно объединяется, благодаря социальной блогосфере и различным интернет-сообществам, где беспрерывно происходит обсуждение ситуации. Объективно - наступает новый мир и, если не угадывать его настроения, протесты могут приобрести очень жесткий характер.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Умерший в Донецке шахтер перед смертью: нас всех хотят убить

Правомерность действий милиции сложно оценить до изучения всех обстоятельств дела. Но то, что правоохранительные органы допустили такую ситуацию, когда в результате штурма палаточного городка, где находились люди, обессилевшие после продолжительной голодовки и не способные к сопротивлению даже к элементарной самозащите, без сомнения ставит вопрос о правомерности действий милиции. Даже если ее представители заявляют, что «это делали некие люди в гражданском», то тем более она несет ответственность за происходящее на территории, которую она охраняет.

Увлечение силовыми приемами общения и влияния на позицию общества может быть не только драматическим по своим последствиям, как мы это увидели вчера в Донецке, но и не имеет никакой перспективы. Сегодня политко-социальная составляющая Украины настолько хрупка, что любой «пусковой механизм», в том числе и такой, о каком мы ведем сейчас речь, может привести к революции. Исключать такой вариант развития событий нельзя. К сожалению, ликвидирован институт при Совете национальной безопасности и обороны, который профессионально обеспечивал изучение и предотвращение таких ситуаций. Альтернатива ему не создана, и, по большому счету, нет сейчас в государстве такой структуры, которая бы работала в направлении стабилизации обстановки.

Эдуард Багиров, председатель правления общественной организации «Международная Лига защиты прав граждан Украины»:

Вердикт правоохранительным органам можно будет выносить после того, как будет установлена причина смерти Геннадия Коноплева, когда выяснится, почему ему не была оказана медицинская помощь, не применялось ли по отношению к нему насилие, приведшее к преждевременной смерти.

Правомерность сноса палаточного городка определяется тем, было ли у его ликвидаторов соответствующее решение суда. При его наличии, разумеется, они действовали законно. Скажем, если бы решение о сносе принимал я, то оно было бы отрицательным, так как считаю, что нельзя нарушать право граждан Украины высказывать свой протест или поддержку тому или иному органу власти в своей стране. Подобные акции проводятся во многих странах мира, и это является нормой. Попытки власти подавить эти выступления свидетельствуют о том, что она не считается с мнением протестующей части населения. Особенно вызывающе это выглядит, когда игнорируется мнение социально незащищенной части населения – инвалидов, чернобыльцев и тех, кто к ним приравнивается. Это неправильная внутренняя политика, так как представители власти должны прислушиваться к голосу своего народа, своих избирателей и принимать решения объективно – в рамках закона и субъективно - в интересах граждан.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Разгром палаточного городка и смерть в Донецке: как это было (ВИДЕО, ФОТО)

Развиваться эта история может двояко. Первый вариант: люди будут протестовать еще более активно с намерением все-таки донести до власти свою позицию. Но возможен и второй вариант: наиболее активная часть участников акций, составляющая ядро организаций, изменит свою позицию по разным причинам - из чувства самосохранения или подкупа со стороны власти – что приведет к спаду протестных настроений.

фото: ostro.org

Теги:  
Политика
Загрузка...