Затянувшееся падение: почему обесценивается гривна?

Экономисты рассказали, существуют ли на сегодня причины для падения курса гривны.

Обесценивание украинской национальной валюты продолжится и в следующем году. По крайней мере, сегодня Министерство финансов Украины формирует государственный бюджет на 2018 год, исходя из курса 29,3 гривны за доллар.

Этот прогнозируемый курс вполне соответствует показателям, заложенным в Бюджетную резолюцию Украины. Согласно этому документу, Кабмин прогнозирует курс гривны по итогам 2017 года на уровне 27,8 за доллар, по итогам 2018 года — 29,3 за доллар, 2019 года — 30,5 за доллар, 2020 года — 31 за доллар.

Экономисты, с которыми поговорил "Главред", в большинстве своем считают, что на самом деле сегодня нет предпосылок для обесценивания гривны, и та девальвация, которую мы наблюдаем — искусственна. А курс гривны к доллару, заложенный в проект госбюджета на 2018 год, называют очень приблизительным, "на глазок".

Эксперты рассказали, кому выгодно падение гривны, какие задачи решаются ее девальвацией, а также насколько оправданы прогнозы и ожидания Кабмина.

Владимир Лановой
Владимир Лановой Главред
Президент Центра рыночных реформ, экс-министр экономики Украины Владимир Лановой:

На сегодняшний день нет никаких оснований для ослабления гривны относительно доллара, то есть нет факторов, которые бы оказывали на нее давление и заставляли ее обесцениваться.

Но, тем не менее, сохраняется тренд по постепенному обесцениванию гривны (то с 24 гривен за доллар до 25-ти, потом с 25-ти до 27-ми и т.д.). Этого тренда придерживается власть, и это — проявление валютной политики Национального банка, который считает, что постепенно необходимо снижать покупательную способность украинской денежной единицы в международной торговле и платежах.

Кому это выгодно? Постепенное или стремительное (а сейчас — медленное) падение курса гривны выгодно только экспортерам. А у нас это зернотрейдеры, агрохолдинги и олигархи от промышленности (в основном — сырьевых отраслей, электроэнергии, металла и химии). Ежегодно получаемая разница в курсе — это чистая прибыль для такого типа экспортеров. Напомню, что мелким экспортерам у нас не возвращают НДС: его получают только крупные экспортеры, олигархи, которые вхожи в соответствующие структуры власти, только для них это делается.

Что касается влияния этих процессов на наши внутренние возможности, то они сокращаются при падении курса гривны: мы все меньше можем купить импортных товаров, мы можем покупать только вещи плохого качества. Причем это касается как экономических субъектов, так и простых граждан. Мы все хуже можем себя обеспечивать, все хуже питаемся, получаем более некачественные услуги, а в страну начинают завозить товары и продукты низкого качества, дешевые автомобили и т.д.

В свою очередь предприятия таким образом теряют возможности покупать сложное и наилучшее оборудование, модернизироваться. Поскольку все время им будет не хватать гривны, которой нужно оплачивать импортные поставки. Как известно, техника, особенно современная техника, идет из-за границы. Так что наша модернизация, наши экономические потребности в структурном и технологическом перестроении промышленности и других сфер остаются за пределами желаний, интересов и политики правительства.

Что касается самой цифры, заложенной в бюджет, — 29,3 гривны за доллар, то это цифра "на глазок". Наши члены правительства просто нарисовали кривую, которая потихоньку падает, и решили, что темп такого падения необходимо сохранить. Нет совершенно ничего объективного в этом прогнозе. Он не подкреплен никакими серьезными расчетами и обоснованиями. У нас нет даже инфляционного таргетирования (монетарный режим, который предусматривает ответственность центрального банка за соблюдение объявленного значения официального показателя инфляции (таргета) на протяжении определенного периода времени.Ред.), о котором уже который год говорят в НБУ. Почему же они тогда не останавливают рост тарифов и других цен на энергетические и другие услуги, если они занимаются таргетированием инфляции, которая должна сохраняться в определенных пределах, ведь она как раз выходит за установленные рамки?

Ярослав Жалило
Ярослав Жалило Главред
Президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило:

Прежде всего, следует учитывать, что пока что мы имеем дело лишь с проектом бюджета. И в итоговом варианте может быть совершенно другой прогноз курса.

На данном этапе при составлении прогноза курса гривны был применен довольно арифметический подход. Как мы видим, в нынешнем году средний курс был порядка 26 гривен за доллар, в конце года будут примерно те же показатели, может быть, 26,5 за доллар.

Если считать, что в текущем году инфляция составит как минимум 15%, и просто прибавить эти 15% к нынешнему курсу, то где-то так и получим около 29 гривен с копейками за доллар. Так что сейчас просто был пересчитан курс с учетом прогнозируемого уровня инфляции. К тому же, я не уверен, что мы удержимся в пределах 15% инфляции.

Соответственно, не стоит говорить сейчас о том, что будут какие-то факторы, способствующие девальвации гривны. Скорее, можно говорить о том, что курс будет сохраняться в пределах стабильного реального курса.

Тем более, следует помнить, что прогнозируется курс гривны относительно доллара. А курс относительно евро — не озвучивается. Однако если посмотреть данные за 2017 год, то мы увидим, что с начала года гривна укрепилась относительно доллара США, причем довольно заметно. А вот относительно евро она не укрепилась — наоборот, есть некоторая девальвация. Это связано с глобальным соотношением доллара и евро.

Поэтому к этому прогнозу прилагается еще и общий прогноз по дальнейшему ослаблению доллара. Это, в принципе, совпадает с заявлениями американской администрации и теми трендами, которые сегодня наблюдаются в мире.

Также будут влиять на курс гривны национальные факторы, которые не дадут укрепиться нашей национальной валюте. Эти факторы связаны с хронически негативным сальдо торгового баланса, которое будет только ухудшаться.

Кроме того, у НБУ есть обязательство — не вмешиваться в курсообразование, то есть банк переключается на официальное таргетирование и параллельную либерализацию валютного рынка, что также, в принципе, может привести к колебаниям курса и адаптации курса к официальной динамике.

Я бы не хотел, чтобы прозвучала мысль о том, что в бюджет закладывается дальнейшая девальвация гривны. Это, скорее, девальвация в ритме инфляции. На самом деле, просто не планируется, что гривна будет укрепляться.

Хотя и тут есть нюансы. Поскольку если, например, активизируется иностранное инвестирование в Украину, а такая вероятность есть, и она довольно высока, то это может сработать на укрепление гривны. И тогда этот прогноз может быть недовыполнен.

Наша система такова, что недовыполнение плана девальвации автоматически может ухудшать состояние поступлений в бюджет. И потому, особенно в конце года, в последнем квартале, по молчаливому согласию между Минфином и Нацбанком может происходить ослабление курса просто для того, чтобы улучшить ситуацию с бюджетными поступлениями.    

Андрей Новак
Андрей Новак Главред
Глава Комитета экономистов Украины, кандидат экономических наук Андрей Новак:

Прогнозируемый курс, который закладывается в проекте бюджета на 2018 год, — 29,3 гривны за доллар, говорит о том, что действующее правительство решило выполнить и перевыполнить план искусственной девальвации гривны (даже по сравнению с не так давно поданной самим правительством трехлетней Бюджетной резолюцией, согласно которой в 2018 году курс должен был находиться в рамках 28,5 и 29 гривен за доллар, и должен был достичь 31 гривны до 2020 года).

Я считаю, что дальнейшая искусственная девальвация, которую анонсировали еще и в проекте бюджета на 2018 год, является экономическим преступлением национального масштаба.

В Украине уже более года нет никаких экономических и финансовых предпосылок для девальвации гривны. Но девальвация продолжается, и делается это искусственно. Правительство вместе с НБУ обесценивает гривну для того, чтобы продолжать движение по пути, по которому два года шло предыдущее правительство, легко решая за счет девальвации две задачи: 1) наполнение центрального и местных бюджетов через инфляционный эффект, который имеет место быть после девальвации, и 2) удовлетворение аппетитов наших крупных экспортеров (они же — главные промышленные группы, они же — главные политические группы в Украине). Это — очень легкий путь для правительства, но чрезвычайно сложный путь для всех без исключения граждан Украины и всех украинских предприятий, которые не являются экспортерами (а таковых — преимущественное большинство, и это почти весь малый и средний бизнес).

Действующее правительство, судя по анонсу, и дальше намерено искусственно обесценивать гривну. В этом случае возникает простой вопрос — а для чего мы тогда берем деньги у МВФ? Они же ложатся на государственный бюджет и увеличивают государственный долг. Ведь благодаря этим деньгам правительство не выполняет главную на сегодняшний день задачу — стабилизацию курса гривны.

Без стабилизации курса гривны мы не получим реального повышения уровня жизни украинцев, не получим оздоровления банковской системы, поскольку пока гривна девальвирует, люди не будут нести ее в банки. Потому я считаю, что это — откровенное экономическое преступление национального масштаба и со вредом в национальном масштабе.

Каким реально мог бы быть курс гривны сейчас? У нас относительно сбалансированная внешняя экспортно-импортная торговля. Плюс Украина получает из разных источников огромные финансовые и валютные ресурсы (не только от МВФ — увеличена программа по сотрудничеству Украины со Всемирным банком, с Европейским банком реконструкции и развития, с Европейским инвестиционным банком плюс правительства десятков стран предоставляют прямую финансовую поддержку Украине). Учитывая все это, мы сейчас можем легко иметь не только стабильную гривну, но даже укреплять ее. На 2018 год можно было бы поставить совершенно другую задачу перед собой и ее выполнить — курс приблизительно 25 гривен за доллар, чтобы немного его укрепить по отношению к сегодняшнему курсу.

Надежда Майная

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...