Новый этап: как изменятся отношения России и США после военного ответа американцев в Сирии?

Эксперты рассказали, во что выльется противостояние России и США, а также будет ли Путин и дальше поддерживать Асада.

Сирия, авиабаза, США, удар
Reuters
Военный ответ США — удар 58 крылатых ракет "Томагавк" по авиабазе в Сирии — на химические атаки в сирийской провинции Идлиб, в ходе которых погибла сотня людей, в том числе дети, не мог не отразиться на отношениях Соединенных Штатов Америки и России. Ведь, как известно, Москва активно поддерживает режим сирийского лидера Башара Асада, войска которого и задействовали химическое оружие против мирного населения. РФ такие действия США назвали "агрессией под надуманным поводом".

Президент США Дональд Трамп объяснил, что дал приказ нанести удар по авиабазе, с которой осуществлялись химические атаки, чтобы ухудшить возможности сирийской армии в дальнейшем осуществлять такого рода действия. А, кроме того, он заявил, что США вновь могут прибегнуть к таким действиям "по мере необходимости и целесообразности".

Эксперты рассказали "Главреду", как в дальнейшем могут складываться отношения США и России после недавних сирийских событий, каких масштабов может достичь противостояние между этими странами, а также будет ли Москва и впредь поддерживать режим Асада и почему.

Тарас Чорновил
Тарас Чорновил Главред
Политический аналитик, бывший народный депутат Тарас Чорновил:

Трамп, ответив на химическую атаку в Сирию ракетным ударом, начал показывать себя адекватным президентом, который осуществляет шаги диаметрально противоположные обещанному им во время предвыборной кампании. И о Сирии, и о Северной Корее Трамп делал сомнительные заявления — мол, это не наше дело, пусть этим занимаются те, кто ближе к этим государствам. Сейчас он начал реагировать на происходящее в мире, реагировать жестко, на уровне мощных президентов, таких как Трумэн и Эйзенхауэр. Это доказательство того, что в США к власти пришел сильный лидер, который быстро учится и осваивает международную политику на очень серьезном уровне.

Следует отметить, что параллельно с ракетным ударом по сирийской авиабазе состоялось другое знаковое событие — первые переговоры между лидерами США и Китая. Никто не ожидал, что после жестких антикитайских заявлений Трампа может быть выстроена нормальная система взаимоотношений между странами. Таким образом, мы наблюдаем формирование нового мира, который точно не будет двухполюсным — США и Россия. Эта тема сейчас полностью отброшена, Россия маргинализуется прямо на глазах. США признали право на участие в серьезном формировании за Китаем. Это — удар по России на уничтожение. Если Америка и Китай договорятся о сотрудничестве, то создастся не двухполюсный мир, а многополярный мир, в котором США и Китай будут играть роль знаковых стран, пользующихся методами "мягкой силы", а если будут жесткие нарушения международных принципов — методами прямых вооруженных вмешательств. При этом силы США и Китая могут действовать синхронно и согласованно.

Россия для дуэта США—Китай скоро просто перестанет существовать. Она не рассматривается как партнер или государство, представляющее глобальную угрозу. Даже Обама, слабенький, пугливый и очень пацифистски настроенный президент, продемонстрировал свою силу: когда Путин в присутствии Меркель и Олланда заявил, что он может решиться и на третью мировую войну, но буквально спустя несколько часов после этой встречи вдруг перестал существовать противоракетный "космический щит" Российской Федерации — он просто был отключен. Обама сумел показать Путину, что вся российская система ядерного сдерживания ничего не стоит. Ведь ни одна российская ракета до США не долетит, а американские до России долетят почти все. Когда нет ядерного баланса, рассматривать Россию как сверхдержаву и как ядерный потенциал могут только в Европе, поскольку Европа еще под угрозой. А поскольку Трамп не всегда демонстрирует внимание к проблемам и угрозам, существующим в Европе, для России все эти действия стали началом конца. Теперь любой шаг России будет получать соответствующий ответ — санкции. Не думаю, что заявление министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона о том, что после химических атак в Сирии должны быть срочно введены новые санкции против России, не было согласовано с госсекретарем США.

Что может сказать Россия? А она уже все сказала. После атаки на авиабазу в Сирии в России была попытка сделать громкое заявление — "агрессор будет наказан", а затем озвученные позиции были либо никакими, либо просто смешными (так в российском министерстве обороны сказали, что это были неэффективные атаки, которые их особо не беспокоят). Все это — признак того, что Россия начала "сдуваться". Путин любит изображать из себя "крутого Джека", но когда он сталкивается с силой, он оказывается элементарным трусом, который только со слабыми машет кулаками. Потому не стоит ничего особого ожидать, кроме маргинализации России в международных процессах.

Почему Путин так держится за Асада? Если бы России удалось жестко дестабилизировать весь Ближний Восток (а Сирия — это отличная база для такой дестабилизации), раскрутить террористические угрозы, разрушить пути и систему поставок нефти — все это могло бы вызвать рост цен на нефть. Для России это важно, вот она и держится за эту территорию.

Кроме того, Кремлю нужны были гарантии создания мощной российской военно-морской базы на Средиземном море. А единственная страна, которая была готова предоставить России для этого территорию, — Сирия. Но сегодня все это выглядит менее реалистично. Но все понимают, что Черноморский флот РФ в Черном море — это абсолютная глупость. Средиземноморский флот дал бы выход на какое-то противостояние США. Только для такого противостояния нужно иметь еще корабли, а не тот так называемый "авианосец", который смешил всех своими авариями и поломками в Средиземном море у берегов Сирии.

Сирия была важна для России, исходя из этих стратегических вопросов. Но помимо всего прочего срабатывает еще и момент "скреп": в России успели объявить Сирию "колыбелью цивилизации" и т.д., а на этой основе было создано множество идеологем, которые в России активно раскручивались, и вот сейчас взять и отступить от Сирии — ну, не по-пацански как-то это будет.

Но, судя по тому, как пришлось сдуться Путину после ударов "Томагавками", я думаю, что рано или поздно ему придется дать задний ход. Россия предложит какой-то свой негласный план, и о нем мы узнаем разве что по последствиям. Возможно, Россия предложит заменить Асада на кого-то более-менее приемлемого. Но и тут она окажется в тупике: Путин не сможет согласиться на кого-то нейтрального — ему нужно, чтобы это обязательно был выпускник российских военных вузов, совершенно контролируемый Россией, но без злого имиджа. Таким образом, в какой-то момент Асада могут просто физически устранить. Но я не думаю, что Запад на такое согласится. После того как США показали, что они — участник событий, думаю, что речь может идти только о компромиссной для всех фигуре на замену Асаду. А для России такой вариант пока что совершенно неприемлем.

Так что Россия еще будет вязнуть в ситуации в Сирии и, возможно, нарвется на дополнительные санкции. Следует понимать, что Асад не является абсолютно контролируемым и управляемым Россией. Не уверен, что Россия была заинтересована в химических атаках в провинции Идлиб. Ведь все понимают, что это оружие — исключительно российского производства, пусть частично советского, но многое обновлялось. И все понимают, на кого будут "переведены стрелки". Но сдержать Асада, у которого есть привычка уничтожать своих врагов химическим оружием (ведь это не первое его применение химического оружия), весьма сложно. Даже если бы Россия выдвинула ему жесткое требование — не делать этого, он все равно рано или поздно для запугивания запустил бы эти самолеты с химическим оружием. В таком случае другого выхода, кроме как ликвидировать его физически, у России просто не будет. А замены ему она найти не сможет. Потому Россия будет все больше увязать в сирийском конфликте.

Богдан Яременко
Богдан Яременко Главред
Дипломат, руководитель фонда "Майдан иностранных дел" Богдан Яременко:

Тема Сирии — не единственная точка противоречий между Россией и США, и сводить все российско-американские взаимоотношения только к этой теме не стоит. Ведь есть не менее острые темы — например, Северная Корея. Это более острый кризис, поскольку, только отвечая на бурное развитие ядерных и ракетных программ Северной Кореи, США устанавливают радары на территории Южной Кореи, которые захватывают и Россию, они также рассматривают возможность вооружения Японии и Южной Кореи ядерным оружием для балансирования с угрозами со стороны Северной Кореи. Все это вызывает у россиян недовольство. Также США продолжают политику санкций против РФ. Без привязки к Сирии новая американская администрация в последние дни заявляет о том, что фактически позиция сформирована — санкции будут продолжаться. А из-за событий в Сирии заговорили о возможности ужесточения санкций.

Сейчас прослеживаются четкие тенденции к обострению российско-американских отношений. Причем эти тенденции углубляются. Если еще полгода назад были опасения по поводу возможности закулисных договоренностей, в том числе относительно Украины, между Россией и США, то сейчас оказалось, что Украина — не самая острая точка в отношениях России и Америки. И теперь мы четко можем сказать, что ни о каком сговоре за нашей спиной речь не идет, поскольку возникают и нарастают очень сложные конфликты между США и Россией. Что касается нашего направления, то некоторые американские эксперты заговорили даже о том, что США в какой-то перспективе могут принять решение и о вооружении Украины. Если это будет сделано, это создаст еще большее напряжение в российско-американских отношениях.

Так что тенденция четкая — к обострению, и не нужно это связывать лишь с Сирией. Сирия — это фрагмент. Сирийские события сложно предусмотреть, ведь ни стратегия России в Сирии, ни стратегия США в Сирии не понятны. Выпущенные Америкой 50 ракет — это недостаточно для того, чтобы сменить правительство Асада, чтобы уничтожить его военных, чтобы переломить ход военной кампании. Все это будет зависеть от того, что будут делать американцы, а что они будут делать — пока что не понятно.

Позиция России сейчас весьма двусмысленная. С одной стороны, она провозглашает воинственные декларации, с другой — уже сегодня эти воинственные декларации развенчиваются, после того, как США применили силу против российского вооружения (на авиабазе в Сирии были российские военные), и небо Сирии охраняется российскими комплексами ПВО. Так что можно сказать, что ракетный удар Америкой был нанесен по России, а не просто по Сирии. Заявление об отзыве какого-то меморандума совершенно не адекватно жесткой риторике или решительным действиям (таким как введение контингента, как открытая агрессия против Украины со стороны РФ). Поэтому на уровне риторики Россия пытается показать, что она продолжает свою политику, что США ее ни в чем не убедили. Но эта риторика уже является неадекватной, потому что США просто откровенно проигнорировали Россию и ее присутствие в Сирии, и РФ ничего не смогла противопоставить.

Почему Россия поддерживает Асада? Россия, скорее всего, примет госсекретаря США с визитом. Очевидно, это и будет одной из тем переговоров. Сказать сейчас что-то определенное сложно, потому что не понятны стратегия США и России. Не понятно, чего Россия хочет добиться, является ли для нее и ее политики Башар Асад ценностью, либо же ценностью является российское военное присутствие в Сирии.

Возможно, чтобы сохранить лицо и не проиграть военную кампанию в Сирии России, США предложат заменить Асада на другую фигуру. Но сказать точно сложно, потому что не ясно, что будет делать одна и другая сторона.

Перед бомбовым ударом международная практика свелась к тому, что судьба Башара Асада не является приоритетной, его устранение не является актуальной задачей. Это подтвердила и Турция, и США, и другие участники. Но после бомбового удара эта риторика меняется. Я думаю, что сегодня это будет один из самых острых вопросов, о которых будут дискутировать. Если какие-то сговоры и будут иметь место между США и Россией, то, скорее всего, о судьбе Башара Асада, а не об Украине.

Сергей Толстов
Сергей Толстов Главред
Директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов:

Акция американцев — ракетный удар по авиабазе в Сирии — была чисто демонстративной. Как пишут некоторые российские источники, база была обстреляна кассетными противопехотными боезарядами. Таким образом, акция была демонстративной, и никакого существенного ущерба или повреждений она не принесла. Америка таким способом показала свою готовность применять силу.

Россия в ответ, очевидно, будет пытаться нарастить свое присутствие, чтобы сделать невозможными подобные вооруженные акции в будущем. Безусловно, это повлияет и на американцев. Возможно, будут переговоры, возможно, Москва попытается повлиять на режим Асада и контролировать его действия. Тиллерсон заявлял, что акция США не предполагает войны против режима Асада. Поэтому остается вероятность, что ситуация будет спущена на тормозах, если при этом Россия будет больше контролировать действия Асада. По крайней мере, сейчас американцы не демонстрируют желания втягиваться в сирийский конфликт более глубоко.

Возможно, после визита в Москву Тиллерсон привезет какую-то договоренность с россиянами. Но вполне очевидно, что союза между ними не будет. Да и перспективы того, что конфронтация между Россией и США перерастет до масштабов Вьетнамской войны, я тоже не вижу.

Важны в этом контексте и переговоры с Китаем. Но они пока что не решили все вопросы, однако стороны — США и Китай — продемонстрировали взаимную симпатию. Так что обострений с Китаем на сегодняшний день не предвидится. Поэтому и отношения с Китаем, и отношения с Россией сложно спрогнозировать — не понятно, как они будут развиваться. Тем более, стратегия Трампа до сих пор не сформирована — есть лишь некоторые фрагменты, по которым можно судить о нынешней ситуации.

Россия и в дальнейшем будет поддерживать режим Асада. Но вопрос в том, будет ли она его контролировать. Очевидно, стороны должны договориться о том, как его заменить. Это могло бы стать элементом разрядки ситуации. Однако заменить его прямо сейчас — сложно. Не думаю, что вопрос о замене Асада или о переформатировании сирийского правительства будет главным для американо-российских отношений. Вряд ли американцы будут иметь какие-то дела с нынешним сирийским правительством. Поэтому, возможно, Москва даст какие-то гарантии, что может несколько успокоить ситуацию. Если не даст — кризисные отношения будут сохраняться.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...