Крымские дела: прорвать информационную блокаду

Законы РФ расплывчаты, и любой может оказаться террористом или экстремистом. Для этого не надо быть даже сторонником "Хизб ут-Тахрир".

Амире на днях исполнилось три года. Этот день рождения девочка провела без отца — заложник Кремля находится в Симферопольском СИЗО по "делу Хизб ут-Тахрир". С недавних пор продавца овощей обвиняют не только в терроризме, но и насильственном захвате власти.

Вадим Сирук — один из фигурантов дела организации "Хизб ут-Тахрир". Он — не крымский татарин, а человек, который в сознательном возрасте принял ислам.

11 февраля 2016 года в поселке Краснокаменка (Большая Ялта) представители оккупационного режима провели обыск в доме Инвера Бекирова, задержав его по подозрению в связях с этой организацией. Вскоре в Ялте арестовали еще троих человек, среди которых был и Сирук. К последнему ФСБешники приехали на съемную квартиру, а после явились и в дом родителей.

Именно Вадиму Сируку, как ожидается, 17 января будет первому предъявлено обвинение по статье 278 УК РФ "насильственный захват власти или насильственное удержание власти". Об этом говорит его адвокат Эмиль Курбединов. "Эта информация поступила от следователя ФСБ РФ Сергея Махнева. В телефонном режиме об этом мне сказал", — говорит защитник.

Вадим Сирук
Вадим Сирук с дочерью Фото: соцсети

"Увеличивается только абсурд в цифрах, — говорит Курбединов. По 278-й статье предусматривается лишение свободы на срок от 12 до 20 лет. Сейчас же моему подзащитному Вадиму Сируку грозит от 15 до 20 лет лишения свободы либо пожизненное. И если эту статью вменяют Сируку, то глупо, юридически неграмотно было бы не вменять эту статью всем остальным фигурантам дела "Хизб ут-Тахрир". Я думаю, она будет у всех, кто обвиняется по статье 205.5". То есть "организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации".

На днях защитник нескольких крымских политзаключенных приехал в Киев, чтобы вместе с другими правозащитниками встретиться с украинскими журналистами.

Заявлять, что приезд адвоката крымчан в столицу — рискованный шаг, ничего не говорить. Таким людям, как Курбединов всегда тяжело выехать с полуострова и вернуться в Крым, на границе представители спецслужб то и дело спрашивают, зачем и куда они направляются, даже угрожают.

Эмиль говорит в Киеве четко и сдержанно. Старается лишь констатировать факты и не допускать ни малейших оценочных суждений. Его можно понять, когда он и сознательно уклоняется от некоторых вопросов журналистов. Цель Эмиля Курбединова — рассказать о делах крымских заключенных, которых РФ обвиняет в экстремизме, терроризме, а теперь уже и попытках насильственного захвата власти.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Абсолютный фарс. Зачем оккупанты выставляют крымских татар экстремистами и террористами

"До вас доходит, что происходит в Крыму, — говорит он, то и дело заглядывая в заранее подготовленные тезисы в ноутбуке. — Но мы решили приехать и с глазу на глаз подробно рассказать о вопиющих нарушениях и неблагоприятных перспективах, которые складываются на территории Крыма. Во-первых, существует решение Верховного суда от 2003 года, по которому ряд организаций были признаны террористическими. Во-вторых, название Меджлиса крымскотатарского народа террористической организацией. По сути эти два события разделили крымских активистов, крымских татар на два лагеря: если ты соблюдающий мусульманин и активничаешь — будешь террористом, если ты более-менее светский человек — будешь экстремистом".

 

"Дело Хизб ут-Тахрир"

Задержания начались в январе 2015 года. Тогда оперативники ФСБ устроили обыски в двух домах в поселках возле Севастополя. Троим крымским мусульманам — Феррату Сайфуллаеву, Рустему Ваитову, Нури Примову — предъявлены обвинения в участии в "Хизб ут-Тахрир". Руслану Зейтуллаеву — в организации ячейки. 1 июня 2016 года начался процесс над так называемой "севастопольской четверкой". В первые дни сентября Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону, тот самый, который осудил Олега Сенцова и Александра Кольченко, вынес приговоры ребятам: Сайфуллаеву, Ваитову и Примову дал пять лет лишения свободы, а Зейтуллаеву — семь.

"Приговор был обжалован лишь в части приговора Зейтуллаева — суд переквалифицировал с части первой на часть вторую, сказав, что он не верит, что Руслан — главарь какой-то ячейки, возможно, участник, но не руководитель — говорит Курбединов. — Такой приговор сильно ударил по авторитету ФСБ. Почему так произошло, версий много, но мы это видим так: включилось определенное лобби, и Верховный суд отменил именно в части Зейтуллаева приговор и отправил на новое судебное рассмотрение. Были даны посылы суду, что Руслана все-таки надо признать главарем. Стоит понимать, что от этих первых приговоров зависят все уголовные дела в Крыму с участием мусульман. Пока же в связи с решением суда к ФСБ возникло много вопросов, возможно, и этот человек, и другие никакие не главари?"

Следующие задержания произошли в феврале и апреле 2016 года. Тогда ФСБешники арестовали крымского правозащитника, члена контактной группы по правам человека Эмира-Усейна Куку и еще пять человек, образовавших "ялтинскую группу" — Инвера Бекирова, Арсена Джеппарова, Муслима Алиева, Вадима Сирука и Рефата Алимова.

Эмир-Усейн Кука
Эмир-Усейн Кука investigator.org.ua

В мае 2016 года по делу "Хизб ут-Тахрир" были задержаны еще четыре жителя Бахчисарая: Зеври Абсеитов, Ремзи Меметов, Рустем Абильтаров и Энвер Мамутов. Последнего оккупанты назвали "организатором группы".

"Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" или "Исламская партия освобождения" появилась в 1953 году в Восточном Иерусалиме. Она считается движением за "чистый ислам". Ее цель — "возрождение исламского образа жизни в тех странах, где он подвергся забвению, и распространение исламской идеологии по всему миру". Другими словами, "Хизб ут-Тахрир" хочет объединить весь исламский мир и добиться этого показательно ненасильственным путем. "Хизб ут-Тахрир" запрещена в Германии. Причина — отрицание ею права Израиля на существование. В Казахстане, Киргизии и Таджикистане "Хизб ут-Тахрир" признана экстремистской. В Узбекистане действует легально, но множество ее членов оказались за решеткой из-за конфликта с режимом Ислама Каримова. В России в феврале 2003 года решением Верховного суда РФ "Хизб ут-Тахрир" была признана террористической организацией.

"В России запрет "Хизб ут-Тахрир" сейчас очень удобно используется для того, чтобы притеснять всех тех, кто неудобен для оккупационных властей", — уверена правозащитница Ленура Энгулатова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Спасти патриота Умерова

Арсен Джеппаров
Арсен Джеппаров Фото: соцсети

"Я хотел бы коснуться вопроса карательной психиатрии, — продолжает Курбединов. — Многие не совсем понимают, что это означает. Ее стали применять, начиная с дела Ильми Умерова. "По тем статьям, по которым обвиняется Ильми Умеров и ребята по "Хизб ут-Тахрир", такая экспертиза не обязательна к проведению. Следователи говорят, что они делают ее для подстраховки, чтобы потом человек не пытался имитировать сумасшествие. Но это полная чушь — человек в любой период времени может стать невменяемым. Когда людей привозят якобы на добровольную экспертизу, им начинаю задавать вопросы по сути уголовного дела. Но ведь и Ильми Умеров, и ребята по делу "Хизб ут-Тахрир" отказались на этапе следствия от дачи любых показаний. И эта экспертиза — одна из попыток у них что-то выудить. Они отказываются и там отвечать. Тогда психиатр пишет, что лица неконтактные, поэтому их минимум на 21 день надо посадить в психушку для обследования. Когда их туда привозят, снова возвращаются к вопросам по существу дела, а также провокационным: как они относятся к муфтию, к тем или иным политическим процессам, исламским течениям. Не надо быть экспертом, чтобы сказать, к чему это все — это еще один элемент давления. И к этому надо относиться очень серьезно. В последствие разговоры могут перерасти к применению лекарственных препаратов".

"Дело Хизб ут-Тахрир" имеет очень большую перспективу в Европейском суде по правам человека — дела выиграем", — уверена юрист Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека (УХСПЧ) Анастасия Мартыновская. Сегодня в ЕСПЧ находятся около десять крымских дел, которые в ближайшее время начнут рассматривать по существу.

 

Крымский татарин — диверсант?

Еще один подзащитный Эмиля Курбединова — Ридван Сулейманов. Он — один из так называемых "крымских диверсантов", который был арестован, по официальной информации, примерно в одно время с Евгением Пановым. "На самом деле Сулейманова арестовали за месяц до Панова, — рассказывает адвокат. Чтобы исключить некие негативные моменты по отношению к нему, скажу только о том, что он подписал. В протоколе сказано, что Ридван Сулейманов приехал в Крым, пришел в аэропорт Симферополя, по телефону набрал дежурную службу полиции и связал кого-то с территории Украины с этой полицией. Он ничего не говорил, а человек, который находился якобы в Украине, сказал, что на территории Республики Крым заминировано несколько объектов — аэропорт, морские вокзалы в Керчи, Севастополе, железнодорожный вокзал, паромная переправа. Такие действия, якобы, нанесли РФ, в том числе ФСБ, ущерб более 3 миллионов рублей. За это ему грозит пять лет лишения свободы".

Надо сказать, что, по словам представителей ФСБ в оккупированном Крыму, "Сулейманов дал признательные показания, исходя из которых, сообщения о заложенных взрывных устройствах должны были отвлечь внимание крымских правоохранителей и создать условия для успешного прохода на территорию Крыма диверсионных групп". Таких, как "группа Панова"...

Как мы теперь знаем, после ареста Ридвана Сулейманова были задержаны житель Запорожской области Евгений Панов и крымчанин Андрей Захтей. Всех троих в ФСБ назвали "группой крымских диверсантов". Ныне Панов и Захтей находятся в московском СИЗО "Лефортово", Сулейманов — в Крыму.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Фактор Панова — причины и последствия

"Однако исходя из всех фактов, которые я увидел, как его задерживали, что он тогда говорил, как выглядел, какие заявления сделал Панов, у меня есть основания предполагать, что он не добровольно подписывал этот протокол, — говорит защитник Сулейманова. — Информация в нем требует тщательной проверки. Очевидно, на него оказывалось жесткое давление".

Евгений Панов
Евгений Панов Скриншот

 

Административные наказания

Наряду с уголовными преследованиями "крымские власти" активно применяют метод устрашения административными наказаниями. Об этом говорит правозащитница Лиля Гемеджи.

"В Крыму образовалась прослойка гражданских активистов, которые посещают места обысков, судебные заседания, мониторят ситуацию и освещают ее в СМИ. Такие люди начали подвергаться административному преследованию, — говорит она. — Например, минимум пять человек были подвергнуты административному взысканию за участие в так называемом "несанкционированном митинге" возле кафе "Салачик" в Бахчисарае 12 мая 2016 года. На таких людей ФСБ собирает досье. Затем происходит запугивание и преследование активистов для того, чтобы подавить освещение всех правонарушений в Крыму. Парадокс в том, что за участие в том митинге был привлечен даже директор кафе, который находился на рабочем месте. Данные дела стряпаются с большими нарушениями: админпротоколы не соответствуют букве закона, лица, привлекаемые к административной ответственности, лишены возможности воспользоваться услугами защиты, сроки составления админпротоколов нарушаются, а если дело попадает в суд первой инстанции, там отклоняются все ходатайства, в том числе о допросе свидетелей. Свидетели — это люди, которые в тот день торговали недалеко от кафе. К ним подходили сотрудники ФСБ. Если это люди славянской внешности, то в их формулировках присутствуют такие фразы как "агрессивно настроенные лица крымскотатарской национальности", если же опрашивались граждане крымскотатарской национальности, то просто описывалась ситуация и говорилось, что не знают, почему там собрались люди. Судья дает три секунды на то, чтобы человек сделал выбор — признал свою вину. При этом заявляет, от того признает или не признает обвиняемый свою вину, будет зависит лишь размер штрафа. Так же дают писать объяснения по образцу: я такой-то раскаиваюсь, признаюсь и прошу назначить мне минимальное наказание".

В результате люди были вынуждены заплатить крупные штрафы — от 10 до 30 тысяч рублей (4300—12900 гривен).

"В основу этих дел легло то, что один из активистов 12 мая 2016 года в микрофон мечети обозначил четыре частных адреса крымских татар, у которых проходили обыски, призвал соотечественников не оставаться равнодушными. Но в результате все были привлечены за несанкционированный митинг у кафе "Салачик", возле которого люди собрались на стихийное собрание в ответ на действия силовиков", — объясняет Гемеджи.

Еще один пример административок приводит Ленура Энгулатова. Она вспоминает, как 12 февраля приостановили деятельность Меджлиса, 26 апреля он был признан экстремисткой организацией, а спустя несколько месяцев его деятельность на территории РФ была запрещена.

"Решение вступило в силу 29 сентября, — говорит правозащитница. — За несколько дней до этого одиннадцать лиц были привлечены к административной ответственности по части 1 статьи 20.28 админкодекса РФ, согласно которой работа общественного объединения, деятельность которого приостановлена, наказываются штрафными санкция. Так встреча друзей у Ильми Умерова в Бахчисарае была воспринята правоохранителями как незаконная деятельность Меджлиса. 11 протоколов были направлены в суд, а он принял решение о привлечении к административной ответственности и вынес решение о наложении штрафа от 500 до 1000 рублей. Были поданы апелляции представителями "правонарушителей", однако решение суда первой инстанции было оставлено в силе".

Стоит напомнить, что, по новому закону в РФ, два административных преследования дают основания для начала одного уголовного.

"РФ уже выработала ограничительный механизм для людей, которые участвуют в мирных акциях протеста, — говорит Анастасия Мартыновская из УХСПЧ. — В большинстве своем путем привлечения к административной ответственности. За два года подходы не изменились — они ужесточились. Вскоре вступают в силу так называемые "антитеррористические поправки Яровой", благодаря которым сроки увеличиваются в два раза за все то, что подпадает под "экстремизм", "терроризм".

Крымские адвокаты и правозащитники в один голос говорят, что в Крыму для поисков террористов, экстремистов и диверсантов на полуострове созданы отделы в компетентных органах. В них вливаются огромные деньги — миллионы. И все эти отделы должны отчитываться о проделанной работе. При этом законы в РФ довольно расплывчаты и любой человек может оказаться террористом или экстремистом. И для этого не надо быть даже сторонником организации "Хизб ут-Тахрир".

фото: investigator.org.ua

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...