Бог простит: почему священнику сойдет с рук отказ отпевать ребенка

В том, что случилось в Запорожье, никто, кроме самих граждан не виноват.

Запорожье
Священник отказался отпевать трагически погибшего ребенка Скриншот
В Запорожье мужчина решил свести счеты с жизнью, выбросился из окна и упал на полуторагодовалого ребенка.  Но родителям погибшего мальчика теперь нужно сочувствовать вдвойне. Мало того, что выживший из ума 39-летний алкоголик ни в грош не поставил свою жизнь и забрал чужую. Малыша, ушедшего из-за чужой глупости, нельзя было по-человечески похоронить. Евгений Молчанов, священник, к которому обратились родители, оказался отпевать дитя. Причина – его крестили в церкви Киевского патриархата. А батюшка принадлежит к УПЦ МП. Потом, конечно, поп извинился. Но все равно уверен: сделал все правильно. Ведь Московский патриархат не признает Киевский, считает эту церковь недействительной и незаконной.

С этого места надо подробнее. Ведь трагедия опять вскрыла проблему, которой много лет и которую подавляющее большинство украинцев отказывается замечать. Ее, сама того не зная, озвучила руководитель запорожской ритуальной службы Светлана Шаповал: "Мы все крещенные Московским патриархатом, и никто не мог подумать, что родители поедут  крестить ребенка в Киевском патриархате. Теперь мы обязательно будем уточнять этот момент".

В связи с этим вспоминается роман Владимира Высоцкого и Леонида Мончинского "Черная свеча". По сюжету, в концлагере сталинской системы ГУЛАГ сидит священник. После ночного побоища, устроенного кастами уголовников между собой, он решает отпеть новопреставленных. И Божьему человеку все равно, кто к какой "масти" принадлежит. Показательно, что тот литературный персонаж имел массу прототипов. И все реальные российские священники, которых при Сталине сажали, наверняка принадлежали к Русской Православной церкви. Более того: сегодня из них принято делать подвижников и мучеников одновременно. Пример тому – снятый в 2010 году с благословления Московской Патриархии и при финансовой поддержке "Газпрома" фильм "Поп", по сюжету которого отец Александр из села Тихого Псковской области во время немецкой оккупации возрождает религиозные практики и помогает всем нуждающимся, а немецкая администрация ему в этом на каком-то этапе даже содействует.

Читайте также: Как решить "православную" проблему в Украине

Примерно с того же времени служители церкви в России получили статус святых без кавычек. Дошло до редактирования классической сказки Пушкина о попе и работнике его Балде. Церковные иерархи настоятельно рекомендовали заменить в новых изданиях Попа на Купца, настаивая – именно так писал и сам автор двести лет назад. Формально церковь отделена от государства. По сути, Московский патриархат уже давно подменил государство не только в России, но и в Украине.

Бороться с религией, как и с церковью – дело в современном мире хлопотное. Всегда можно услышать в ответ о свободе вероисповедания и посягательство на эти самые свободы. Главные украинские святыни – Киево-Печерская и Свято-Успенская Почаевская лавры, - находятся в сфере влияния Московского патриархата, и попытка изменить расклад ни к чему хорошему не приведет. Не сработает даже тот очевидный факт, что в Почаеве запросто можно купить литературу сепаратистского направления, запрещенную в Украине законом еще два года назад. Там же паломники не смогут исповедаться, если отец узнает, что верующий крещен в храме Киевского патриархата. Корни истории с погибшим запорожским ребенком – оттуда.

Ни в одной цивилизованной стране никто и никогда не сможет запретить ту или иную церковь. Более того: граждане любого вероисповедания могут рассчитывать на то, что им предоставят возможность отправлять тот религиозный культ, какой они сами для себя избрали. Потому все требования в Facebook запретить в Украине УПЦ МП ни к чему не приведут. Обречены они на провал на любом уровне. В конце концов, нынешнему главе нашего государства Петру Порошенко оппоненты регулярно вменяют, что он и его семья – прихожане Московского патриархата. С учетом нынешних настроений господин президент может демонстративно сменить приход – но никогда не рискнет "отменить" эту церковь на государственном уровне. Дело не в Порошенко: на его месте другой человек поступил бы точно также. Вступать в межконфессионный конфликт даже хуже, чем пытаться найти способ закрыть откровенно пророссийское средство массовой информации. Непременно заступятся международные организации, напоминая о пресловутом праве человека молиться тому Богу, которому тот хочет.

А в том, что случилось в Запорожье, никто, кроме самих граждан не виноват. Напомню: Светлана Шаповал, руководитель ритуальной службы, даже мысли не допускала, что креститься можно в храме Киевского патриархата. Мы с вами в массе своей не видим разницы между сакральными сооружениями. И если кто-то в каком-то сквере на месте вчерашней "наливайки" решил воздвигнуть церковь, мы только радуемся этому, непременно крестясь на купола в будни и праздники. Не задаваясь вопросом, а чей же это приход. Резко ударившиеся в религию украинцы не замечают разницы в этом так же, как не видят в УПЦ МП идеологического противника.  

Десять лет назад скоропостижно скончался один мой хороший знакомый. Когда друзья приехали на похороны, оказалось: его отпевают в храме Московского патриархата. Других в том селе на Западной Украине просто не было. А много раньше другая пара решила повенчаться – и тоже согласилась на церковь УПЦ МП, потому что альтернативы в маленьком городе не предлагали. Вывод: Киевский патриархат должен вести себя активнее. Но даже в этом случае отказ отпевать ребенка священником УПЦ МП грехом пока, к сожалению, считаться не будет. 

Андрей Кокотюха, писатель, журналист

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...