Игорь Романенко

Генерал-лейтенант запаса, кандидат военных наук, доктор технических наук, профессор, экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ
26 декабря 14:00

   

Читать ответы
  • По вашим оценкам, какие проблеми создаст для Украины, ее безопасности, Керченский мост, когда он таки будет достроен? Спасибо.
    Мост представляет собой стратегически важную артерию, которая может обеспечивать необходимым соответствующую крымскую группировку противника, а также способствовать экономическому росту Крыма. Хотя, с военной точки зрения, Керченский мост является весьма уязвимым для авиации, ракет, наземного и морского базирования.
  • При поддержке спецслужб США, Германии и Франции выпущенный в 2005 фильм "Оружейный барон", в котором сообщается о крупных неофициальных продажах вооружения со складов Украины. Как Вы считаете, могут ли подрывы складов вооружения быть как-либо связаны, чтобы скрыть недостачу оружия?
    В принципе, это достаточно известный прием преступников. То, что это происходит в Украине, говорит о том, что в этом, возможно, участвовали россияне или их агенты влияния, чтобы дискредитировать в глазах мирового сообщества Украину.
  • Здравствуйте! Если анализировать все происходившее на Донбассе, в "театре боевых действий" в 2017 году, то, скажите, пожалуйста, что, по-вашему, было успехами, а что - провалами украинской стороны? Спасибо! С наступающими праздниками!
    В 2017 году провалов как таковых не было. К успехам можно отнести захват отдельных позиций Вооруженными Силами Украины в «серой зоне». Взаимно, с праздниками!
  • Нужен ли Украине закон о коллаборантах, о котором заговорил Аваков? Причем аж настолько жесткий, как говорил кто-то из юристов - мол, "от ответственности не уйдет никто, даже дворники"?
    О необходимости принятия законов о коллаборантах и предателях я говорил с 2014 года. Считаю, что эта тема будет актуальна до тех пор, пока последний из них не понесет ответственность. Но это не значит, что надо всех «грести под одну гребенку», в том числе дворников.
  • Поддерживаете ли вы идею разрыва дипломатических отношений с Россией? Имеет ли это смысл сейчас, или решение запоздало?
    Это серьезный глубокий вопрос, который, по большому счету, должен был решаться одновременно с введением военного положения. Сейчас же, на мой взгляд, необходимо действовать последовательно: вести контроль за счет снятия отпечатков пальцев (как это будет делаться с конца этого года), реализовать закон об ограничении перемещения из Украины в Россию и наоборот, затем, по оценке ситуации после сделанного, принять решение о разрыве дипотношений с Россией.
  • Нужен ли Украине референдум о вступлении в НАТО, с вашей точки зрения? Что он даст в зависимости от его результата?
    В целом, референдум о вступлении Украины в НАТО был бы целесообразен. Вопрос в том, когда именно его проводить. На мой взгляд, это необходимо делать ближе ко времени вступления в НАТО, а пока что это еще только перспектива.
  • Почему решение американцев о предоставлении Украине летального оружия пока что выносит за скобки предоставление Javelin? Опасаются эксцессов вроде тех, что допустили боевики, получив в руки российские "Буки" - "техника в руках индейцев..."?
    Начну с конца... Боевики не получали сложную технику в виде «Буков» — их применяли экипажи российских вооруженных сил. Да и сейчас наиболее сложное вооружение находится в руках действующих военнослужащих Российской Федерации или их контрактников-наемников. Сложные виды даже оборонительного американского оружия (в том числе Javelin) воспринимаются россиянами как шаг к эскалации боевых действий. Однако сами они занимаются этим с 2014 года. И не было никакого оружия для "трактористов" и "шахтеров", «найденного в шахтах» или на «захваченных складах». Это вооружение, тем более, сложное современное, поставлялось и поставляется на Донбасс из России. Кроме того, Вооруженные силы РФ используют захваченную территорию Украины как испытательный полигон для своего нового вооружения.
  • Игорь Александрович, в чем, на ваш взгляд, состоят основные риски идеи о том, что Донбасс лучше "отпустить в свободное плавание"? Если бы Украина поступила так, то смогла бы она после этого вернуть Крым и не потерять еще какие-то свои территории?
    Основная опасность заключается в том, что россияне восприняли бы это как очередную слабость Украины и развернули бы дальнейшую экспансию до Днепра (построение "русского мира", "Новороссии"). То есть такой подход не только не дал бы возможности вернуть Крым, но и потворствовал бы врагу.
  • Чому, по-вашому, російські військовослужбовці вирішили вийти зі складу Спільного центру контролю і координації припинення вогню і стабілізації на лінії зіткнення сторін на Донбасі? Про які плани чи наміри Москви може свідчити цей крок? Чи погоджуєтеся ви з оцінкою Леоніда Кравчука, який, коментуючи це питання, сказав, що так Путін "починає діяти так, щоб створити більш широке поле для можливої глибшої і масштабнішої атаки на Україну"?
    Благодаря таким действиям российских офицеров, если учитывать сказанное Путиным на его недавней, эти полномочия в СЦКК должны быть переданы «военнослужащим» квазиреспублик «ДНР» и «ЛНР». То есть первая цель России при этом — легитимация боевиков, а через них и самих квазиреспублик. С уходом российских офицеров ситуация на оккупированной территории должна ухудшиться, а это значит, что, в том числе, снизится уровень охраны представителей ОБСЕ, что должно в дальнейшем послужить подтверждением мысли Путина о том, что миротворцы ООН, в первую очередь, должны быть использованы для охраны представителей ОБСЕ, а затем, возможно, можно будет и ограничиться такой их функцией. Что касается возможности обострения ситуации на Донбассе, то моя оценка совпадает с оценкой экс-президента Кравчука. 
  • Пане Ігоре, цікавить ваша оцінка дій та рішень Генштабу ВСУ у 2017 році. Наскільки адекватно Генштаб реагував на загрози і виклики, що виникали?
    Судячи з того, що за цей рік ЗСУ змогли частково відвоювати свої території у "сірій зоні" і покращити тактичну обстановку в зоні проведення АТО, дії Генштабу були правильними. Але поки що принципово не вирішено питання відновлення суверенітету нашої держави, хоча це — оцінка діяльності в цілому воєнно-політичного керівництва держави.