Медреформа: хуже не будет

В нашей больнице врач ощущает себя богом. Потому в белом халате, и на него смотрят, как на последнюю надежду.

"Я боюсь попасть в больницу в бессознательном состоянии", — призналась я недавно врачу в разговоре о медреформе. И знаете, что он мне ответил? "А я и сознании как медик тоже боюсь. Если у меня случится сложная ситуация с моим здоровьем или здоровьем близких, я боюсь. Потому что при нынешней системе у меня не окажется денег на лечение. Я, конечно, буду думать, где их достать, что продать... Но не ради этого мы живем и платим налоги", — сказал врач.

Украинская больница — не место, где помогают и продлевают жизнь, это огромные фабрики по сбору денег. И при этом никто не отвечает за качество оказанных медуслуг.

Иногда кажется, что отечественную медицинскую отрасль реформировать просто невозможно, а надо начинать все с нуля: уволить всех и объявить конкурс. Но такой сценарий, к сожалению, невозможен. Поэтому украинскую медицину надо менять не только извне, она обязана меняться изнутри. Врач должен не только вспомнить клятву Гиппократа, но и включить в себе внутреннего цензора, который напомнит, зачем человек надевает белый халат.

Медицина — самая коррумпированная отрасль в Украине. Потому что пациенты привыкли давать, а медики — требовать и брать. Причем неофициальные доходы последних в разы превышают официальные.

Помню, как лет двадцать назад мне один врач сказал, мол, вознаграждение врачу — обычное дело, до революции докторов всегда благодарили. Эти слова прозвучали как контрольный выстрел в голову — оправдание коррупции и вымогательства.

медик, врач, доктор, взятка, конверт
Медицина — самая коррумпированная отрасль в Украине ru.golos.ua

И что самое страшное — мы, пациенты, к этому привыкли и сами поощряем такой подход. А что остается делать, если жизнь близкого человека висит на волоске — будешь стучатся во все двери и платить столько, сколько скажут.

Когда "скорая" забирает человека с аппендицитом, спрашивает: "А у тебя деньги хоть есть"? И я хорошо представляю, как врачи могут поступить, если у больного на самом деле их нет. Я видела, как лежат больные в коридорах на кушетках, укрытые грязными простынями. Они там лежат даже если в палатах есть свободные места. И все потому, что у них нет денег заплатить врачу.

Моя бабушка, которая умерла от рака, рассказывала, что в онкобольнице врач приходил к ней в палату и рукой оттопыривал карман, а санитарка без пары гривен вообще не смотрела. Поэтому моя бабуля всегда просила давать ей разменные деньги. Это происходило 16 лет назад. С тех пор ничего не изменилось. Даже наоборот.

В украинских больницах никто не уважает пациента. Есть врач, который ощущает себя богом. И часто не потому что хочет и может помочь, а лишь потому, что в белом халате, и на него смотрят, как на последнюю надежду.

Когда я была беременна вторым ребенком, то решила, что рожать буду без взяток, а о необходимости каждой процедуры, за которую попросят дополнительные деньги, буду задавать вопросы. В результате к концу моего общения с участковым гинекологом та сказала, что хотела бы со мной работать, хотя с самого начала пыталась рассказать о протекающей крыше, нехватке бумаги для направлений и мизерной зарплате. В роддом я тоже пришла и заплатила в кассу "благотворительный взнос". К обслуживанию в нем замечаний у меня не было. Я только понимала, что по-другому они поступать не могут, ведь прочли в моей обменной карте строку с указанием места работы. С другой стороны, и теплого отношения тоже не было. Например, анестезию никто мне и не пробовал предлагать, хотя могли бы.

После возвращения домой я наивно рассказывала о нашей с новорожденным сыночком встрече с врачами, говорила, что платить не пришлось. Спустя два месяца по моим стопам пошла знакомая. Не журналист. И что вы думаете? Оказалось, если не договоришься с врачом за тысячу долларов, а именно такая "такса" в 7-м киевском роддоме, то после к тебе никто подходить не будет. Даже педиатр в первые 24 часа после рождения ребенка!

Кроме оплаты теневых "гонораров" врачам, украинцам приходится покупать и лекарства. Медики даже не стесняются давать длинные списки, в которых есть и бинты, и шприцы, и марля. Даже если что-то из необходимого есть на складе. Вспомните, сколько раз на УЗИ вам говорили приходить с рулоном сухих полотенец или требовали при сдаче анализа крови перчатки, которые откладывались в сторону.

Просят и лекарства. Иногда не для лечения, а так, на всякий случай. Их можно потом перепродать, например. Почему-то никто не спрашивает, зачем в родильный зал нужно принести огромный пакет разных пеленок, катетеров, капельниц, шприцов, перчаток, шовного материала?..

Нас не спасает и существующая модель условно платной медицины. Как известно, в киевских поликлиниках и больницах есть кассы. Туда идут пациенты, например, с талончиками на платные анализы. После оплаты он может выстоять в очереди, а когда зайдет в кабинет узнает, что шприц не выходит в стоимость услуги. Чтобы его купить, надо бежать в аптеку на первый этаж, а затем вернутся на седьмой. Вот совсем не смешно, когда надо спускаться и подниматься пешком, ведь крохотные лифты переполнены, а тебе уже лет так 70.

А еще Украина не растит поколение высокопрофессиональных врачей. За поступление в медуниверситет приходится платить круглые суммы. Казалось бы, зачем так напрягаться, если в будущем зарплата врача не будет превышать 200 долларов? Но вернемся к написанному выше — на одну зарплату жить никто не намерен. Большинство студентов-медиков уверены, что уже скоро они будут ездить на дорогих автомобилях и проживать в загородных домах. Как, например, главный врач Прикарпатского онкодиспансера Владимир Романчук. Он содержит дом почти на 300 квадратных метров и несколько машин, таких, как BMW 528 и Mitsubishi Pajero Sport. Такие люди точно не хотят никакой реформы.

Еще один вопрос — качество медицинского обслуживания. Запущенный в социальной сети флешмоб "#вимагаю_медреформу" на примерах историй украинцев показывает, какова в Украине цена врачебной ошибки. Пользователи описывают сотни случаев лечения по неточным диагнозам и смертельных случаев после них.

Кроме всего прочего, наши больницы больше похожи на тюрьмы. Когда мой старший сын в четыре года попал в инфекционное отделение киевской больницы с диагнозом "сальмонеллез", а меня не оказалось в первые сутки рядом, он вынужден был провести ночь с температурой почти 40 на одной койке с бабушкой в палате с зелеными стенами площадью около 8 квадратных метров и еще с двумя соседями. Тогда бабушка всю ночь держала его, чтобы он не проваливался в сетке койки.

Куда хуже обстановка в онкологических, туберкулезных клиниках для взрослых. В них отсутствует горячая вода, кондиционеры, чистая постель, питательный обед. Зато есть тараканы, плесень на потолках и стенах.

Но сегодня важно понимать, что реформа, которая так необходима Украине — это не только борьба с коррупцией, это новый подход к управлению медицинскими учреждениям, принятие международных протоколов лечения, стимуляция конкурентной борьбы между государственными и частными клиниками, новые правила присуждения научных степеней и так далее.

Реально ли это воплотить в жизнь? Хочется верить, что и.о. министра Ульяне Супрун удастся.

Когда летом 2014 года после трагических событий на востоке Украины министерства обороны и здравоохранения решали, какой должна быть аптечка военного на фронте — с марлей, перекисью водорода и розовым резиновым жгутом, эта женщина привезла нам аптечки натовского образца. И вот когда говорят о реформе медицины, я всегда вспоминаю ту самую аптечку в руках Супрун, которую она мне показывала в гостинице "Украина" в Киеве. В ней не было ничего лишнего, непонятного. Этот набор современных средств должен был выполнить главную функцию: спасти человеческую жизнь в кратчайшие сроки.

Примерно подобное должно произойти сейчас со всей отраслью. В предложении: "Реформировать нельзя ждать" мы точно знаем, где надо поставить запятую. Хуже уже не будет.

фото: ru.golos.ua

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...