Авторитарный Эрдоган, или Что изменится в Турции после референдума?

Эксперты рассказали, какой будет Турция после референдума, который закрепил расширение президентских полномочий в стране.

Турция,референдум,конституция,протесты
Reuters
В Турции большинство населения высказалось за расширение президентских полномочий. За соответствующие изменения в конституции на референдуме высказалось 51,37% избирателей, против — 48,63%. Разрыв небольшой, однако поддержанные нормы предоставят действующему президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану беспрецедентные полномочия и позволят остаться на посту до 2029 года.

Согласно измененной конституции, президент Турции сможет находиться на посту не более двух пятилетних сроков. Кроме того, он сможет непосредственно назначать министров и других высокопоставленных лиц; назначать одного или нескольких вице-президентов; должность премьер-министра отменят. Президент получит право вмешиваться в работу юридической системы, а также сможет объявлять чрезвычайное положение.

Турецкая оппозиция намерена обжаловать итоги голосования, заявляет о манипуляциях, которые и добавили эти решающие 2-3% в пользу расширения полномочий, а потому и требует пересчета 60% голосов.  

Также и в ОБСЕ заявили, что использованные в ходе референдума в Турции процедуры не соответствовали международным стандартам. Наблюдатели отметили ряд нарушений: перекос кампании по предварительному голосованию в пользу конституционной реформы, запугивание оппозиционных активистов и т.д.

Среди турецкого населения также оказалось немало тех, кто возмутился результатами референдума. В итоге, противники внесения изменений в конституцию вышли на улицы на акции протеста, однако, как отмечают эксперты, цели этих акций вряд ли будут достигнуты — Эрдоган просто не пойдет на пересчет голосов и пересмотр результатов.

Эксперты рассказали "Главреду", чем могут завершиться акции протестов в турецких городах, а также какой будет Турция с президентом, наделенным широкими полномочиями, что изменится в стране после этого.

Владимир Горбач
Владимир Горбач Главред
Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач:

Нынешние события в Турции — это внутренний конфликт, связанный с пересмотром модели, по которой страна развивалась более 50 лет. По электоральной карте Турции видно, что против укрепления президентской власти выступило местное население и население тех провинций и регионов, которые расположены по периметру страны, а не в глубинке Турции, а это — более развитые промышленные или курортные зоны. Также важно, что против этого голосовали курды, лазы и другие национальные меньшинства, которые опасаются усиления власти Эрдогана.

В такой ситуации уличные протесты после референдума были неминуемы. Других форм и способов высказать несогласие у граждан Турции просто не остается в существующей модели.

Необходимо учесть, что данный референдум фактически закрепил то, что уже сложилось и так — власть Эрдогана как харизматичного лидера, в руках которого сосредоточилась практически абсолютная власть, особенно — после попытки военного переворота и его подавления. Уже в тот момент Эрдоган получил психологическую власть над ситуацией в стране, которую теперь, путем референдума, он конвертировал в изменение конституции.

Однако, я думаю, протесты вряд ли добьются своей цели — пересмотра результатов референдума. Эрдоган просто не может пойти на уступки в данной ситуации. Если он пойдет на какие-то уступки (пересчет бюллетеней или переголосование), то он, таким образом, покажет свою слабость и даст возможность переломить ситуацию. Он не может пойти на это в силу особенностей своего политического режима. Он не может отступить назад — это не тот политический режим, который способен гибко реагировать или действовать. У него нет такой особенности как гибкость.

Как будут дальше развиваться события? Какое-то время этим двум частям турецкого общества придется как-то уживаться в одной стране. Как долго это будет? Это будет во многом зависеть от политики, которую будет проводить Эрдоган по отношению к своим политическим оппонентам.

Пока что наиболее реалистичным выглядит сценарий, при котором Эрдоган будет постепенно закручивать гайки, и наиболее недовольная часть населения будет покидать страну. Это будут интеллектуалы, бизнесмены, граждане Турции, настроенные более проевропейски или более либерально. Такие процессы не принесут пользы Турции — они будут лишь консервировать существующую ситуацию, и в результате постепенно рост экономики Турции, как минимум, остановится.

Украине необходимо считаться со внутренними особенностями Турции. Киеву следует понимать, что этот поворот Эрдогана не случаен — это реакция на внутренние проблемы самой Турции, а также на внешнеполитическую ситуацию в плане безопасности (это касается и Сирии, и проблем с Евросоюзом). Поэтому турецкое общество закрывается и пытается путем усиления власти президента, во-первых, удержать единство страны, во-вторых, противостоять внешним вызовам, демонстрируя свою позицию относительно Сирии и европейских стран.

Украине нужно использовать сложившуюся ситуацию в украинских национальных интересах: поддерживать отношения с официальной властью Турции, поддерживать контакты с другими легальными политическими партиями в Турции, делая акцент на сотрудничество в сфере безопасности и экономики. Это можно делать и на уровне бизнеса, и на уровне государства. Вскоре должен состояться визит Эрдогана в Киев, и это будет полезно для поддержания линии сотрудничества.  

Игорь Семиволос
Игорь Семиволос Главред
Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос:

Разрыв между теми, кто проголосовал "за" и "против" расширение полномочий президента в Турции, не значительный — он в пределах погрешности. Такой результат, безусловно, будет порождать сомнения в правдивости голосования и увеличивать желание противоположной стороны оспаривать результаты голосования. К тому же, было решение центральной избирательной комиссии Турции о принятии части бюллетеней без печатей — изменение правил игры во время игры не может не вызывать возмущения у граждан. Опираясь на все это, оппозиция, безусловно, будет пытаться поставить под сомнение результаты референдума.

Однако Эрдоган и правящая партия вряд ли пойдут на пересмотр результатов, вряд ли согласятся на требование оппозиции пересчитать бюллетени на 60% избирательных участков или пересмотреть голоса, которые были поданы без надлежащей процедуры. Скорее всего, поезд уже ушел… Так что, конечно же, все это будет вызывать в обществе большое раздражение.

Почему не стоит ожидать массовых протестов в Турции, которые могли бы привести к серьезным последствиям? Расширение президентских полномочий — это будет отложенное решение, а поскольку это так, то оно может не всеми восприниматься. Это очевидный и мудрый ход власти — перенести вступление в силу всех этих решений на 2019 год.

Если бы референдум победил с отрывом 60/40, то не было бы предмета спора. А так как отрыв небольшой, в Турции сохраняется ощущение, что что-то можно еще изменить, а это может вывести какое-то количество людей на улицы. Но не думаю, что это будут очень массовые акции, способные изменить результаты референдума.

Какой будет Турция после референдума? Будет сохраняться авторитарное правление. Но разве сейчас в Турции не так? То есть в результате референдума Эрдоган де-юре получил то, что сейчас у него есть де-факто. Просто теперь он уже не будет прятаться за чрезвычайным положением или чем-то другим, а станет реализовывать политику так, как сочтет нужным. Одним из ключевых аргументов, который использовала власть, агитируя за позитивное решение референдума, было то, что, концентрируя власть в одних руках, не оглядываясь на других, можно преодолеть экономический и политический кризис и вернуться на путь быстрого экономического развития, которым Турция запомнилась в 2000-2010 годы. Я очень сомневаюсь, что это возможно, потому что, как правило, авторитарные режимы не приносят экономического развития — они дают какой-то небольшой положительный эффект, но потом приводят к еще большей стагнации.

И для Турции, и для Эрдогана это "пиррова победа": одно дело — быть харизматичным лидером и почти отцом нации, а другое дело — президентом, который собирает на себя весь негатив. Ведь теперь не будет на кого кивать и говорить, что виновата оппозиция или пресса, или кто-то еще в том, что Турция не развивается. Потому в данной ситуации для Эрдогана, на самом деле, возникает больше рисков, чем раньше — когда у него была та же самая власть, но эта власть была более скрытой.  

Богдан Яременко
Богдан Яременко Главред
Дипломат, руководитель фонда "Майдан иностранных дел", бывший генеральный консул Украины в Стамбуле Богдан Яременко:

Авторитарный стиль Эрдогана не предполагает уступок. Это он доказывал и раньше. И любое сопротивление, которое выходит за рамки его понимания приличия или политической борьбы, весьма брутально им подавляется. А, как известно, в ходе агитации за референдум, те, кто призывали голосовать против поправок в конституцию, назывались едва ли не "фашистами", "предателями" и т.д.

Поэтому вполне можно прогнозировать, что Эрдоган будет пытаться крайне жестко и категорично разобраться со своими оппонентами и с теми, кто вышел сейчас на акции протестов. И вряд ли он пойдет на какой-либо диалог.

Это, безусловно, будет углублять раскол в турецком обществе. Это самое главное и самое печальное последствие референдума и событий, последующих за ним. И, конечно же, все это усложнит отношения Турции со странами Евросоюза.

Надежда Майная 

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...