Кровавая среда. 35 лет самой большой трагедии на советских стадионах

Почему стоит помнить о лужниковской трагедии и извлекать из нее уроки.

35 лет назад в московских Лужниках случилась самая большая трагедия на советских стадионах.  Тогда в давке по окончании матча "Спартак" – "Харлем" погибло, по официальным данным, 67 человек (некоторые называют цифру 66), по неофициальным – 340. О происхождении числа "66" рассказывают, что по приезду в Лужники главного коммуниста Москвы Виктора Гришина ему доложили о 66 погибших, а он сказал: "Больше быть не должно, вы поняли?". И милицейские чины взяли под козырек. Общее же число пострадавших достигло тысячи.

рвкты
Болельщики "Спартака"
Что же произошло тогда в столице СССР? Матч Кубка УЕФА между "Спартаком" и голландским "Харлемом" (в футбольной лексике слово "Нидерланды" почти не употреблялось, команды из этой страны назывались голландскими, не отошли от этой традиции и сейчас; кроме того, в советской прессе не заморачивались тонкостями нидерландского языка, предпочитая писать "Харлем" с двумя "а") не вызвал большого интереса у зрителей. Виной тому – погода. Вторая половина октября, а в Москве стоят 10-градусные морозы! На футболе в тот вечер собралась 17-тысячная аудитория – сущий мизер для еврокубкового матча (реализовано было 16 643 билета плюс небольшое число блатных безбилетников). Изначально билеты продавали на три трибуны – А, В и С. Но в итоге решено было локализовать болельщиков на А и С – так, мол, за порядком следить легче, не нужно рассредоточивать по стадиону большие силы милиции. В Белокаменной в ту позднезастойную пору борьба с болельщиками была в самом разгаре. Болеть, стоя – нельзя. Скандировать что-либо – ни в коем случае. Размахивать красно-белыми флагами – запрещено. Тех, кто осмелился пойти на столь вопиющие нарушения, выдергивали из толпы и препровождали в отделения милиции – для острастки. К слову, в Киеве того времени, милиция была куда либеральнее. Во всяком случае динамовские стяги (по большей части самодельные, но время от времени на трибунах появлялись и фирменные, "позаимствованные" ярыми фанатами с флагштоков стадионов) развевались на фан-секторе Республиканского стадиона. Ник "Олимпийский" появился значительно позже, хотя к 1982 году главная арена Украины уже имела статус олимпийской: на ней прошли матчи Олимпиады-80.

"Спартак" открыл счет на 16-й минуте, а затем в течение длительного времени не мог закрепить свое преимущество, чтобы ехать в Нидерланды с приличествующим фавориту заделом. За несколько минут до финального свистка разочарованные и продрогшие почитатели красно-белых потянулись к выходам. Однако на 90-й минуте случился долгожданный гол: Сергей Швецов буквально за 20 секунд до финального свистка после подачи углового выпрыгнул выше всех и вколотил-таки мяч в ворота. Много позже он воскликнет в сердцах: "Эх, лучше бы я не забивал этот злосчастный гол!". Толпа, спускавшаяся по обледеневшим ступенькам к выходу, попыталась повернуть назад. Ей навстречу устремлялся поток выходивших с трибун. Ворота на выходе были не то чтобы закрыты, а, скажем так, открыты не полностью, оставлен был только узкий проход. Итог – две массы людей не могли никуда деться, началась давка, приведшая к трагедии. Почему ширину выхода максимально сузили? Сейчас ответить на этот вопрос сложно. То ли мифические нормы, существовавшие тогда, обязывали стражей порядка прикрывать ворота, оставляя узкий проход, то ли так было легче задерживать особо буйных фанатов на выходе, то ли мундиры решили отомстить за снежки, в изобилии летевшие в служивых в течение всего матча. Существует и конспирологическая версия: мол, КГБ сознательно устроил чистку в рядах спартаковских фанов. Кстати, мать одного из пострадавших много лет спустя утверждала, что на следующий день после трагедии видела в Институте скорой помощи имени Склифосовского Юрия Андропова, в ту пору, правда, уже не шефа КГБ, а секретаря ЦК КПСС. Сверху, на выходе с трибун на лестницу движение ускоряли, снизу, перед воротами оно искусственно тормозилось. Увы, при таких раскладах трагедии избежать очень сложно.

рвктые
"Спартак" забил гол за 20 секунд до финального свистка

Как объяснить разницу между официальным и неофициальным числом погибших? Официоз касался тех, кто погиб непосредственно на стадионе, а число тех, кто умер после в больнице, в официальные сводки не попало. Более того, от последствий тех травм люди умирали и много лет спустя.

Так вспоминал события того трагического дня на одном из спортивных сайтов человек под ником МПС66: "Я тоже там был, повезло, что на другой трибуне сидели. А вот мой друг выходил как раз с той, ступени были ледяные, решетка злосчастная, ему наступили на шарф (длинные тогда розы были), и он упал, чуть не задушился шарфом. Рассказывал, что потерял сознание, но перед этим помнит, как на нем лежало много людей. Он выкарабкался с Божьей помощью, но в больнице ему сказали, что отморозил и ушиб почки. Мы тогда учились в 10-м классе. А лет 5 назад Борис умер (сидел на гемодиализе долго) – и это именно последствие того вечера". То есть "кровавая жатва" Лужников продолжилась и спустя много лет после трагедии.

Как водится, в СССР эту трагедию попытались замолчать. Единственная заметка в печати появилась на следующий день после игры – в "Вечерней Москве". В ней было дословно сказано следующее: "20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего". И все! Западная пресса информацию о драме в Лужниках подала, но весьма сжато. В частности, о трагедии сообщили итальянская La Stampa, испанская El Pais, американская The New York Times, нидерландское информационное агентство ANP. Но при этом точное число погибших не смог назвать никто. В фан-среде того времени новости распространялись быстро, даром что не было мобильной связи, соцсетей и прочих возможностей ХХI века. Подробностей трагедии я тогда не знал, слышал о погибших, но не представлял их истинное число. Впервые существенную информацию о драме в Лужниках ваш покорный слуга получил в 1986 году. Тогда я был в Москве на финальном матче волейбольного турнира Игр доброй воли СССР – США вместе со спортивным журналистом Сергеем Топоровым (в тех же Лужниках, к слову). Именно ему суждено было в 1989 году, уже в перестроечное время фактически пролить свет на эту трагедию, посвятив ей ряд публикаций в "Советском спорте". Осенью того года, ровно через семь лет после трагических событий в Москве состоялся матч чемпионата СССР "Спартак" – "Динамо" (Киев). Киевские фаны оставили букет цветов в Лужниках, отдавая дань памяти погибшим. А ведь в 1989 году фан-отношения Киев – "Спартак", в отличие от 1982 года, были уже весьма далеки от идеальных.

рвктыее
Монумент погибшим на матче Спартак-Харлем khl.ru

После тех статей Топорова в соавторстве с Сергеем Микуликом о кровавых последствиях матча "Спартак" – "Харлем" стали говорить и писать значительно чаще. Родственники погибших регулярно возлагают цветы к злосчастной трибуне, проводятся турниры памяти, фанатские объединения материально помогают рано постаревшим родителям погибших.

А в 1982 году государство жестоко отнеслось к родственникам пострадавших. 13 дней (!) не выдавали тела погибших. 40 минут на прощание – в присутствии милиции. Очень уж опасались тогдашние кремлевские небожители манифестаций спартаковских болельщиков. Главным виновником трагедии назвали коменданта Лужников Юрия Панчихина, ему дали три года, из которых он отсидел полтора. Действия сотрудников милиции никакой оценки не получили – никто из милицейских чинов ответственности за случившееся не понес. И вроде как привлечению к уголовной ответственности подлежали заместитель директора Большой спортивной арены Константин Лыжин и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне С, майор Семен Корягин. Но в связи с болезнью обоих (первый, ветеран Второй мировой войны, слег в больницу с инфарктом; а второй был тяжело ранен – толпа швырнула его на бетон, когда он попытался было остановить завал) материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Позже оба также попали под амнистию, приуроченную к 60-летию образования СССР, как лица, имеющие правительственные награды. Интересная формулировка!

Один из лидеров спартаковского фан-движения Амир Хаслютдинов, или "Профессор", как кличут его в фан-кругах, спустя 35 лет вспоминает о трагедии с горечью. Однако – парадокс – при этом говорит весьма тепло о советском времени: "Врача, вызвавшего 25 карет скорой в Лужники, чуть было не посадили. Но если бы не он, то мы потеряли еще больше жизней. В верхах не хотели, чтобы история стала достоянием общественности. Погибших спешно хоронили в закрытых гробах, родителям даже не дали толком проститься с детьми. В советское время было много хорошего, но запрещалось хоронить погибших в одном месте и создавать мемориал. В годовщину трагедии власти боялись выступлений молодежи". По сути, советская система забрала жизни его товарищей, а все равно для него было "много хорошего". Да, были трагедии и в более благополучных странах. Однако там людям, вызывавшим скорые, не грозила уголовная ответственность, там не хоронили погибших втихаря, стремясь избежать огласки. Есть страны, где отношение к трагедиям человеческое, а есть – те, где отношение к людям воистину скотское.

Гарантированы ли мы от подобных происшествий? Ну, сейчас у нас, слава Богу, есть более-менее свободная пресса, которая периодически поднимает вопросы организации массовых мероприятий. Вход на стадионы по паспортам во время матчей сборной? Считал и считаю это нарушением прав человека и призываю отказаться от этой меры, но признаю, что, в целом, во время недавнего матча отбора к мундиалю-2018 Украина – Хорватия в Киеве процедура проверки документов была выдержана почти идеально. То, что у нас нередко продают билеты на матчи не на все сектора и открывают не все входы-выходы со стадиона, настораживает. 10-15 лет назад вход на сектора верхнего яруса "Олимпийского" доблестные стражи порядка регламентировали решеткой, открывая ворота даже не на половину, а на щель, позволявшую пройти только одному человеку. Вследствие этого за 10–15 минут до стартового свистка создавалась давка перед входом практически на каждый сектор верхнего яруса. Но, видимо, Помаранчевая революция и Революция достоинства все-таки чему-то нас научили. Во всяком случае после реконструкции "Олимпийского" в преддверии Eurо-2012 решетки перед входом на верхние сектора и внизу нижнего яруса были убраны, а люди, призванные обеспечивать порядок на главном стадионе страны, стали заметно вежливее. Но будем смотреть правде в глаза: совковая ментальность – как по мне, основная причина случившегося в Лужниках – до сих пор цветет пышным цветом у значительной части нашего народа, в том числе и облеченного властью.

Настораживает меня строительство разнообразных мест общественного питания и других сооружений на площади перед НСК "Олимпийский". Это – факторы риска, и я за то, чтобы площадь перед НСК была максимально свободной.

Вечная память погибшим! Давайте помнить о лужниковской трагедии и извлекать из нее уроки.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...