Изолировать или дать особый статус: почему украинцы хотят референдум по Донбассу?

Эксперты рассказали, нужен ли Украине референдум относительно статуса оккупированной части Донецкой и луганской областей.

Донбасс, Украина
фото: zik.ua
Решать вопрос о статусе оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей украинцы нужно решать на референдуме. Об этом говорят результаты опроса, проведенного с 18 по 23 ноября Центром Разумкова, в ходе которого в поддержку идеи о референдуме высказалось 42,3% опрошенных. Против высказались 33,2%, остальные — не определились.

При этом, согласно социологическому исследованию, если бы такой референдум проходил, то половина населения (49,6%) приняла бы в нём участие, четверть населения (25,5%) — не пришла бы на голосование, а оставшиеся 24,4% — не определились.

По результатам опроса, абсолютное большинство тех, кто принял бы участие в референдуме (53,6%), готовы поддержать официальное признание оккупации этих территорий и их изоляцию до установления официального контроля над этими территориями со стороны Украины. При этом 29,6% респондентов высказались бы за предоставление этим территориям особого статуса, амнистию для участников сепаратистских движений, которые не совершили тяжких преступлений, а также проведение выборов.

Эксперты рассказали "Главреду", что думают о таких цифрах и настроениях украинцев относительно оккупированных территорий Донбасса, а также нужен ли Украине, по их мнению, референдум по этому вопросу, чего больше он принесёт — пользы или вреда.

Максим Розумный
Максим Розумный Главред
Доктор политических наук, заведующий отделом развития политической системы Национального института стратегических исследований Максим Розумный:

Причины такого настроения украинцев понятны и лежат они на поверхности: война — это такое дело, от которого люди устают, которое деморализует и вгоняет в депрессию. Все соцопросы говорят, что именно войну украинцы сегодня считают самой большой проблемой нашей общественной жизни. Соответственно люди хотят каким-то образом решить ее. И это желание соединяется с другим фактором — представлением украинцев о том, что по ту сторону линии фронта находятся преимущественно враги, предатели, которые перешли на сторону врага, или вражеские силы, которые отрицают существование украинского государства и стремятся заложить политические "мины", которые разрушают его.

Такие моменты (отторжение этого анклава как враждебного, усталость от войны, отсутствие агрессивной мотивации и наличие депрессивной мотивации) как раз и формируют соответствующее отношение к происходящему. В конце концов, и политика современного украинского государства, и конкретные политические шаги, и те же Минские договоренности, и риторика официальных властей, откровенно говоря, поддерживают такое направление общественного мнения. Не прямо, не официально, однако идея временной изоляции оккупированных территорий является не только общественным консенсусом, но и негласным соглашением между властью и обществом. Потому такие данные соцопроса — совершенно закономерный результат.

Что касается целесообразности проведения референдума о статусе оккупированных районов Донецкой и Луганской областей, то это, на мой взгляд, несколько сомнительный инструмент в политическом смысле, поскольку не исчерпаны другие методы. А референдум не придает решению проблемы убедительности или окончательности.

К тому же, признание оккупированных территорий оккупированными, признание вражеских вооруженных формирования вражескими, а людей, которые присоединились к антиукраинским силам, — предателями, — все это в силах действующих представительских органов. Соответствующие решения могут принять правительство, президент, парламент и т.д. А для этого не нужны никакие референдумы. Для внешней аудитории это тоже не аргумент пока что, поскольку Украина играет в эту долгую игру — в "гибридную войну", в ходе которой идет борьба нервов, в ходе которой говорится одно, а делается другое, причем обеими сторонами конфликта. Украина играет по этим правилам. В этом контексте референдум Украине не нужен. Он не усилит наши позиции. Украине не выгодно, чтобы именно она выступила нарушителем мирного процесса, стороной, которая сорвала его. Украине нужно, чтобы это сделала Россия, чтобы именно РФ была виновата в провале Минских договоренностей.

Владимир Цибулько
Владимир Цибулько Главред
Политолог ВладимирЦибулько:

После Майдана наше общество настолько привыкло к прямой демократии, что мы оказались в фазе, когда люди, не имеющие никакого профессионального отношения к тому или иному вопросу — ни опыта, ни специального образования, начинают навязывать государству своё мнение. В таком случае должным образом не подготовленный референдум по любым вопросам государственного устройства вряд ли пойдёт на пользу. Сама идея референдума относительно статуса оккупированных территорий — это идея из среды Медведчука.

На самом деле, есть один важный момент — в цивилизованных странах референдумы по тем или иным вопросам готовятся десятки лет. А у нас хотят нахрапом проскочить огромные дистанции, не консультируясь с профессионалами, не изучая аналогичный опыт развитых стран. У нас сразу, одним махом хотят разрубить гордиев узел. Это — порочная практика, способная привести к демонтажу государства как такового.

Само желание общества провести референдум и вероятный исход этого голосования, согласно данным соцопроса, свидетельствуют об усталости украинцев от проблемы Донбасса и войны. Но при этом важно не допустить трансформирования этой усталости в глупые политические решения. Это очень опасная и тонкая ситуация, в которой нужно сохранить коммуникацию между обществом и политическим классом, но, вместе с тем, не навредить государству, не демонтировать его как таковое посредством подобных механизмов.

Анатолий Луценко
Анатолий Луценко Главред
Политолог, директор компании GMT Group Анатолий Луценко:

Я считаю, что пока что не придумали ничего лучше, чем "нормандский формат" и "Минск". А настроения в обществе, которые выявил соцопрос, вполне объективные, поскольку нет особых результатов работы в направлении деоккупации отдельных районов Луганской и Донецкой области, а каждая из сторон конфликта по-прежнему демонстрирует свое видение "дорожной карты". Такие настроения связаны с огромным запросом общества на завершение войны на Донбассе.

Вина государства в том, что не выстроена информационная политика, хотя у нас даже действует соответствующий орган. Потому эти настроения быстро распространяются. Хотя благодаря нормальной коммуникационной кампании этот вопрос можно было вынести на широкое общественное обсуждение. У нас же всё показывают драки в парламенте, а серьёзные сюжеты остаются без внимания.

Так что люди хотят как можно быстрейшего решения проблемы Донбасса. А самое быстрое решение — отказаться от этих территорий, забыть о них. И люди настроены именно так, потому что в обществе не идёт дискуссия не только о деоккупации Донбасса и мирном решении конфликта, но и относительно других вопросов. Потому и протестные настроения распространены.

ПО МАТЕРИАЛАМ: