ФСБ уполномочена заявить, или Зачем в России играют в шпионов

Действия Путина и его окружения оставляют все меньше сомнений в их стремлении вернуться к состоянию холодной войны.

Роман Сущенко
Роман Сущенко Скриншот
Задержание в Москве работавшего во Франции и приехавшего в Россию по личным делам корреспондента "Укринформа" Романа Сущенко, которого российские спецслужбы оперативно назвали "полковником ГУР Украины", свидетельствует: Кремль продолжает использовать технологию "осажденной крепости" и видит ее безальтернативной для внутренней политики.

Обстоятельства обнаружения Сущенко в следственном изоляторе "Лефортово" и взятие с его российских родственников подписки о неразглашении свидетельствует: Россия выманила украинского журналиста на свою территорию, чтобы использовать в качестве разменной монеты. Напомню, что в украинских СИЗО находится ряд российских граждан, захваченных на Донбассе с оружием в руках, но известных широкой общественности куда меньше, чем грушники Ерофеев и Александров, которых обменяли на Надежду Савченко.

Россия действует хрестоматийно, используя известное всем почитателям детективного жанра правило: спецслужбы всего мира не признают своих сотрудников в случае их задержания. Поэтому Романа Сущенко можно называть хоть новым Рихардом Зорге. Правда, шпионаж против России в исполнении человека, проживавшего последние годы во Франции, выглядит затруднительным, но такие мелочи российских манипуляторов волнуют мало. Их цель — получить яркую телевизионную картинку и использовать ее преимущественно для внутреннего потребления.

Интересным совпадением выглядит указ Владимира Путина, обнародованный вскоре после задержания Романа Сущенко. Им российский президент приостанавливает действие соглашения со США об утилизации избыточного оружейного плутония, при этом выставляя условия для восстановления сотрудничества в этой сфере. Среди них — отмена санкций против России и компенсация нанесенного ущерба, отмена "закона Магнитского" и сокращение американского военного присутствия в странах, ставших членами НАТО после 2000 года. В комплексе арест украинского журналиста и этот указ, в утверждении которого Думой сомневаться не приходится, позволяют говорить о комплексе необоснованного геополитического величия, исповедуемого Россией.

Украина в этой ситуации намерена ввести визовый режим с Россией. Решение выглядит очевидным и лежит на поверхности, однако не стоит забывать о наших согражданах, продолжающих работать в России. В случае введения визового режима Кремль с высокой долей вероятности начнет массовые депортации украинских граждан со своей территории, при этом попытавшись использовать этих людей в качестве орудия гибридной агрессии. Не стоит забывать, что на российской территории они живут во враждебном информационном пространстве.

Арест Сущенко — тест на эффективность работы Министерства информационной политики, руководители которого должны быть на переднем крае борьбы за освобождение сотрудника "Укринформа". Необходимо использовать все существующие возможности, чтобы об украинском журналисте как можно больше и активнее говорили его французские коллеги, да и вообще на Западе фамилия Сущенко звучала как можно чаще. При этом нельзя забывать и о других узниках Кремля, жизнь и здоровье которых остаются под угрозой.

Россия продолжает стремительно превращаться в государство-изгоя, гигантские размеры которого дают ему основания раз за разом бросать вызов мировому сообществу. Действия Путина и его окружения оставляют все меньше сомнений в их стремлении вернуться к состоянию холодной войны. Противостоять этому процессу можно только согласованно. Украина на третьем году противостояния российской агрессии должна быть в первых рядах критиков России, транслируя свой опыт противодействия гибридным вызовам и демонстрируя собственную способность меняться к лучшему в условиях кризиса.

ПО МАТЕРИАЛАМ: