Операция "Висла": 70 лет спустя

В результате операции "Висла" в 1947-м депортировали 150 тысяч украинцев, 3300 — попали в концлагерь, 655 — убиты.

"Мы — граждане Польши, живем тут с самого рождения, мы не иммигранты, не "парашютисты" — наши предки родом с этой земли. Если хотите убедиться, что это наша земля была всегда, пойдите на местное кладбище Перемышля, почитайте фамилии на надгробиях — большинство украинские. Их нельзя спрятать, если только не сравнять кладбище с землей", — говорит пани Мария Туцька, глава перемышльского отдела Объединения украинцев Польши.

В ее глазах — слезы. Так происходит всякий раз, когда Мария говорит о своей родной земле, о земле ее предков и "операции", которая заставила ее родителей жить в разлуке со своим домом.

"Я родилась после операции "Висла", поэтому неподалеку от Гданьска, — продолжает она. — Когда была еще маленьким ребенком, росла где-то там под Гданьском, мои родители всегда говорили: нужно вернуться к себе, на землю дедов и прадедов".

Родители Марии, как и еще около 150 тысяч этнических украинцев в 1947-м году в результате операции "Висла" были вынуждены покинуть свои этнические земли и переехать на северо-западные земли Речи Посполитой.

Убийство как повод

28 марта 1947 года в засаде украинских повстанцев погиб заместитель министра обороны Польши генерал Кароль Сверчевский.

"Смерть этой личности — одной из ключевых в тогдашней коммунистической элите, была использована в качестве повода для начала операции по выселению украинцев, — говорит директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович. — В листовке, распространенной польскими военными среди украинского населения во время этой операции, говорилось: "С целью окончательной ликвидации пламени бандитизма на юго-восточных территориях Польши, правительство Речи Посполитой постановило переселить украинское население с просторов, охваченных бандитизмом. Украинское население должно понять, что переселение — последствие действий УПА. Это трудное, но необходимое решение, которое обеспечит переселенному населению спокойную жизнь в новых домах, приготовленных правительством Речи Посполитой".

К четырем часам утра 28 апреля 1947 года несколько польский дивизий, общей численностью около 17 тысяч человек, и отделы органов польской службы безопасности окружили территории, на которых компактно проживало украинское население. В то же время НКВД и чехословацкая армия заблокировали восточные и южные границы Польши.

"Давали два часа на сборы, сажали на телеги и вывозили под дулами автоматов, — говорит председатель Мировой федерации лемков София Федина. — Села тех, кто не хотел уезжать, сжигали по ночам".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Польша, операция "Висла" и исторические баррикады

Висла, памятный знак
Памятник жертвам операции «Висла» в Низких Бескидах wikipedia.org

Тогда были полностью уничтожены несколько населенных пунктов.

"На северо-западных землях Польши, куда вывозили украинцев, люди оставались без средств к существованию, — продолжает Федина. — Депортированных пытались расселить так, чтобы в одном селе не было более одной-двух семей, чтобы они не смогли организовать общину. Права возврата назад до конца 1950-х — начала 1960-х ни у кого не было. Того, кто пытался приехать в свои села, отлавливали, самых активных бросали в концлагерь "Явожно". И только в начале 1960-х некоторые из депортированных смогли вернуться в родные земли. Но как это происходило? Они не имели права на свои дома и свою собственность. Если они хотели быть дома, то они должны были купить у польских поселенцев свои же хаты. И если кому-то удалось выкупить свой дом, то леса не были им возвращены".

"В Перемышле никогда не было очень приятно украинцам. Об этом говорили и мои родители, и мои деды. После 1947 года всегда возникали какие-то инциденты. Бывало лучше, бывало хуже, а бывало и совсем плохо", — говорит Мария Туцька. Она рассказывает о своих ощущениях и опасениях. "Иногда смотрю, почему какая-то неизвестная машина так долго стоит, припаркованная у моего дома", — поясняет она.

Национальный фактор

Украинская проблема в Польше имеет долгую и драматическую историю.

"В межвоенные годы украинцы в Польше были вторым по размерам национальным меньшинством. И самой большей национальной проблемой, — продолжает Вятрович. — Польское государство, в отличие от Советского Союза, оставляло возможность для политического представительства украинцев, общественной и национально-культурной работы. Но уровень этих возможностей никогда не удовлетворял украинцев. Именно это толкало молодых украинцев в радикальное националистическое движение. Их действия, в свою очередь, радикализировали движения польского государства по отношению к украинцам. Напряжение было так высоко, что в 1939 году, накануне Второй мировой войны на уровне правительства были запланированы меры на подавление украинских настроений. Но начались военные действия. Во время их развернулся кровавый конфликт между украинцами и поляками на территориях, которые и те, и другие считали своими. В нем третьей стороной была как немецкая оккупационная система, так и советские власти".

Именно СССР в 1944 году инициировал подписание договора с новым коммунистическим режимом Польши о взаимном переселении этнических поляков и украинцев. Процесс официально должен был быть добровольным. Но украинцы Польши не намерены были покидать свои территории. Тогда в 1945 году к процессу депортации польские власти подключили военные части. И переселение приобретает насильственный характер. Есть основания предполагать, что и этот шаг был инициирован Москвой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Маршрут выходного дня, или Перемышль — маленький Львов

"Результатом первой волны депортаций стали многочисленные военные преступления, совершенные армией против мирного украинского населения, — продолжает Вятрович. — В частности, массовые убийства".

Операция "Висла" — совместное желание, как польских коммунистов, так и советских властей. В этом уверен историк. Для первых — это была возможность обрести симпатии польского населения, в котором царили антиукраинские настроения — последствие конфликта в военное время, для вторых — избавление от внушительной группы украинцев, втянутой в освободительное движение. Об этом говорят как украинские, так некоторые польские историки, хотя и документы, однозначно доказывающие факт участия советских властей в операции "Висла", пока не найдены.

"Главная цель — ассимиляция, — объясняет Вятрович. — Местному населению на севере Польши даже запрещалось упоминать слово "украинец".

В результате только операции "Висла" в 1947 году было депортировано около 150 тысяч украинцев, 3300 — отправлены в концлагерь, 655 — убиты.

Таким образом, то, что в Польше было считали "окончательным решением украинского вопроса" на самом деле можно назвать масштабным преступлением коммунистического тоталитарного режима Речи Посполитой.

В правовом поле

Сегодня историки спорят: операция "Висла" — это акт геноцида, преступление против человечности или военное преступление. Этот вопрос долгие годы остается открытым, ведь преступление до сих пор не получило должной правовой оценки.

"Мы категорически против нового передела границ, — говорит председатель Мировой федерации лемков. — Сегодня существует демократическая Польша и демократическая Украина. Но мы требуем, чтобы это преступление было осуждено. И не только это должна сделать Польша — демократическое, христианское государство, которое совершило преступление против своих граждан, но и Украина".

Нет и политического виденья. В совместном заявлении президентов Польши и Украины — Качинского и Ющенко — в 2007 году операция "Висла" была названа всего лишь "событием, которое противоречит основным правам человека".

Сегодня тема этнических чисток по отношению к украинцам на территории Закерзонья — предмет спекуляции. Например, в Польше звучат тезисы, с помощью которых некоторые политики и историки пытаются оправдать операцию. Но подобные высказывания — это ни что иное, как попытка создать прецедент для переосмысления и других преступлений коммунизма. Именно в этом заинтересовано нынешнее руководство РФ.

Как и заинтересовано в разжигании конфликтов между украинцами и поляками.

Российский след

На мой вопрос, почему после Революции Достоинства в Перемышле участились случаи конфликтов между поляками и украинцами, Мария Туцька ответила без тени сомнения: "Это выгодно россиянам".

Трагические страницы в совместной истории украинцев и поляков должны быть не разъединяющим фактором, а наоборот — объединяющим. И мы, и они пострадали от тоталитарного коммунистического режима, и мы, и они сегодня живем в свободных, демократических государствах. И у нас враг общий — тот, кто пытается воскресить методы, решения и действия правителей времен СССР и их последователей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мария Туцька: "Противостояния между поляками и украинцами выгодны России"

Уже сегодня, 28 апреля, в приграничный Перемышль должна приехать группа украинских парламентариев, чтобы почтить память погибших и депортированных украинцев. Могут ли местные радикальные силы, возможно, получающие финансирование от страны-оккупанта, использовать ситуацию? Бесспорно. Как будет выглядеть этот протест, можно себе представить. Ведь уже есть примеры провокаций или спекуляции во время украинских акций в Перемышле.

И первый пример нам уже известен.

Накануне на кладбище в Грушовичах, неподалеку от Перемышля, произошло разрушение гранитного памятникам воинам УПА. В Польше эту акцию назвали "первым легальным демонтажем нелегального памятника". Более того, войт села заявил, что "не боится последствий этой акции с украинской стороны".

И пока украинцы молчат, россияне могут аплодировать стоя. Им в который раз удалось не только посеять зерно сомнений, но и прорастить его.

Чужой Перемышль

И последнее, что хотелось бы сказать из личных наблюдений.

Ни в одном из польских городов я не чувствовала себя так неуютно, как в Перемышле. Только там я стала ловить себя на мысли, что оглядываюсь по сторонам, когда разговариваю по-украински, ловлю чужие взгляды и пытаюсь прочитать в них реакцию на мою речь.

Насколько когда-то этот город был украинским, настолько сегодня он недружелюбный к нам сегодня. Здесь нет ни одной улицы, названной в честь кого-то из известных украинцев (хотя тут, например, бывал Иван Франко, жила и работала Елена Кульчицкая), в городском совете нет депутатов — представителей общины (кроме одного человека), а местного мера Роберта Хому этой зимой даже пытались не пустить на территорию Украины за его открытую антиукраинскую позицию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мария Туцька: В польском Перемышле есть украинский след

Висла
Выселение украинцев происходило под дулами автоматов ukurier.gov.ua

Как жить в таких условиях? Мария Туцька говорит: трудно, но необходимо. Чтобы операция "Висла" и другие преступления польского коммунистического режима наконец-то получили должную правовую и политическую оценку, а на местных кладбищах не разрушали кресты на могилах как простых украинцев, так и воинов УПА. Но это может случиться не только при условии осуждения актов вандализма со стороны официальной Варшавы, но главное — при поддержке со стороны Украины и ее самого высокого руководства.

Честно признаться, разговаривая с Марией в Украинском народном доме Перемышля, я искренне удивлялась, почему ни наш президент, ни министры, ни парламентарии не обращают должного внимания на то, что происходит в городе. Не слышны четкие и конструктивные комментарии после очередных провокаций, они не приезжают лично поддержать украинцев. Мария говорила, что у них был и Ющенко, и Порошенко до 2014 года. "Мы готовы обеспечить наивысший визит", — серьезно ответила она.

Татьяна Катриченко

фото: ukurier.gov.ua

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...