Конкурс в Верховный Суд: богатые и знаменитые продолжают борьбу

Общественники считают проверку судей в Совете добропорядочности единственным адекватным механизмом очищения системы.

деньги, доллары, молоток
publicdomainpictures.net
Неточности в декларациях о доходах, несоответствие сумм доходов расходам, открытые дисциплинарные производства не заставили членов ВККС засомневаться, соответствует ли кандидат в судьи критериям профессиональной этики и добропорядочности.

Об этом можно говорить, понаблюдав несколько дней за процессом собеседований, которые проводит Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) в рамках конкурса на замещение вакансий судей Верховного Суда.

Всего до конца мая более 300 кандидатов ответят на вопросы представителей ВККС и представителей Общественного совета добропорядочности (ОСД). Последний, согласно внесенным несколько месяцев назад поправкам в законодательство, может одним своим негативным заключением оставить кандидата за бортом конкурса. Хотя "может", не означает, что будет. По статистике первых дней собеседований, только в 20 процентах случаев ВККС соглашался с мнением экспертов от общественности.

Право вето?

За столом напротив четырех членов Высшего совета юстиции — судья Киевского апелляционного административного суда Елена Ганечко. Несмотря на то, что она лидирует в рейтинге кандидатов по результатам проверки знаний, судья пришла на собеседование с кипой бумаг.

Ганечко заметно волнуется и даже нервничает. Рассказывает, что не смогла пройти тест на добропорядочность с первого раза из-за волнения, об отце-прокуроре, объясняет происхождение квартир, машин, гаража, и говорит, что в декларации данные об имуществе мужа отсутствуют, так как он отказался их предоставлять, как она ни просила. По большому счету — все это объяснения, спровоцированные негативным заключением Общественного совета добропорядочности. Он на своем заседании утвердил заключение, что кандидатура судьи не соответствует критериям добропорядочности, а значит — Елена Ганечко не может продолжать участие в конкурсе на замещение вакантного места в Верховном Суде.

В выводах указано, что, будучи судьей Шевченковского райсуда Киева, она не применила должной меры пресечения к пасынку олигарха Дмитрия Фирташа Сергею Калиновскому, который подозревался в совершении ДТП, в результате которого погибли два человека. Следствием решения Ганечко стало бегство подозреваемого за пределы Украины. При этом после анализа других решений Ганечко, было зафиксировано, что она обычно в подобных делах применяла меру пресечения — арест. Кроме того, во время президентства Виктора Ющенко Ганечко была включена в список 47 судей — нарушителей присяги, в отношении которых президент обращался в Высшей совет юстиции с просьбой об увольнении.

По мнению Общественного совета добропорядочности, профессиональная деятельность кандидата разрушает доверие общества к судебной власти. Кроме того, у членов ОСД есть данные о несоответствии Ганечко антикоррупционным критериям. Как подтверждение своих заключений — в выводах присутствуют факты использования дорогих автомобилей, квартир, регулярные поездки за границу и так далее.

Прежде, чем члены ВККС удалятся в совещательную комнату, представителю Общественного совета Виталию Тытычу разрешают задать вопрос. Тот спрашивает, что будет делать кандидат, если Европейский суд по правам человека отменит ее решение. Ганечко говорит, проанализирует, учтет и будет работать дальше…

Не в Верховном Суде точно. После двух часов собеседования члены отправляются в совещательную комнату и уже вскоре появляются с решением, согласно которому Елена Ганечко прекращает участие в конкурсе, чем подтверждают выводы ОСД. Для подобного решения было достаточно лишь двух голосов из четырех членов коллегии ВККС.

ВККС, Олег Голяшкин
Судья Олег Голяшкин прекращает участие в конкурсе в новый Верховный Суд Facebook Романа Маселко

Неожиданные полномочия

Конкурс в Верховный Суд — пример совместной работы Высшей квалификационной комиссии судей и общественности. Первая — анализирует собранное досье кандидата, вторая — собирает свой пакет документов из всех доступных источников и делает выводы. Положительные балы на конкурсе не добавляют, отрицательные — могут выбить из "соревнований" за место. Таким образом, впервые выводы журналистов, активистов, адвокатов могут существенно повлиять на формирование судейского корпуса в Украине.

Это стало возможным благодаря поправке в ч.1 ст. 88 Закона "О судоустройстве и статусе судей". В ней речь идет о том, что если Общественный совет добропорядочности в своем заключении установил, что судья или кандидат не соответствует критериям профессиональной этики и добропорядочности, ВККС может также усомниться в способностях некой личности осуществлять правосудие в соответствующем суде, а значит — остановить ее участие в конкурсе.

Причиной такого шага стало тотальное недоверие общественности к судебной власти. Предполагалось, что ОСД должен стать неким ретранслятором общественного мнения и опасений. И первым примером работы общественной составляющей при отборе судей стал конкурс именно в Верховный Суд.

Но, похоже, в судейской среде не сразу серьезно отнеслись к работе Совета и ее последствиям. В информационном поле появилось множество сомнений, скептицизма и вопросов. Стали говорить об отсутствии критериев оценивания, проблемах защиты собранной информации, давлении на кандидатов. Сокоординатор Общественного совета добропорядочности Виталий Тытыч вспоминает Бангалорские принципы ООН о стандартах судейской поведения, согласно которым вывод общественности может звучать просто: "По мнению информированного стороннего наблюдателя, действия судьи не выглядят свободными от внешнего воздействия, соответствующими, с точки зрения морали". Что же касается критериев, то порядок квалификационного оценивания общественность взяла из методологии ВККС.

После того, как кандидаты в судьи заметили, что Общественный совет добропорядочности работает, и его выводы непременно будет принимать во внимание ВККС, они массово решили предоставить дополнительную информацию о себе. С документами и объяснениями, такие, как судья Киевского апелляционного административного суда Елена Ганечко, стали приходить и на открытые заседания ОСД, и непосредственно на собеседования.

Трудности взаимопонимания

Но пока что случай Ганечко — скорее, исключение, чем правило.

"После первого дня собеседований у меня было почти шоковое состояние, — говорит член Общественного совета добропорядочности Роман Маселко. —  Я не рассчитывал, что увижу такие результаты. В тот день из 32 кандидатов было 15, по которым мы дали негативные выводы. Среди них было много тех, к кому было множество претензий. При этом ВККС только в трех случаях подтвердила наши выводы".

Маселко вспоминает несколько свежих примеров.

"Поведение главы апелляционного административного суда Харьковской области Геннадия Бершова — классический пример того, как судьи могут прятать имущество, — продолжает он. — Land Cruiser 2013 года выпуска был приобретен на имя матери судьи. При этом она проработала всю жизнь швеей. Кроме того, у Бершова есть дом в 200 квадратных метров — незавершенное строительство. Его до 2015 года он вообще не декларировал как недострой. При этом мы выяснили, что строительство давно завершено, и он в нем живет. Кроме того, в 2013 году судья приобрел квартиру в Гурзуфе — 50 квадратов за 149 тысяч гривен. В тот же год купил квартиру в Харькове на улице Сумской, прямо около оперного театра, за 300 тысяч гривен. Все это какие-то нереальные цифры! Чтобы сделать видимость соответствия, судьи умышленно занижают стоимость имущества. Мы у Бершова спрашивали, соответствует ли его доходам стоимость имущества? Он этого не смог сделать. Утверждал, что мама всю жизнь работала и может себе позволить Land Cruiser".

Комиссия ВККС выслушала вопросы представителя Общественно совета и ответы кандидата, сделала уточнения, а после совещания отправила кандидата на дополнительное собеседование. "Таким образом, она фактически проигнорировала наш негативный вывод", — резюмирует Маселко.

Стоит пояснить, если Общественный совет выносит негативные выводы по конкретному участнику. С ними тот приходит на заключительный этап конкурса — собеседование, где предстает перед четырьмя членами ВККС. Те решают, соглашаться ли с мнением общественности, как в случае с Ганечко. Если нет, как с Бершовым, то решение вопроса о продолжении участия в конкурсе выносится на коллегию. Вот тогда общественное вето должно быть преодолено минимум 11-ю голосами из 16-ти всех членов ВККС. Если это случается, то кандидат получает некое количество балов за собеседование и продолжает участие в конкурсе.

"Во время перерыва мы получаем необходимую дополнительную информацию, которая сформирует достаточные основания для аргументированного подтверждения или отмены вывода ОСД", — заявил председатель ВККС Сергей Козьяков.

По окончании конкурса имя конкретного кандидата будет находиться в рейтинге, что позволит занять вакантное место в Верховном Суде. Или же, например, кандидат может не согласится с результатами, и отправится в суд — опротестовывать решение ВККС.

Будут ли открытыми слушанья, вопрос не решен. И это проблема. Возможно это будет новое собеседование с учетом новых пояснений. Не известно, будут ли члены Совета вообще принимать участие в этой процедуре.

Еще один неодобренный общественностью кандидат — судья Высшего административного суда Нинель Маринчак.

"Всю жизнь работает судьей, — говорит о ней Маселко, который представлял выводы по Маринчак во время собеседования. — Имеет квартиру, у детей — земельный участок в Новых Петровцах и дом на 650 квадратных метров, в 400 метрах от Межигорья. Кроме того, у них есть еще четыре земельных участка в элитных районах. Мы у нее спрашиваем, откуда у нее такое имущество. Она отвечает: продала квартиру, купила себе дом. Прямо как Янукович. Она не смогла ответить на вопрос, сколько стоит ее дом. Сказала, что за десять лет заработала около 200 тысяч долларов. Только дом стоит минимум 500 тысяч долларов. Некоторые факты она вообще забыла задекларировать. Забыла упомянуть, что ее сын работал помощником главы Окружного административного суда Павла Вовка. Формально мы ее подловили на всем. Но ВККС снова не приняла наш вывод и дала возможность Маринчак продолжить участие в конкурсе".

Павел Вовк — тоже кандидат на вакантную должность в Верховном Суде.

ВККС, Павел Вовк
Павел Вовк на собеседовании вел себя очень нагло Facebook Общественного совета добропорядочности

"Глава Окружного административного суда Павел Вовк на собеседовании вел себя очень нагло даже перед членами комиссии, — уверен Маселко. — Они ему говорят, мол, вы путешествуете много, купили билет, который стоит половину зарплаты судьи, как вы это могли себе позволить? Он отвечает: да, я мог, моя зарплата позволяет мне путешествовать так, как я указал — восемь-девять раз в год. На вопрос, как общество воспримет его назначение, спокойно ответил, что позитивно. "Если под обществом мы понимаем людей, а не активистов", — уточнил он".

"В таких условиях, в результате первого дня сработали только три вывода, — говорит юрист. — Причем двоих кандидатов и близко нельзя сравнивать с Маринчак или Бершовым. Например, исключили судью апелляционного суда Донецкой области Владимира Азевича, который не задекларировал полдома в 130 квадратов, принадлежащего жене в Марьинке. Формально — он нарушил. Но как потом сказал, что это захудалый дом, намерения прятать его у него не было".

Роман Маселко говорит, что был очень разочарован такими решениями ВККС: "Думал, если установлены конкретные факты нарушения, то ВККС должна их учитывать. Но коллегия подтвердила, что не видит проблем, если таковые имеются, а упомянутые лица добропорядочны".

Почему ВККС так избирательно прислушивается к выводам общественности? У членов Совета есть несколько объяснений. Одно из них — страх принять решение по влиятельным судьям. Как оправдание, в ВККС пытаются заявлять, что Совет некачественно подготовил выводы, которые кандидаты опровергли предоставленными документами. "Но проблема в том, что те документы, которые кандидаты предоставляли на заседании, были предоставлены ВККС раньше. То есть к собеседованию они могли хорошо подготовиться", — уточняет член ОСД.

Есть ли влияние извне, никто не берется судить, однако подобной возможности исключать нельзя.

"Во второй день собеседований со стороны ВККС были странные решения, — продолжает Маселко. — Получивший от нас положительные рекомендации адвокат Ярослав Богачук выбыл из конкурса. Была ситуация, в которой судья заселился в дом на Волыни, который был отнят в результате судебного решения. И этот адвокат пытался помочь вернуть этот дом. Он присутствовал, когда к нему пришли люди и разбили окно, и судья написал в КДК, и было решено, что адвоката надо привлечь к ответственности. Тот судья тоже шел кандидатом, но он выбыл. А после написал жалобу на адвоката. В результате ВККС приняла решение, что адвокат недобропорядочный. Меня это очень возмутило, на него были надежды, что именно он будет новая кровь".

Любопытный факт — некоторая пауза в собеседованиях по кандидатам из Высшего хозяйственного суда. "Наши выводы базируются на том, что судьи Высшего хозяйственного суда содействовали Виктору Татькову, Артуру Емельянову и Ко (речь идет о сбежавшем из Украины экс-главе Высшего хозсуда и его заместителе, которых подозревают 7 тысячах случаев незаконного вмешательства в АСРДЗ. — Ред.) вмешиваться в автоматическую систему распределения дел. По крайней мере, не противостояли. Когда началось уголовное производство, то они не содействовали следствию. По нашему мнению, это нарушение судейской этики, потому что судья обязан принимать меры по восстановлению авторитета судебной системы. Мы для этого взяли справки из прокуратуры на каждого. Так я так понимаю, они теперь тоже пытаются взять справки из прокуратуры в свою защиту".

К вечеру понедельника стало известно, что конкурс в Верховный Суд покинула судья Высшего хозяйственного суда Нина Акулова. "Общественный совет сделал вывод о несоответствии этого кандидата критериям добропорядочности и профессиональной этике, — говорит член Общественного совета Наталья Соколенко. — Высшая квалификационная комиссия судей вывод поддержала. Основное в этом деле то, что Акулова фигурирует в уголовном производстве о вмешательстве в автоматическое распределение дел в Высшем хозсуде".

Роман Маселко надеялся, что будет больше случаев, когда ВККС будет прислушиваться к их выводам. "Думал, минимум 50% должны сработать, — говорит он. — Пока работают только около 20%. С другой стороны, если меня спросят, надо ли продолжать, я скажу, что да. Я считаю, что сегодня это единственный адекватный механизм очищения судебной системы. Без него было бы однозначно еще хуже. Мы сейчас в процессе, задаем вопросы, выясняем нюансы, можем на них реагировать. Кроме того, тем кандидатам, которые пошли на пленарное заседание ВККС, надо искать 11 голосов. За это время общество может проанализировать кандидатуры тех, кому мы не доверяли, а ВККС доверила. Если голосование по кандидатам с нашими негативными выводами будет открытым, то есть шанс, что ВККС прислушается к ним и не преодолеет вето".

Фото: Facebook Романа Маселко,  Facebook Общественного совета добропорядочности

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...