Дело Ноздровской: раньше запугивали, а теперь убивают

Реальные, а не имитационные реформы правоохранительных органов становятся вопросом физического выживания общества в новом году.

Ирина Ноздровская
Ноздровская заплатила своей жизнью за провалившуюся реформу правоохранительных органов facebook.com/Ирина Ноздровская
Коллапс правоохранительной системы Украины можно проследить в одной истории. Ирина Ноздровская несколько лет занималась делом о гибели своей сестры, которую сбил племянник главы суда Вышгородского района Дмитрий Россошанский. Во время судебного процесса Ирине угрожали, но охраны никто ей не предоставил – она ​​же не убийца майдановцев Крысин, который ходил под государственной охраной, а затем получил за убийство Веремия условный срок. 27 декабря Ноздровская смогла в апелляционном суде отбить очередную попытку освободить убийцу сестры от ответственности. 29 декабря она исчезла. А теперь Ирину нашли в реке убитой.

В своем интервью "Обозревателю" в июне Ноздровская рассказывает об абсолютном произволе на всех уровнях правоохранительной системы в этом деле. Вот о сборе доказательств: "Следственно-оперативная группа приехала около 12 часов дня. То есть, спустя четыре часа, хотя из Вышгорода ехать от силы 15 минут. Правоохранители, нарушая требования закона, повезли его на освидетельствование через 8 часов, а не в течение первых двух – как положено... ". Также Ноздровская приводит подробные показания, что экспертиза касательно алко и наркотического опьянения по делу была полностью сфальсифицирована.

А вот так она вспоминает об общении со следователем по делу: "И тут следователь просит меня написать ходатайство, что я прошу содержания под стражей подозреваемого (хотя оно не предусмотрено законом, но я написала). И дает мне официальный ответ, что он удовлетворяет мое ходатайство. А потом мне озвучивает: "Я иду с ним к прокурору, а если вы заинтересуете прокурора и меня, то, думаю, будет именно эта мера пресечения. Если заинтересуете".

Читайте также: Убийство юристки под Киевом: бывший жених отказался свидетельствовать

И о первом опыте судов: "В Вышгороде дело слушалось два раза. Но я с первого заседания почувствовала "особое отношение" к убийце. Как только судья избрала меру пресечения "домашний арест" вместо содержания под стражей, я сразу сказала: будем менять суд. Я понимала, что "нужный" приговор уже готов. Мои адвокаты заявили отвод всего состава Вышгородского суда и перевели в Обуховский".

Вот она – цена провалившихся реформ правоохранительных органов. Ранее борцов с преступниками запугивали – теперь демонстративно убивают. А убийц, даже в самых резонансных и очевидных делах, как показал случай Крысина, спокойно выпускают на волю. Что, в свою очередь, вызывает у преступников чувство безнаказанности и вдохновляет на новые преступления. Реальные, а не имитационные реформы правоохранительных органов становятся вопросом физического выживания общества в новом году.

Иван Примаченко, сооснователь образовательных курсов Prometheus

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...