Торговая блокада "народных республик": риски и выгоды для Украины

Экономисты рассказали, по ком больше всего бьет блокада ЛНР и ДНР.

Блокада, Донбасс
facebook.com/shtab.blokady
Торговая блокада оккупированных районов Донецкой и Луганской областей продолжается. Даже не смотря на введение чрезвычайного положения в энергетике и постоянно звучащие заявления представителей власти о том, как сильно это вредит Украине и расшатывает ситуацию внутри страны.

Во время войны не может быть никакой торговли между воюющими сторонами, соответственно между Украиной и самопровозглашенными ЛНР и ДНР, убеждены экономисты, с которыми общался "Главред". Эксперты сошлись во мнении, что данная акция идет на пользу Киеву и в большей степени бьет по "народным республикам", основным источником доходов которых была продажа добытого в них угля Украине. Теперь же, как объясняют экономисты, боевики лишены этих средств, которые в том числе шли на поддержание их группировок и "армии".

Единственные, кто страдает от блокады, по мнению экономистов, это те люди, которые зарабатывали на существовавшей схеме поставок угля из ДНР и ЛНР в Украину. Причем с обеих сторон.

В чем польза для Украины от торговой блокады оккупированных территорий? А в чем, наоборот, мы теряем от этой акции и чем рискуем? По ком больше всего бьет блокада ОРДЛО? Об этом и многом другом — в комментариях экспертов-экономистов "Главреду".

Владимир Лановой
Владимир Лановой Главред
Президент Центра рыночных реформ, экс-министр экономики Украины, доктор экономических наук Владимир Лановой:

Во время войны никакой торговли между воюющими сторонами быть не может. Если продавать товары своему противнику, то, во-первых, это будет поддержкой его материальными ресурсами, необходимыми и для его населения, и для его армии. Во-вторых, проблематично требовать от врага платежей за предоставленные товары. Если, к примеру, противник перестанет платить по счетам, то как вы будете требовать с него деньги? В таких условиях можно только атаковать его, больше ничего.

Торговля между противниками во время войны — это просто абсурд. Такая торговля не имеет ни смысла, ни формы.

Кроме того, все разговоры о том, что Украине необходим уголь с Донбасса — это демагогия и ширма. Ведь тепловые электростанции могут работать и на угле, и на мазуте, и на газе, и на других материалах.

К тому же, во время войны может быть не торговля, а только контрабанда. Безусловно, движение определенных товаров и услуг идет партизанскими или другими методами, но это — контрабанда. Известно, что во время Второй мировой войны на рынках Киева можно было обменять бриллианты на буханку хлеба, но это же не торговля.

Одним словом, если идет широкая торговля с противником, то, таким образом, происходит укрепление квазиреспублик нами же самими. Если остановить товарный поток, ограничить доступ всех товаров на оккупированные территории, в том числе тех товаров, которые идут на нужды группировок боевиков, то эта "ЛуганДонская республика" быстро "сдуется" и усохнет. Ведь она не сможет существовать как самостоятельное квазигосударственное образование, самостоятельная экономическая система, самодостаточное хозяйство.

К тому же, как боевики могут стрелять по нам, если Украина является покупателем их угля? Это просто абсурд — стрелять по своему покупателю и разрушать рынки, без которых ты не можешь существовать. Кому в мире нужен этот уголь с Донбасса? Никому. Даже России.

Поэтому торговля между воюющими сторонами — полнейшая ерунда, которая ведет только к увеличению потерь и продолжению конфликта.

Расширение масштабов этой акции до блокады торговли с Россией вполне вписывается ту логику, о которой речь шла выше. Нельзя торговать с противником! Что такое торговля? Это, в том числе, согласование цены между сторонами. А как это можно согласовать со стороной, с который нет никаких контактов? Поэтому любое ограничение торговли, финансовых расчетов и платежей, инвестиций и т.д., обслуживание долгов РФ — все это необходимо остановить, пока она не прекратит агрессию против Украины и не освободят оккупированные территории, включая Крым. Нужно занять такую позицию и заявить о ней — хуже от этого уже не будет. Если одно государство отказывается возвращать другому долг, тогда могут начаться войны. Но между Украиной и Россией и так идет война. Поэтому необходимо прекратить отношения, остановить финансовые и торговые отношения. Иначе Россия так ничего и не поймет и будет считать украинцев лохами.   

Андрей Новак
Андрей Новак Главред
Председатель Комитета экономистов Украины, кандидат экономических наук Андрей Новак:

От торговой блокады и прекращения поставок угля в Украину из ЛНР и ДНР в большей степени страдают сами "народные республики", потому что продажа угля — это для них основной источник доходов, источник финансирования. Тем более, в условиях, когда российская власть в конце прошлого года сократила бюджет финансирования ЛНР и ДНР в несколько раз. После этого продажа угля Украине для боевиков стала просто необходима как основной источник доходов. Если этот источник исчезнет (то ли вследствие блокады, то ли вследствие политического решения украинской власти), это серьезно подорвет экономическую и социальную ситуацию на оккупированных Россией территориях Донбасса.

Для Украины риск в данной ситуации только один — нехватка угля марки А для наших ТЭС во время отопительного сезона. Но, скорее всего, эта проблема не является настолько острой для Украины. К тому же, уже происходит наращивание производства энергии за счет атомных и гидроэлектростанций.

Единственные, кто страдает от блокады, — это те, кто зарабатывал на существовавшей схеме поставок угля из ДНР и ЛНР в Украину. Понятно, что на этом зарабатывали руководители с обеих сторон — и высшее руководство украинской власти, и главари ДНР и ЛНР, а также руководители боевиков из России. Именно эти группы людей больше всего страдают от блокады. Потому-то мы и слышим, что все представители украинской власти в унисон "поют", что эта блокада подрывает энергетическую безопасность Украины. На самом деле, это не так.

Если блокировать поставки угля из ЛДНР, тогда логично прекращать и закупки любых энергоресурсов у России, у страны-агрессора. Другой вопрос — эту проблему по энергобезопасности уже можно было решить за три года войны, которую начала Россия против Украины. Особенно учитывая тот момент, что именно ради энергетической безопасности в Украине подняли внутренние цены и тарифы на все виды энергоресурсов, причем сразу в несколько раз. А так, получается, что мы тарифы повысили в несколько раз, но дальше продолжаем покупать энергоресурсы и в России, и в ЛДНР. Тогда вопрос — зачем тогда повышали тарифы?

Олег Соскин
Олег Соскин Главред
Директор Института трансформации общества Олег Соскин:

Нынешняя блокада показала России и мировому сообществу реальную ситуацию в Украине и на Донбассе. До этого она была в каком-то тумане: стороны торгуют, работают угольные шахты, заводы и другие предприятия на оккупированной территории, но при этом остаются экономические и хозяйственные связи, выплачиваются пенсии и зарплаты. Ситуация была очень размытая, и в таких условиях "кормилось" очень большое количество лиц вокруг Порошенко и Гройсмана.

По сути, это была "черная" контрабанда. Шли огромные потоки, миллиарды долларов, которые никем не контролировались и в бюджет не поступали.

Кроме того, в такой ситуации не было понимания, где враг. Каждый день гибнут наши воины, есть раненые, убитые, рыдания, слезы, похоронки, но, тем не менее, при этом идет торговля.

А вот когда началась блокада, ситуация изменилась. И не имеет значения, кто был ее инициатором. Вполне возможно, что Порошенко действовал в своих интересах, чтобы подчинить себе Ахметова и его группу, чтобы перехватить его бизнес. Кто-то также действовал за Семенченко и Парасюком. Были также какие-то местные интересы, когда донецкий и луганский губернатор видели, что деньги плывут мимо них. Вот и начался этот процесс.

В результате был снят "туман" с происходящего. Тем более, когда после начала блокады последовал указ Путина о признании паспортов ЛДНР, сразу стало понятно, что это — оккупация, и что на этой территории находится тот, кто эту территорию и контролирует — Кремль в лице Путина. Таким образом, Путин открылся, признав суррогатные бумаги в виде паспортов. Таким образом, он сказал: "Это — мой анклав, и я его контролирую".

Какие Минские соглашения в данной ситуации, если есть Россия — оккупант Крыма и части Донбасса? В таких условиях Минские соглашения работать уже не могут, потому что нужно говорить непосредственно с оккупантом. Это значит, что необходимо переходить к "будапештскому формату". Против оккупанта необходимо вводить санкции, вводить визовые отношения — с Россией и, соответственно, с Беларусью, потому что это одно пространство.

Кроме того, блокада показала другой момент. Сейчас от блокады страдают не украинские, не государственные предприятия, а предприятия Ахметова и иже с ним. И это — частный бизнес. А при чем тут Украина к частному бизнесу Ахметова, который имеет от этого деньги? Ведь он и заварил эту кашу: тот же Захарченко — это его сошка. И в остатках этого "ополчения" воюют люди, которые были или бандитами, или милицией под контролем Ахметова, или его подельники. Вот пусть и решает сам свои вопросы. Почему народ Украины должен платить налоги и его содержать?

К тому же, Луганская и Донецкая области никогда не были донором для Украины. Они всегда были реципиентом, которому из центрального бюджета поступали сотни миллиардов гривен ежегодно в виде дотаций. И отчасти государству стало легче жить, потому что "отре́зали" реципиента, который поглощал огромное количество денег из бюджета Украины. И даже в военных условиях сегодня произошла стабилизация экономики. В экономическом плане эти территории вообще не нужны, потому что это отсталые, первобытные уклады. Добыча угля — это нулевой [технологический] уклад, коксохим — первый, металлургия — второй. А нужны пятый и шестой уклады. Это — "гири", которые нас тянут назад, и чем быстрее мы снимем их с себя, тем нам будет легче.

Другой момент. Товарищ Путин, раз ты признал паспорта этих территорий, так ты их содержи, возьми все это на себя! Ты — агрессор, ты — оккупант, вот и трать миллиарды долларов на них.

Поэтому, на мой взгляд, нужно вообще прекратить снабжать эти территории. Отрезать воду, газ, тепло, прекратить выплачивать пенсии и т.д. Нужен просто "санитарный кордон". А те люди, которые считают себя украинцами и хотят быть в Украине, должны переехать сюда. Власть должна дать им дома, например, в Черниговской или Сумской области, где стоит масса брошенных домов и земельных участков. Нужно все это раздать людям, дать им помощь в виде денег и техники, пусть себе там живут. Здесь они будут жить гораздо лучше, и у них будет кусок хлеба, а не так, как они мучаются сейчас в этом оккупационном анклаве. Безусловно, им придется платить пособия, поскольку они потеряли свои насиженные места.

Кто захочет там остаться — это их воля. Значит, они выбирают путь коллаборантов и предателей и жизни в Московии. Нет вопросов. Но пусть посмотрят, что делается в Абхазии, Приднестровье, Южной Осетии, Карабахе… Это просто ХІХ век!

Что касается Ахметова, то он должен передать в госсобственность все предприятия Украине, они ведь когда-то и были народными. Если он передает эти объекты, они становятся нашими, государственными, народными. И тогда мы сможем предъявлять претензии России о том, что она нам должна их вернуть или оплатить (компенсировать). И тогда по Будапештскому меморандуму мы поставим перед США, Великобританией, Францией и Китаем вопрос: мы отдали ядерное оружие, но получили нарушение договора о дружбе, партнерстве, признании наших границ, и агрессор тут Россия — пожалуйста, значит, давайте нам авиацию, базы и т.д., чтобы мы начали с вашей помощью освобождать свою территорию.

А "минский процесс" нужно прекратить, он уже исчерпал себя. С бандитами и террористами нет смысла иметь дело.  

 

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...