Анюта Славская

Певица, ведущая, координатор социального проекта "Дети необъявленной войны"
27 ноября 11:00

   

Читать ответы
  • В каких новых для вас музыкальных стилях вам хотелось бы себя попробовать?)
    Я бы хотела себя попробовать в своем старом стиле — я преподаватель народного вокала. Хочу сделать яркую песню с этническими напевами, фолком — чтобы душа развернулась.
  • Чи багато вже діток взяли участь у проекті? У Вас є фаворит?
    Да, мне нравится мальчишка (этого видео еще нет на странице, оно пришло сегодня ночью), который мечтает стать олимпийским чемпионом и желает украинцам иметь поменьше вредных привычек, меньше курить и заниматься спортом. Сколько детей? Не подсчитывала, но видео приходят и приходят. Самое важное, что дети уже сейчас в некоторой степени нам диктуют условия конкурса, мы учитываем их пожелания и хотим угодить.
  • Анюта, добрый день! Планируете ли Вы курировать деток после проекта?
    Некоторых участников проектов я знаю не первый год. Я приезжала к ним лично, адресно помогала. Именно я настояла, чтобы они приняли участие в нашем проекте. У них даже не было носителя, чтобы записать видео. Ни телефона, ничего — только один "убитый" компьютер. Я выделила время, взяла фотоаппарат, который пишет видео, поехала в Гостомель и записала всю "банду", чтобы как можно больше деток приняли участие в проекте.
  • Анно, що спонукало вас створити такий проект як «Діти неоголошеної війни»? З чого все починалося?
    Была сначала просто идея, которая в процессе работы трансформировалась и воплотилась в проект "Три минуты на детство", в котором мы задействовали известных украинцев, чтобы как можно больше привлечь внимания общественности. Есть команда, которая на волонтерских началах работает над проектом, начиная от лого до монтажа видео. Иногда не ты выбираешь деятельность для себя, а она тебя выбирает. Так и произошло со мной. Кто-то из творческих людей становится дизайнером, кто-то — психологом, кто-то идет в политику, а я для себя выбрала социальную сферу.
  • По вашему субъективному мнению, достаточно ли внимания уделяет государство проблемам переселенцев и детей, которые не понаслышке знают теперь, что такое война?
    Нет, однозначно нет. Со мной согласятся многие социальные работники в нашей стране. Мы делали проект с соцработниками —это были небольшие интервью. И каждый из сотрудников говорил о том, что государство мало внимания уделяет этой проблеме и решению проблем детей.
  • Занимаясь таким проектом, Вы, наверняка, много общаетесь с детьми из зоны АТО или прифронтовых городов. Расскажите, пожалуйста, об этих детях: чем, по вашим наблюдениям, отличается такой ребенок от других, живущих исключительно мирной жизнью, какие у них страхи, желания, потребности?
    Этот проект позволил мне узнать о проблемах этих детей непосредственно от них, увидеть ситуацию изнутри. Эти дети — другие, это факт. На их поведении сказалась психологическая травма, переживания. Они более неуверенные в себе. Буквально два назад я ездила в дом семейного типа, где проживает семеро детей-сирот, четверо из них приехали из Донецкой области, из Зугреса. Детки от 12 лет, достаточно взрослые. Они очень стараются, но в глазах есть неуверенность, страх. Они так волновались из-за участия в нашем проекте: достаточно ли они хороши, талантливы в своих увлечениях, чтобы стать участником нашего проекта. Они очень воспитаны, это меня впечатлило. Желания... Они просо хотят к себе внимания. Когда ты меняешь свой дом, друзей, город, появляется дискомфорт, с которым у детей не всегда получается справиться. Цель нашего проекта — в первую очередь, чтобы дети поверили в свои силы.
  • Как давно существует проект «Дети необъявленной войны»? Есть ли уже какой-то фитбек - чем и насколько данная инициатива помогает таким детям?
    Проект существует всего лишь полгода. У нас нет каких-либо спонсоров, мы не поддерживаемся грантами, нет постоянных благодетелей, которые бы вкладывали свои деньги. Все — на энтузиазме неравнодушных к этой теме людей. Эта инициатива уже на сегодняшний день импонирует детям. Для многих из них она заронит зерно для будущего. Например, есть девочка, которая мечтает стать дизайнером — мы ей подарим такую возможность в этом проекте. Она непосредственно у модельера сможет узнать, с чего лучше начинать молодому специалисту, узнает о его ошибках, поймет, как лучше двигаться к своей цели.
  • Анна, вы ведь родом из Донецка, если не ошибаюсь. Остались ли у вас там родственники? Что чувствуете, глядя на то, что происходит в родных для вас с детства краях?
    Да, я — дончанка, но переехала в Киеве более десяти лет назад. Родные, друзья остались, причем не только в Донецке, но и в Луганске. Постоянно с ними общаюсь по телефону, поддерживаю связь, пытаюсь по возможности помогать. Наверное, с этого и начался мой путь в социальную сферу, когда три года назад я перевозила своих близких в Киев, чтобы помочь им убежать от страшных событий, которые там разворачивались. Горько от того, что происходит в моих родных краях, что я не могу туда поехать. Я очень надеюсь, что когда-нибудь это остановится, и наконец-то мир восторжествует.
  • Аня, с какого момента нынешняя война на Донбассе перестала быть для вас чем-то отдаленным, а стала личной проблемой, когда вы не смогли оставаться в стороне и решили заняться социальными проектами, направленными помочь людям с Донбасса? Спасибо за ответ.
    Весь этот путь начался с моих родных и близких. Тут у меня не было другого варианта и выхода. Конечно же, помогала и принимала участие в волонтерских движениях, когда собирали гуманитарку, продукты... Донецк — это часть меня и часть моей жизни. Он никогда не был "чем-то отдаленным".
  • Бывали ли вы в прифронтовых городах или непосредственно на передовой? Если да, ваши впечатления об увиденном? Чем реальная картина отличается от той картинки, которую подают СМИ?
    Я не была уже пять лет в Донецке. Но мне достаточно информации, которую мне рассказывают мои близкие. Ведь они регулярно проезжают мимо блокпостов туда и обратно. Последняя информация о происходящем поступила ко мне два дня назад. То, что там происходит, ужасно. Ужасно то, как относятся к людям на блокпостах. Например, за какое-то сказанное слово недовольства, тебя могут заставить стоять несколько часов в "отстойнике". Невозможно добраться куда-то на транспорте, потому работают частники, зарабатывающие на этом деньги. Деньги решают все — доберешься куда угодно, лишь бы платил.