Теория вероятности: освободят ли заложников террористов на Донбассе до Пасхи?

Украина должны признать откровенный шантаж боевиков и России. И не пустыми фразами о ключах в Кремле, а подтвердить конкретными фактами.

Родственникам и близким заложников террористов на Донбассе официальные представители в переговорном процессе от Украины то и дело обещают или намекают, что освобождение или обмен может состоятся к очередному празднику — Рождеству (сначала католическому, а потом православному), Новому году, Крещению… Вот теперь все надежды на Благовещенье и Пасху.

На оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей находится как минимум 121 украинский заложник. Среди них как гражданские, так и военные. Такие уточненные цифры озвучила представитель Украины в рабочей подгруппе по гуманитарным вопросам Трехсторонней контактной группы, первый вице-спикер Верхойной Рады Ирина Геращенко. Список заложников постоянно трансформируется — в него добавляются новые фамилии. Например, тех, кто попал в руки террористов недавно или тех, чьей судьбой, кажется, Украина не интересовалась ранее, как то известного религиоведа Игоря Козловского.

Террористы подают свои списки. В них более шести сотен фамилий. Украинская сторона говорит, что большинство из этих людей отдать на ту сторону нет возможности. Кто-то уже освобожден из мест лишения свободы, кто-то наотрез отказывается возвращаться на оккупированную территорию, кто-то вообще не желает, чтобы его фамилия фигурировала в подобных списках.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Негуманитарный Минск: возможно ли изменение формата?

пленные, Донецк -6
Обмен заложниками Reuters
Разумеется, боевики аргументам Украины не верят. Допускают, что "отказники" были вынуждены согласиться на этот шаг под давлением. Если же мы вспоминаем о тех, кого уже нет ни в СИЗО, ни в колониях, предлагают их поискать получше.

Такой подход выглядит как откровенное затягивание процесса.

Но несколько месяцев назад сторона террористов по каким-то причинам решила изменить тактику и резко заявила, что готова провести обмен всех подтвержденных людей.

И чтобы подтвердить людей из своего списка террористы поставили условие: привлечь к процессу верификации отказывающихся возвращаться в ОРДЛО в рамках обмена заложниками представителей ООН по правам человека. Почему они не подключили к работе сотрудников Международного Комитета Красного Креста? Ответ очевиден — указанная организация с легкостью пошла бы на контакт. ООН — как громоздкий и довольно бюрократический механизм — другое дело. Но случилось чудо, ее представители заявили о готовности принять участие в процессе. Более того, даже был одобрен некий план действий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Обмен по открытым спискам. Почему боевики продолжают шантажировать Украину

Но пока ООН входила в курс дела, боевики потребовали: Украина должна отдать 62 конкретных человека. "Они, по словам Украины, обвиняются в "особо тяжких преступлениях", — говорит "омбудсмен" террористов Дарья Морозова. — Украине было выдвинуто окончательное слово о том, что без этих 62 человек обмена не будет".

Кто эти 62 человека, от которых так или иначе зависит судьба военных и гражданских, которые годами находятся в неволе, не понятно. Возможно, в их числе, как говорили ранее, осужденные лица, не связанные с правонарушениями во время АТО или же те, кто совершил кровавые преступления.

Украина традиционно не озвучивает ни имен, ни событий. Хотя вполне возможно, что именно упомянутые на международных площадках и внутри страны совершенно конкретные и безумные хотелки террористов могли бы стать аргументом в разговоре с мировым сообществом. Мол, боевики откровенно шантажируют Украину, страна не может поддаться, она нуждается в помощи.

Но как после оказалось, не 62 человека стали очередным камнем преткновения или не только они. После того, как Украина привезла в Минск готовое решение об участии ООН в процессе верификации, террористы решили от этого варианта отказаться. Очевидно, требуя от Украины участия столь медлительной структуры, они были уверены, что Киев не сможет договориться. А он договорился. Да еще и ООН могла провести свою работу четко и быстро. Отказ был оформлен на одном из террористических ресурсов в Интернете: "Механизм по освобождению пленных нуждается в доработке". "Неохваченными остаются порядка 300 человек, которые условно уже на свободе, но при этом они не могут пересечь линию разграничения. Пятый пункт, это поэтапный подход", — уточнила "омбудсмен" Морозова. Она сама обещала найти подходящий вариант при участии ее доверенных лиц.

"Было сказано: ищем какой-то третий вариант", — подчеркнула после Ирина Геращенко.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Заложники Минска

К слову, если в случаи с миссиями ООН или Красного Креста не было бы особых проблем с допуском в СИЗО и колонии, то большинство из предложенных других вариантов с той стороны могут оказаться сложными для выполнения, ведь для посещения любого задержанного или осужденного должен быть повод. Например, договор с адвокатом или разрешение в каждом отдельном случаи со стороны пенитенциарной службы и обвиняемого или осужденного для журналистов.

Приходиться признать: политическое решение, необходимое для обмена, не принято.

Россия в лице террористов либо не может определиться, на что бы она обменяла людей, либо предложила слишком высокую цену, заплатить которую Украина не может. Это могут быть традиционные требования в виде амнистии, выборов в ОРДЛО, или что-то более глобальных для РФ — как то снятия санкций, возврат в Россию шпионов, задержанных где-то на Западе.

Что делать Украине?

Во-первых, признать откровенный шантаж боевиков и России. И не просто пустыми фразами о ключах в Кремле, а подтвердить конкретными фактами. Например, полностью или частично огласить имена тех 62-х, кого террористы требуют, а Украина отдать не может. Даже в условиях действия закона о защиты персональных данных это можно сделать — рассказать о совершенных этими людьми преступлениях.

Во-вторых, искать обходные пути. Пусть даже не для большого освобождения, а единичных. Один из таких — через дипломатов или церковь.

То, что варианты найти можно, доказывает возвращение домой "киборга" Тараса Колодия. Одного из тех, кто содержатся в Макеевской колонии и о ком говорили, что этот "обменный фон" противник будет держать до последнего. Именно церковь, в частности Московского патриархата, вела прямые переговоры с Москвой о его освобождении. В результате Тарас был передан церковникам, а взамен его террористы никого не попросили. Конечно, личности людей, инициирующих переговоры, вызывают вопросы. В соцсетях можно было увидеть активное возмущение по поводу подарка "киборга" ДАПа, причастного к освобождению Колодия, Онуфрию в виде флага десантников с автографами. Но не это главное. Главное, что схема работает. И если сейчас не такая, то какая-то другая тоже сработает. Ее просто надо искать.   

И уже прямо сегодня в Минске на встрече представителей нормандской четверки.

Пока же государство Украину вполне можно упрекнуть в бездеятельности — компетентные люди уже почти три года не прилагают максимум усилий для освобождения граждан Украины — заложников террористов. А вместе с тем не действуют в своей борьбе открыто и публично.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...