Обмен по открытым спискам. Почему боевики продолжают шантажировать Украину

Два с половиной года ни государство, ни волонтеры не спешат открывать списки заложников.

Народный депутат Надежда Савченко пообещала опубликовать имена заложников террористов на Донбассе. Советник главы СБУ Юрий Тандит предупредил, что проведет с парламентарием "разъяснительную работу в рамках действующего законодательства" на тему неразглашения персональных данных.

Списки пленных, попавших в руки террористов, — информация почти закрытая. Мы знаем истории отдельных людей. Доброволец Алексей Кириченко попал к боевикам в августе 2014 года после боев на Саур-Могиле — в плену он уже два с половиной года. Танкисты Богдан Пантюшенко и Иван Ляса оказались в руках террористов в начале 2015 года у поселка Спартак неподалеку от донецкого аэропорта — 18 января будет два года как оба в неволе. Бойцов 3-го полка спецназа Сергея Глондаря и Александра Коренькова захватили при выходе из Дебальцевского котла — в плену они уже около 700 дней. Мы слышим эти и несколько десятков других фамилий только благодаря тому, что родные военных то и дело заявляют о них.

По официальным данным, в плену террористов пребывают 110 человек — военных и гражданских. В СБУ знают каждого из них поименно, ведь в ведомство обратились родные. Их имена в т.наз. "минском списке". По неофициальным данным, таких людей более трехсот. Списки последних находятся у волонтеров, которым родственники доверили свои истории.

Пикет, пленные, посольство 10
Отец требует освобождения Богдана Пантюшенко Главред

Два с половиной года ни государство, ни волонтеры не спешат открывать списки заложников. По словам Тандита, распространение фамилий военнопленных может навредить их близким, которые находятся "в довольно тяжелом эмоциональном состоянии".

В таком состоянии находятся родственники и Кириченко, и Лясы, и Пантюшенко, и Глондара с Кореньковым. Даже дети некоторых военных, от которых очень долго скрывали правду, уже сами узнают, где на самом деле их отцы и братья. Их фамилии уже слышали и волонтеры, и представители спецслужб, и дипломаты, и президент Украины, и лидеры европейских государств. И оглашение списков вряд ли усугубит их состояние после двух лет ожидания освобождения.

Другое дело, если речь идет о пропавших без вести или тех, кто оказался в руках террористов недавно. Были случаи в 2014-2015 годах, когда родственников первых шантажировали неизвестные, вымогая у них деньги за якобы освобождение. Кроме того, переговорщики то и дело говорили родным, что чем больше шума, тем тяжелее достать из плена. Особенно тех, кто попал в него совсем недавно — таких был шанс освободить по горячим следам.

Но по горячим следам уже давно не получается. Об этом знают как родственники тех, чьи имена находятся в "минском списке", так и тех, кто, не доверяя государству, обращается к волонтерам. Поэтому вряд ли кому-то от разглашения списка станет хуже. Разве что мы с вами узнаем поименно тех, за свободу кого государство Украина так неохотно борется годами.

А вот списки тех, кто в связи с событиями на востоке нарушил законы Украины, точно надо оглашать.

Почему мы не знаем имена и истории 15 людей, которых Украина накануне Нового года в качестве жеста доброй воли и попытки разблокировать обменный процесс отдала на "ту" сторону?

А ведь среди них — девять осужденных преступников, помилованных указом президента Порошенко, и шесть человек, подозреваемых в совершении преступлений, которых украинские суды, вероятнее всего, очистили по просьбе СБУ. Все, что мы знаем об освобожденных: среди них шесть женщин, больные и пожилые люди. Их представители СБУ отвезли на линию разграничения и передали в руки террористов. Те забрали людей без особой благодарности, а военных и гражданских из списка СБУ так и оставили в неволе и до Нового года, и до Рождества. Можно сказать, операция провалилась?..

Что мешало Украине провести прозрачную и аргументированную передачу? Для начала публично заявить в Минске в присутствии представителей РФ, что Украина безвозмездно готова передать боевикам 15 человек из их списка. После открыть список и показать перед телекамерами всему миру осужденных и подозреваемых. Скажем, вот условная Зина. Она пожилая женщина, которая, проживая на подконтрольной Украине территории, докладывала террористам о передвижении украинских военных. Посмотрите в ее глаза — она ни капли не сожалеет о содеянном или сожалеет, но хочет к своим внукам… А это — некий Петя — шахтер-пенсионер. Он от безденежья пошел на сотрудничество с террористами, но на его руках нет крови. Сейчас Петя болен. Украина — гуманное государство, она отпускает и Петю, и Зину, и еще 13 конкретных людей. Вряд ли представители боевиков смогли бы публично отказаться забирать своих людей. Возможно, они выразили равнодушие. Но забрали бы. Поэтому Петю, Зину и еще 13 сторонников боевиков представители СБУ отвезли на линию разграничения и отпустили по домам в присутствии террористов. И почему бы это не сделать перед телекамерами украинских и международных телеканалов и агентств, а не только журналистов, работающих в Донецке и Луганске? Тогда было бы видно, как "омбудсмен ДНР" Дарья Морозова в разговорах с родственниками пленных украинских военных, приехавших на передачу, срывается на крик, впадает в истерики, несет чушь. Чего боятся, что "та" сторона не захочет находиться в поле зрения телекамер, и потому не придет за теми, кого настойчиво требуют вернуть в Минске? Тем самым создадут хорошую картинку для журналистов, которые снимут удаляющиеся в темноту силуэты бывших осужденных и подозреваемых. Весь мир бы увидел, как "дороги" боевикам люди — больные и пожилые — те, которых они просят выдать в обмен на наших военных. Тогда станет понятно, что никакой обмен на своих их не волнует, они по указке Москвы просят амнистию для себя и выборов в ОРДЛО, а ключи от тюрем и подвалов боевиков находятся за красной стеной Кремля.

Такая прозрачная передача 15 человек из списка террористов могла бы не просто разблокировать обменный процесс, но показать всему миру, что Украина готова к открытому диалогу. Но то, что могло стать весомым аргументом, превратилось в строчку в новостных лентах.

Следующий шаг — открытие всего списка людей, которые нарушили законы Украины и в той или иной мере сотрудничали с террористами.

В наших же руках козыри — мы можем удерживать людей, которых украинские суды признали преступниками, и следственные органы обосновано подозревают в совершении правонарушений. Мы же, в отличие от представителей самопровозглашенных "республик", не держим людей ради угроз и шантажа. Боевики, удерживающие украинцев, — военных и гражданских — в глазах всего мира — преступники.

Проще всего — показать списки людей, которых во время последней встречи трехсторонней контактной группы в Минске, потребовали освободить боевики. А это более 600 фамилий, которые уже хорошо знакомы нашей спецслужбе. Хаотически указанные имена лучше было бы разложить в условные корзины.

В первую попадут осужденные за конкретные преступления, совершенные в период военных действий на востоке, и которые могут быть отданы на "ту" сторону.

Во вторую — те, кто, совершив преступление, отбывает свой срок в учреждениях пенитенциарной службы Украины, но не хочет возвращаться на малую родину, мотивируя это, к примеру, тем, что все родные уже давно переехали на подконтрольную Украине территорию, а им самим, в случае возврата, дадут автомат в руки. Что мешает показать перед телекамерами людей, которые наотрез отказываются возвращаться в ряды террористов?

В третьей корзине могут быть имена осужденных за преступления, не имеющие никакого отношения к событиям, связанным с терроризмом или сепаратизмом на Донбассе. Почему бы не показать людей, которые сидят за преступления по десять или более лет и являются родственниками главарей террористов ДНР и ЛНР?

В четвертой будут те, кто отбыл свой срок и был освобожден. Нельзя же ради обмена вновь задержать человека и силой передать его террористам. Это же преступление!

Отдельно стоит сказать о тех людях из списка боевиков, в чьих фамилиях допущены ошибки или указаны лишь клички. Присутствие таковых говорит о том, что боевикам все равно кого просить на обмен, они просто тянут время.

Важная составляющая списка — граждане РФ, причастные к событиям на востоке, содержащиеся в СИЗО и тюрьмах Украины. Можно было бы рассказать о каждом человеке и его проступке. Если уже террористы взялись так нагло и принципиально торговаться за своих, то Украина могла бы показать свои козыри. Можно предположить, что "ерофеевы" и "александровы" (имена ГРУшников общественности стали известны случайно, благодаря волонтерам и журналистам) в украинских местах лишения свободы еще есть. Об этом знают и волонтеры, занимающиеся освобождениями. Они сетуют, что такие люди чаще возвращаются домой по каким-то особым "каналам".

Примерно так случилось с гражданами РФ Владимиром Безобразовым и Владиславом Кондаловым. Первый был арестован в Одессе за вербовку граждан Украины для вступления в террористическую организацию ЛНР. Второго взяли на Луганщине в районе города Счастье, ведь тот воевал на стороне ЛНР под позывным "Самара", имел награду от террористов "За Дебальцево". Оба были осуждены украинским судом, а незадолго до освобождения последнего "киборга" ДАПа Тараса Колодия в середине декабря 2016-го, как говорят террористы, вывезены в нейтральную зону и отпущены. Морозова утверждает, что им даже денег на дорогу дали. На каком основании все произошло — загадка. Известно лишь то, что этих двух граждан РФ террористы то и дело запрашивали на обмен в Минске. Можно предположить, что церковь Московского патриархата договорилась не только об освобождении Колодия, но и этих двух. Но не афишировала события, связанные с гражданами РФ, ведь ее цель — поднять свой рейтинг в глазах прихожан в Украине. Недаром же российские издания в день освобождения "киборга" связали два события в одной публикации. Если же события не связаны, а срок отбывания наказания граждан России истек, то что мешало Украине их показательно депортировать, а не по-тихому отдавать террористам, чтобы те после устраивали показательные пресс-конференции в Донецке.

ПО МАТЕРИАЛАМ: