КГБшник и председатель колхоза. Западные СМИ рассказали, почему Путин и Лукашенко не терпят друг друга

Выяснение белорусским лидером отношений с Москвой переживает эскалацию.

Путин, Лукашенко, Минск, саммит
Владимир Путин и Александр Лукашенко Reuters
Внешне у российского президента Владимира Путина и лидера Беларуси Александра Лукашенко есть все причины для того, чтобы быть закадычными друзьями.

Об этом в брюссельской версии издания Politico пишет Виджай Махешвари, писатель и предприниматель, проживающий в Киеве, перевод статьи которого "История двух славянских авторитарных лидеров" публикует InoPressa.ru.

"Оба они — авторитарные лидеры русскоговорящего мира, их государства сплочены в федеративном союзе. Они без колебаний отправляют в тюрьму оппонентов или делают так, что те "исчезают", затыкают рот СМИ или жестко разговаривают с Западом. Будучи советскими реваншистами в глубине души, оба оплакивают падение могущественного СССР и мечтают об империи", — говорится в статье.

Однако, отмечает автор, эти два лидера друг друга не переносят. "Расчетливый бывший кагэбэшник из России отверг, как коварного шута, своего белорусского коллегу, который в советские времена был председателем колхоза по разведению свиней, — говорится в статье. — И он не простил Лукашенко его отказ признать вслед за другими лидерами бывших советских государств российскую аннексию Крыма в 2014 году".

Белорусский лидер также "не удовлетворил просьбу России создать авиабазу в Беларуси и усилить военное сотрудничество и все больше склонялся в сторону Запада, чтобы диверсифицировать экономику страны, которая пострадала от экономического спада в России под санкциями — главном торговом партнере" Минска.

"В то время как экономика Беларуси трещит по швам, Лукашенко столкнулся с небывалыми уличными протестами в связи с введением непопулярного налога "на тунеядство" для безработных", — напоминает автор. Как кажется, отмечает Махешвари, Лукашенко "решил стоять на своем и положиться на свои авторитарные инстинкты. А тем временем выяснение белорусским лидером отношений с Москвой переживает эскалацию". На этом фоне писатель задается вопросом: "осмелится ли Путин на военное вмешательство в Беларуси в крымском стиле, если его авторитарный напарник решит окончательно повернуться к Западу?"

"То, что случится дальше, будет зависеть от личной химии между двумя авторитарными лидерами и от того направления, которое примет история их бурных отношений последних двух десятилетий", — говорится в статье. В отличие от других постсоветских диктаторов Лукашенко "никогда не считал себя второй скрипкой на фоне Путина", отмечает автор.

"Амбициозной целью Лукашенко, когда он согласился на наднациональный союз России и Беларуси с президентом Борисом Ельциным в 1999 году, было править федеративным государством в рамках ротационного президентства", — сообщает писатель. Однако, отмечает он, Путин "остудил мечты белоруса об имперской славе, сделав свое знаменитое заявление о том, что Беларусь — это "мухи" на фоне российских "котлет", а потому она не может претендовать на равноправие в их большом союзе".

"Для Путина, — говорится в статье, — может быть искушением заменить непримиримого белорусского лидера более податливым кандидатом. Но он достаточно умен, чтобы понимать сопутствующие риски. Оппозиция в Беларуси — куда более прозападная, чем Лукашенко, и "переворот" Кремля может подтолкнуть западную часть страны отделиться и попытаться достигнуть соглашения с Европой".

"Но также возможно и то, — продолжает автор, — что кризисы в их странах сблизят двух славянских авторитарных правителей. Возможно, они проведут мозговой штурм в поисках способов сдержать протесты и избежать еще одной революции в украинском стиле".

В любом случае, подытоживает писатель, "социальные волнения в России делают куда менее вероятным вмешательство Путина против Лукашенко, которое может еще больше дестабилизировать ситуацию. На деле, возможно, он захочет, чтобы белорусский тиран удержался у власти, жестоко подавляя своих оппонентов, сделав Россию в сравнении [с Беларусью] более гостеприимной для диссидентов".

Напомним, российский политолог, доктор исторических наук Лилия Шевцова заявила, что Лукашенко — великолепный мастер шантажа. А новое сближение, возвращение Лукашенко и Путина в совместную "кровать" было запрограммировано, его нельзя было избежать, ибо Россия ни в коем случае не может потерять Беларусь.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...