Хит-парад главных событий 2017 года

Новогодние праздники — прекрасный повод подвести итоги года уходящего и попытаться заглянуть в будущее. И не важно, о чем пойдет речь: о спорте или фондовом рынке, о поп-музыке или дипломатии.

КНДР, Ким Чен, Ын, ракета, запуск
Корейский ядерный кризис - несомненный лидер хит-парада Reuters
Последняя определенно заслуживает собственного хит-парада: в ушедшем году международная политика была неспокойной, опасной, неопределенной, и, наверняка, — не скучной. Резонансных событий в 2017-м было немало, но мы остановимся лишь на тех, что не только важны для значительной части мира, но и продолжат влиять на международные дела в 2018-м году. Начнем с наименее важных.

6. Саммит Восточного партнерства в Брюсселе. Такие мероприятия собирают раз в два года — естественно, каждый саммит становится долгожданным событием, от которого ждут судьбоносных решений. И все-таки, нынешний выделялся на фоне своих предшественников. Политике Европейского Союза на восточном направление переживает непростые времена.

Когда ЕС только начинал строить политику соседства (именно из нее вышло и Восточное партнерство), цель казалась простой: оказать помощь соседям, чтобы обеспечить на своих границах стабильную и предсказуемую зону. Восток Европы с самого начала был ключом для достижения этой цели. Но со временем ЕС пришлось все глубже втягиваться в многочисленные кризисы в странах-партнерах, оказывать все большую помощь в проведение не всегда эффективных реформ. По сути, Брюссель давно стал для Восточной Европы "в каждой бочке затычкой", а это слишком дорого для бюджета европейцев, и отвлекает и без того невеликие внешнеполитические ресурсы Евросоюза.

Саммит обозначил поворот в сторону большей прагматичности Восточного партнерства и большей ответственности партнеров. Теперь подход к соседям должен стать более индивидуальным, оценка их успехов будет зависеть от их реальных достижений, и деньги будут по большей части давать на конкретные проекты и под более жестким контролем.

Уже в новом году каждый из партнеров, и Украина в том числе, получит больше возможностей вырваться в лидеры — или же оказаться в аутсайдерах сотрудничества. И теперь зависеть конечный результат будет в большей степени от собственной работы, а не от политической конъюнктуры в Брюсселе.

5. Угроза денонсации Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Взаимные претензии Вашингтона и Москвы по поводу ненадлежащего выполнения его условий звучат уже больше десяти лет. Американцы обвиняют Москву в разработке и испытаниях систем, которые запрещены по договору (ракет наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 км), Россия видит отход от положений документа в американских универсальных пусковых установках наземной ПРО в Европе (их можно использовать и для запуска крылатых ракет средней дальности).

В 2017, тридцать лет после подписания, угроза прекращения действия Договора стала реальной. В США звучит все больше голосов за выход, а попытки как-то урегулировать противоречия — на фоне нынешнего кризиса в американо-российских отношениях - практически не предпринимаются. Размещенные недалеко от границ противника, ракеты средней и малой дальности сокращают время удара по его территории — и время, которое у руководства противной стороны останется для ответных действий. Опасность ошибки, вероятность случайного начала ядерной войны возрастает.

Кроме того, Договор в свое время стал первым в череде соглашений двух крупнейших ядерных держав о ликвидации целого класса стратегического оружия. Отказ от него приобретет символическое значение — он будет означать возврат к неконтролируемому наращиванию стратегического ударного потенциала сторон. От этого мир точно не станет безопаснее.

4. Соглашение по новому тихоокеанскому партнерству. Собственно, речь даже не о соглашении. Во вьетнамском Дананге, во время саммита АТЭС, 11 стран, подписавших соглашение о Транс-тихоокеанском партнерстве (ТТП), договорились продолжить переговоры о сотрудничестве в этом формате. А вынуждены они были пойти на такой шаг по простой причине — в феврале 2016 года в Окленде, Новая Зеландия, то соглашение подписывали двенадцать, а не одиннадцать стран. Но решение американского президента Трампа о выходе из ТТП вынудило вчерашних партнеров искать пути дальнейшего сотрудничества без Вашингтона.

Новая договоренность важна потому, что показывает — масштабное трансконтинентальное сотрудничество в экономической сфере сегодня возможно и без участия Вашингтона. Этот вывод может показаться банальным, вот только до 2017-го подобных примеров не было: американцы были горячими сторонниками и неизменными участниками (а, скорее, инициаторами) всех подобных проектов.

Доказанная банальность означает, что в ближайшее время может возникнуть целый ряд новых инициатив, которые будут строится соперниками США (кандидат номер один — Китай, который продвигает свой "Один пояс, один путь" в качестве специфического, но все же в первую очередь торгово-экономического соглашения) и их партнерами. И теми, и другими — без США, значит, как проекты, конкурирующие с американскими интересами. Эта многополярность может оказаться для американцев опаснее, чем вызовы геополитические и военно-стратегические.

3. Открытие китайской военной базы в Джибути. Само по себе событие мелкое: и база невелика, и страна не из лидеров. Да, вроде бы регион стратегически важен - рядом Йемен, да и Африканский рог, регион, к которому относится Джибути, остается местом неспокойным и полным конфликтов. Но все равно — мелковато для сверхдержав. Но если посмотреть на этот шаг в более широком контексте, его значимость заметно возрастет.

Десятилетия экономической экспансии КНР уверенно вели страну к лидирующим позициям в мировой экономике, но никак не сопровождались соизмеримыми политическими и, особенно, военными усилиями на глобальной арене. Военно-политически Китай оставался региональной державой. В руководстве КНР мысль о том, что экономическую мощь следует активнее конвертировать в политическое влияние, существует уже давно.

По этому вопросу оппоненты спорили и с Ден Сяопином, отцом китайских реформ, который выступал за сдержанность и осмотрительность во внешней политике до тех пор, пока КНР не обретет достаточное могущество. Нынешний китайский руководитель, Си Цзиньпин, с первых дней своего правления дал понять, что политический и военный статус Китая должен соответствовать его экономическому влиянию.

Появление зарубежных военных без стало вопросом времени — Китай очевидно более не намерен ограничивать себя в формах выражения собственной великодержавности и готов обзавестись всеми надлежащими такому статусу атрибутами.

2. Признание Трампом Иерусалима столицей Израиля. Решение, которое стало скандальным даже для Трампа. Да, оно стало скорее поводом, а не причиной — для противников президента обрушится на него с критикой, для политиков мусульманского мира вспомнить, как это удобно, когда можно все беды объяснять происками Израиля и США. И все равно — шаг ошибочный даже по стандартам самого Трампа.

На Ближнем Востоке никогда не бывает спокойно, но последние годы в регионе крови и конфликтов было слишком много. В интересах региона, да и всего мира, не раскачивать эту многострадальную лодку, дать ей возможность обрести хоть немного покоя. Череда побед всевозможных анти-ИГИЛовских коалиций дала надежду, что передышка может наступить в ближайшее время. Заявление Трампа эту надежду развеяло.

У решения Трампа будет много последствий, но одно из них — немедленное и наиболее значимое в краткосрочной перспективе. Так вышло, что занятые революциями и самопровозглашенными халифатами, страны Ближнего Востока "забыли" про Израиль.

Проблема в том, что десятилетия противостояние Израилю было единственных объединительным мотивом для мусульманских стран региона, единственной платформой, на которой можно было начинать диалог для урегулирования своих противоречий.

События последних лет принесли новые угрозы, которые тоже стали общими. И, главное, поиск общего знаменателя в новом кризисе не требовал обострения противоречий с Израилем и США, значит, был менее конфликтным и многообещающим в плане поиска масштабных региональных конфликтов. Администрация Трампа не просто разбередила старую рану мусульман региона — она явочным порядком вернула статус-кво, в котором Израиль — главный враг мусульман, а его поражение — главная цель общей политики стран региона. Единственная сторона, кому выгоден такой расклад — исламисты всех мастей.

1. Корейский ядерный кризис. Несомненный лидер хит-парада, проблема, которая уже стала головной болью для всего мирового сообщества, и может вылиться если не в мировую войну, то уж наверняка в невероятно разрушительную региональную.

Северная Корея давно повышала ставки в игре с США. КНДР наращивали свои ракетные и ядерные возможности, пытаясь решить две задачи: во-первых, получить надежные гарантии США против "смены режима", и, во-вторых, выгодно разменять замораживание своей ядерной программы на экономическую помощь Вашингтона и его партнеров. Но действия Пхеньяна США однозначно восприняли как угрозу собственным интересам, а с того момента, как у КНДР появились межконтинентальные ракеты — и собственной безопасности.

Кризис приобрел грозовые очертания, когда Трамп сделал ставку на жесткую риторику и угрозу применения силы, а северокорейский лидер Ким Чен Ын в ответ продолжил эскалацию конфликта. Американцам в 2017-м году удалось добиться немалых дипломатических успехов в деле мобилизации мирового сообщества.

Санкции, принятые Советом Безопасности ООН, существенны и опасны для экономики КНДР, а поддержка этих санкция со стороны КНР и России наиболее последовательная и ответственная за всю историю противостояния. Ни одна держава не хочет усиления ядерных сил КНДР. Но вот в чем проблема — даже если санкции вынудят режим в Пхеньяне пойти на уступки — эти уступки нужно будет закрепить соответствующими соглашениями. Державы, поддержавшие американские предложения по усилению давления на КНДР, прямо говорят, что ожидают уступок не только от Пхеньяна, но и от Вашингтона. И если администрация Трампа будет категорически настаивать на односторонней капитуляции КНДР, не согласится пойти на переговоры, поддержку Китая и России она точно потеряет. Ведь для них в равной степени нежелательны и ядерная война на их границах, и неконтролируемое падение режима и хаос в Северной Корее.

В новом году Вашингтону придется или согласится на дипломатические шаги для решения конфликта, или начать войну — и принять всю непредсказуемость ее последствий.

Виктор Константиновпрофессор Института международных отношений Киевского национального университета им.Тараса Шевченко

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Теги:  
ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...
+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности