Жертва или предатель: почему "зависло" дело полковника Безъязыкова

Следствие и суд уже год не может определить, предавал ли Украину полковник, близкий к командующим сектора "Д" Литвину и Генштаба Муженко.

Иван Безъязыков
Ивана Безъязыкова задержали год назад Главред
Дело Ивана Безъязыкова, начальника 8-го армейского корпуса из Житомира, обвиненного в участии в террористической организации и государственной измене, уже три месяца слушается в столичном Шевченковском суде.

О Безъязыкове Украина услышала 6 июля 2016 года. В этот день освобожденного из плена террористов разведчика лично встречал президент Петр Порошенко. Второй раз его фамилия попала в заголовки новостей 13 декабря того же года – за день до этого Безъязыкова арестовали. Руководитель аппарата СБУ Александр Ткачук на пресс-конференции заявил: полковник, находясь в Донецке, активно сотрудничал с боевиками – получал зарплату, имел водителя, свободно перемещался по территории Донецка, а уже после освобождения выезжал на территорию РФ и собирался передавать секретные данные врагу.

За несколько месяцев судебного разбирательства в зале были оглашены лишь письменные доказательства. Речь идет о нескольких статьях из Интернета, в частности с ресурса "русская весна", переписке в социальных сетях и расшифровке разговоров якобы его жены Маргариты с представителями террористической организации "ДНР". Впереди – выступления свидетелей стороны обвинения и защиты. Но уже сегодня прокурор ГПУ Олег Пересада анонсирует: в их списке те, кто был в плену, занимался вопросами освобождения, а также бывшие члены террористической организации "ДНР", воспользовавшиеся программой "Тебя ждут дома".

Связи Безъязыкова

"Ваня говорил, что каждый человек, поступивший в военный вуз, должен понимать, что может погибнуть. Я все спрашивала, шел ли он осознанно? Отвечал: это часть моей работы. Такие фразы меня всегда пугали. Однажды я даже спросила: "Если что-то случится, как я буду жить без тебя?". "Как все вдовы", - вспоминает жена полковника Маргарита.

В 8-м армейском корпусе с 2004 года. Проходил учения в рамках программы НАТО. С 1 января 2014 - начальник разведки. Он давно знаком с нынешним руководителем Генерального штаба (ГШ) Виктором Муженко. Тот командовал корпусом с 2010 года по 2012-й. До расформирования корпуса в марте 2015 года его возглавлял Петр Литвин  - тот самый, который летом 2014 года командовал сектором "Д" в зоне АТО (от Саур-Могилы до границы с РФ).

"Мой муж очень близко, если можно так сказать, стоял с Литвином. Сам Литвин говорил, что Ваня его правая рука", - говорит Маргарита. В последний раз она видела мужа накануне 8 марта, перед его выездом из Житомира: "Литвин отпустил его на несколько часов - поздравить. Перед рассветом Иван ушел. Как после я узнала, улетел в Широкий Лан".

После попадания Безъязыкова в плен Маргарита общалась и с Муженко, и с Литвином. Литвин, с ее слов, говорил: возможно, хорошо, что Безъязыков попал в плен. "Хоть живой останется. Мы под обстрелы попали, еле ноги унесли", - цитирует она. Спустя четыре месяца трубку брать перестал. "Муженко всегда со мной разговаривал, - говорит жена. - Когда не мог, перезванивал ночью. Нашел даже того, на кого Безъязыкова могут поменять. Но в результате того человека не отдали за Ваню, а позднее – за другого".

Сектор "Д"

Летом 2014 командование сектором "Д" берет на себя генерал Петр Литвин, начальником штаба сектора становится Петр Ромыгайло (он был начальником штаба 8-го корпуса). В подчинении Безъязыкова - частично разведка 30-ки и 72-й бригады.

Не на диктофон полковник признается: ситуация была сложная, обстановка менялась быстро, о чем докладывал регулярно и в генштаб, и в Главное управление разведки (ГУР). В последнем он контактировал с человеком, который тоже служил в Житомире. Именно с его телефона было сделано больше всего звонков на телефон Ивана в день попадания в плен – это заметила Маргарита, когда ей отдали личные вещи мужа.

Читайте также: Иван Безъязыков: "Хмурый" хотел провести меня по всем кругам ада и заинтересовать "Новороссией"

Историк, заместитель директора военно-исторического музея и член миссии "Черный тюльпан" Ярослав Тинченко говорит, что 13-го августа 2014 года в результате артиллерийских обстрелов большое количество украинских военнослужащих ушли с позиций. Случилось это после захода на территорию Украины регулярных войск РФ в ночь с 12 на 13 августа. Последний факт официально не подтверждают в ГШ.

"Накануне под Степановкой и Мариновкой погибло несколько офицеров 30-й отдельной механизированной бригады, и их жены все время звонили с требованиями к Нестеренко (полковник, командир 30-й ОМБР – авт.) и Литвину... Кто-то должен был ехать за побратимами. Но просто физически не было, кому идти, - поясняет Тинченко. – Одни - дезертировали, другие - были переброшены в другой сектор. Мне понятно, почему поехали эти трое. По-другому они поступить не могли".

После освобождения Безъязыков говорил, что это была просьба командования, от которой он не смог бы отказаться: "Я понимал, если дошли с этой просьбой до меня, то все, кто должен был этим заниматься, не смогли - не хотели или боялись. Я отказаться не мог: неправильно бросать своих товарищей, даже убитых. Да, сейчас пишут, какое глупое решение, как он мог согласиться? Я и раньше ездил по полям, собирал наших офицеров. Хотя это тоже не моя работа. А парни лежали в поле третий день без воды, еды, боясь подняться, потому что вокруг сепаратисты. Так что мне было делать? Сказать, что не моя работа, не поеду?".

За телами погибших пошли втроем – полковник Безъязыков, майор юстиции Валерий Шмигельский (летом 2016 года погиб в результате ДТП) и капитан глубинной разведки Евгений Мандажи (действующий военный, всякого контакта с прессой избегает).

"Валера был очень зол на командование, говорил, что в тот день их обстреливали свои же. Ждал возвращения Ивана, хотел поговорить", - вспоминает жена Шмигельского Алла.

Она же сохраняет копии свидетельств мужа, которые он написал сразу же по возвращению из плена. В них – о больших потерях 30-ки в ночь с 13 на 14 августа. Это объясняет, почему разведчика, носителя огромного количества важной информации отправляют таким способом в тыл врага.

Шмигельский пишет, что переговорную группу формировал начальник штаба сектора "Д" полковник Ромигайло. Шмигельский согласился. В сопровождении представителей глубинной разведки они доехали до Петровского, последнего населенного пункта контролируемого ВСУ, пересели в джип с белым флагом.

Переговоры не состоялись. Все трое попали в плен к чеченцам. Их допрашивали, били, пытали, выводили на расстрел. А после передали в Донецк, поместили в здание СБУ. Развели по разным камерам.

У "Хмурого"

24 августа всех пленных террористы вывели на так называемый парад военнопленных в центре Донецка.

"Сначала думали, нас ведут на расстрел, - говорит Юрий Букия из 51-й волынской бригады. - Нам так и сказали: "Вам – п…ц, вы, укропы, сегодня все сдохнете". Потом нас привезли в донецкую администрацию. Приблизительно в 8:30 вывели. Построили у ворот. Иван стоял в первом ряду. Но потом его вдруг забрали еще до начала".

После "парада" всех вернули в здание СБУ.

"Там я увидел Безъязыкова. Тот был сильно избит и в рваной одежде, - продолжает Букия. - Нам дали чуть времени и по одной сигарете. Мы с товарищем подошли к нему, закурили. Иван начал нас поддерживать, говорил, чтобы мы не переживали, мол, нас, простых бойцов, выпустят, обменяют, а они – офицеры, будут сидеть чуть дольше, как гарантии. Советовал не показывать умения, сидеть тихо, ждать обмена".

Уже ночью Безъязыкова увели из подвала. И больше пленные его не видели. Юрия Букия освободили в сентябре 2014 года.

Следующие девять месяцев Безъязыкова содержали в помещении так называемого "разведывательного управления" террористической организации "ДНР". Половину времени – в непосредственной близости к Сергею Дубинскому с позывным "Хмурый". Этого человека международные эксперты подозревают в том, что он привез на территорию Украины "Бук", из которого 17 июля 2014 года был сбит пассажирский самолет "Малазийских авиалиний" MH17, в результате чего погибло 298 человек.

Читайте также: Полковник Иван Безъязыков: "Не получил ли майор Косинский задание заявлять о моем "предательстве"?"

Все подробности "знакомства" полковник рассказал и СБУ, и международной группе, которая расследуют крушение самолета.

По версии СБУ, именно во время пребывания у "Хмурого" Безъязыков пошел на сотрудничество с террористами.

Следствие опирается на показания говорит бывшего пленного майора Руслана Косинского. Вероятно, тот единственный из военнослужащих ВСУ видел Безъязыкова после "парада пленных". Он утверждает, что в присутствии Безъязыкова террористы проводили его допрос и пытались переманить на свою сторону. Иван был одет в военную форму российского образца и имел пистолет Стечкина, стоял молча.

Безъязыков не отрицает, что на него надевали российскую форму, и что он присутствовал при "допросе" этого военнослужащего ВСУ. Волонтеры, которые занимались обменом, допускают, что пленного террористы могли нарядить, и как новогоднюю елку – никаких препятствий не было.

Жена Руслана Косинского Светлана еще в октябре 2014 года, когда ее муж также был в плену, сказала, что ходят слухи о предательстве Ивана. "Вот твой сдался, а мой Русланчик нет", - говорила она,  - вспоминает Маргарита. – Сказала, что информация от волонтеров, имена которых назвать не может. И еще повторяла, что нас тут будут судить, поэтому мне лучше уехать к нему в Донецк. Света все боялась, что я записываю наш разговор на диктофон. Я так удивилась ее словам, но, конечно, не поверила".

Если допустить, что Безъязыков мог перейти на сторону врага, то остается загадкой, почему он участвовал в допросе только Руслана Косинского? По свидетельствам пленных того времени, допросы террористы проводили регулярно. В частности, и те люди, которых следствие называет кураторами Безъязыкова. Их описывает и Шмигельский: "Каждого из пленных неоднократно вызывали на допросы к представителям, так называемой, ДНР. Допросы проводило лицо с позывным "Заяц", которого зовут Виктор Васильевич, ростом он 185 см., с черными волосами на голове, близорукий, при личном общении пользуется очками и имеет навыки работника правоохранительного органа, уроженец города Ярмолинцы Хмельницкой области, и лицо с позывным "63", психически неуравновешенный, агрессивный, сторонник господства славянства на планете, называл себя "русским", он в возрасте 50 лет, ростом 175 см".

Иван не отрицал, что ему предлагали перейти на ту сторону, обещали разные блага: "Если бы я это сделал, разве бы меня не показали по российскому телевидению, как предателя, разве я бы мог вернуться спокойно домой и жить с семьей полгода?"

"Человек, который находится в плену, себе не принадлежит, - говорит он. - Ты можешь там или выполнять их требования, или героически умереть. Но я считаю, что это не всегда правильный выход - героически умереть. Гораздо труднее остаться живым и попробовать сделать что-то полезное для себя, для своей страны, для своей семьи. Хочу сказать при всех, ни одно мое действие, когда я был в плену, не принесло никакого вреда ни одному военнослужащему ВСУ, ни одном гражданину Украины, ни одному военнопленному".

"В плену было убито много наших ребят, - констатирует Ярослав Тинченко. - Их родственники в это не верят, но так и есть. В частности, после Иловайска".

Склоняли ли Безъязыкова перейти на ту сторону? Однозначно. Так делали со всеми, кто попадал в плен.

Понимал ли разведчик, что все каналы связи контролируются? Ведь у него, как и у многих пленных, была возможность звонить домой и писать в соцсетях. Очевидно. "Все серверы были под контролем боевиков", - говорил он в интервью летом 2017 года из СИЗО, когда еще в зале суда не была обнародована переписка в соцсетях.

Общался ли Безъязыков с террористами? Думаем, да. Не секрет, что все пленные, которые содержались в здании донецкого СБУ, привлекались к работам - кто-то убирал на автозаправке, кто-то на складе, а кто-то ремонтировал и настраивал технику.

"СБУ открыли телефонные разговоры с так называемыми кураторами Безъязыкова, слушая которые, я обратил внимание, что ему давали задания, но по факту он их не исполнял", - говорит Ярослав Тинченко. - Его, например, просят выяснить возможность наступления ВСУ в районе Волновахи на Мариуполь. Он все время говорит: "Да-да я займусь", но фактически ничего не делает. Это говорит о том, что его мера сотрудничества была не на уровне сурового наказания. Кроме того, у Безъязыкова были большие коммуникационные возможности – он знал и начальника ГШ, и других. Если бы он действительно пошел на сотрудничество, то могли бы завербовать половину нашего генералитета. У Безъязыкова было две задачи: он должен был выжить и не предать. Думаю, что обе он адекватно решил".

Мог ли Безъязыков, находясь в плену, вести разведывательную деятельность для Украины? Сам он в интервью говорит, что такой возможности не было - "не удалось настроить стойкую, защищенную систему связи". Но при этом, со слов жены, Безъязыков все-таки просил передать некую информацию в ГУР, и она это делала. Еще один наш собеседник говорил: "Он выполнял свои функции. И когда до сепаров, в частности, до "63-го" дошло, что Безъязыков его развел, что тот никогда на них работать не будет, у самого "63-го" возникли проблемы".

"По принципу Безъязыкова можно арестовать восемь из десяти украинских военнопленных, ведь каждый из них где-то о чем-то разговаривал с боевиками. Единственное, полковник мог быть немного крепче, по мнению простых граждан – он должен был умереть, а не сдаваться в плен или что-то в этом роде", - говорит переговорщик Олег Котенко. Именно с его помощью Безъязыков был освобожден из плена.

"Нормы международного гуманитарного права защищают военнопленных, - говорит юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Алина Павлюк. – Речь идет о том, что удерживающая сторона не может их повергать пыткам, должна кормить, оказывать медицинскую помощь. Но то, как собственное государство относится к своим комбатантам, которые находятся или находились в плену, зависит только от нормативных документов конкретной страны. В Украине этот вопрос не урегулирован. Поэтому и возникают ситуации, как с Безъязыковым".

Была ли возможность обменять Безъязыкова в 2014 году? У нас нет точной информации, числился ли он в списках на обмен. Единственное, что известно, в период его плена у "Хмурого" его видел переговорщик Владимир Рубан. Об этом говорит жена Маргарита, которая общалась с Рубаном, и сам Иван. Рубан тоже не отрицает, но он говорить о деталях не хочет, объясняя это тем, что его миссия заключалась исключительно в освобождении.

Освобождение и встреча у президента Порошенко

"Хмурый" покинул Донецк в начале января 2015 года. Безъязыкова удерживали в "разведуправлении" до конца мая. После жена потеряла с мужем связь. Ходили слухи, что Безъязыков не хочет возвращаться домой. Поэтому Маргарита стала звонить "на ту сторону". В частности, некому боевику Басурину (с января 2015 года тот выполняет роль неофициального пресс-секретаря военного командования "ДНР"). Этот разговор сейчас в материалах дела.

"Говорили, что у моего мужа в Донецке есть другая женщина. После этих сплетен я сама позвонила Басурину. Спросила, почему они не дают мужу мне звонить. Тот стал морочить голову, мол, откуда вы такое взяли. Когда услышал о другой женщине - смеялся. После этого он мне перезвонил: "Я не знаю, как на счет другой женщины, но с вами он разговаривать не хочет". Я спросила, как это? Тот ответил: "Может быть, он вас разлюбил?" Значит, до 22 мая, когда в последний раз мне звонил, любил, а потом резко разлюбил. "Ну, я не знаю, что у вас в семье случилось", - сказал он. Я ответила: "У нас ничего не случилось, кроме того, что муж попал в плен". И чего это он вдруг не хочет общаться и со своей старой матерью, и со своими тремя детьми? На что Басурин сказал: "Есть такое бабское дело – ждать, вот и ждите", - эту историю Маргарита рассказывала, когда муж был еще в плену. Своих звонков "туда" она не скрывала.

Пыталась Маргарита узнать что-то о муже и в Киеве. На одной из встреч с родственниками пленных ныне покойный замглавы Администрации Президента Андрей Таранов старательно молчал в ответ на ее вопросы, а потом вывел ее из зала, пообещав отдельный разговор. Этот эпизод помнят родственники других военнопленных, присутствующее на встрече в АП. Маргарита говорит, что Таранов попросил молчать, а после сказал журналистам, что женщина плохо себя чувствует.

О том, что Безъязыкова удерживают в телецентре в Донецке, удалось узнать в декабре 2015 года Олегу Котенко. Примерно весной 2016 террористы решили его обменять. Связались с женой, назвали фамилии двух женщин. Маргарита передала все Котенко, он вел дальнейшие переговоры. Обменивали в начале июля 2016 года. Маргарита говорит, что лично видела двух женщин, за которых отдали ее Ивана. Правда, в СБУ процесс передачи назвали не обменом, а спецоперацией.

Далее была ночь допросов в Краматорске. О ней Иван ничего не говорит. Маргарита лишь замечает, что встретился ее муж с тем самым работником ГУР, с которым держал связь накануне попадания в плен, и кому она передавала весточки от Ивана. После – поездка в Киев и встреча с Президентом Петром Порошенко.

Но до того состоялась очная ставка с майором Косинским. "Она была неожиданная не только для меня, но и для сотрудников СБУ, которые меня освободили и сопровождали в столицу, - вспоминает Безъязыков. - Неприятным сюрпризом стала и для Косинского, который уже и не ожидал моего возвращения. Он достаточно сильно нервничал. Хотя чего нервничать, если у тебя честная совесть. Только в дальнейшем я понял, что Косинский является единственным свидетелем, который обвинял меня в предательстве и распространял слухи. Ставка касалась именно того эпизода, о котором вспоминал Косинский. Сотрудники СБУ, которые присутствовали при этом, зафиксировали наши объяснения, и мы разошлись".

Косинского освободили из плена в феврале 2015 года. То есть сразу по возвращении он мог рассказать об инциденте следственным органам. Сложно представить, чтобы СБУ не реагировала бы на случай возможного предательства полковника, начальника разведки. Тем не менее, глава следственного управления СБУ (март 2014-июнь 2015) Василий Вовк утверждает, что в марте 2015 года "уголовного производства в отношении Безъязыкова не регистрировалось".

А после был разговор с главой СБУ Василием Грицаком. Они ехали в одной машине на встречу с Президентом. Разговаривали и после общения с Порошенко. "Я хотела выйти во время разговора, но Грицак сказал остаться, - говорит жена полковника. – Он в жесткой форме попросил вести себя тихо".

"Я был удивлен, когда после моего освобождения из плена ни одна служба в Украине не была заинтересована в получении и использовании информации, которой я владел", - говорит Безъязыков. - И только когда мной заинтересовалась международная следственная группа по расследованию сбитого Боинга, среагировала наша спецслужба. Вот таким образом: все сказанное мною на допросе переписали в материалы дела. Думаю, следователи СБУ и прокуроры ГПУ решили заработать звездочки на деле "полковника-предателя".

Ивана Безъязыкова задержали год назад - 12 декабря 2016 года - по обвинению в сотрудничестве с террористами. Через несколько недель к этой статье добавилась 111-я – госизмена. Расследование окончено в мае 2017, материалы дела переданы в суд.

На его защиту не выступили не сослуживцы, не командование. "Те, кто с ним служил, могли бы свидетельствовать в его пользу. Но так как они люди боязливые, то, очевидно, этого делать не будут", - считает Тинченко.

По словам адвоката Безъязыкова Виталия Тытыча, основой послужил рапорт контрразведчика. В котором он утверждает, что после освобождения из плена Безъязыков пытался выведать секретную информацию на житомирском военном предприятии и передать ее врагу. Вот только не понятно, почему наши спецслужбы не попытались вести слежку, а после арестовать не только Безъязыкова, а и всех его возможных сообщников? Все доказательства, которые сторона обвинения озвучивает в суде, Тытыч называет мусором.

Надо сказать, что при подготовке этого материала мы обратились ко многим участникам или свидетелям событий. Но они или отказывались говорить, или просили не называть их имена. Кто-то утверждал, что Ивана специально отправили в плен и не хотели освобождать, кто-то отвечал, что слышал о предательстве, но не помнит от кого, а кто-то вообще намекал, что Безъязыкову удалось раскрыть цепочку агентуры на самых верхах в Киеве. Также интересен и тот факт, что все три с половиной года о начальнике разведки 8 корпуса не вспоминают те, с кем Безъязыков служил в Житомире и чьи имена у всех на слуху.

Очередное заедание по делу Безязыкова в Шевченковском суде столицы состоится 14 декабря.

Татьяна Катриченко

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Теги:  
ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...