Опасная политизация истории: перестанет ли Польша быть "адвокатом" Украины в Европе

Эксперты рассказали, каковы перспективы разрешения украинско-польских споров по историческим вопросам, а также кому и чем выгоден этот конфликт.

Польша, Украина
atn.ua
Напряженность в отношениях Украины и Польши, возникшая из-за споров на исторические темы, получила новый виток после ряда заявлений, прозвучавших из уст высокопоставленных польских чиновников. В частности, министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский заявил, что они "не будут допускать людей, которые демонстрируют крайне антипольские позиции, на территорию Польши", и что "люди, которые демонстративно носят мундиры СС "Галичина", в Польшу не въедут".

На это в украинском МИДе заявили четко: "в Украине нет антипольских настроений, и большинство украинцев абсолютно положительно относится к Польше, несмотря на различие в оценках сложного исторического прошлого".

Позже об "украинских политиках с антипольскими взглядами" заговорил и президент Польши Анджей Дуда. Он подчеркнул, что это неприемлемо. "Я ожидаю от президента Петра Порошенко, от премьер-министра Владимира Гройсмана, что люди, которые откровенно провозглашают националистические и антипольские взгляды, не будут занимать важных должностей в украинской политике", — отметил Дуда.

В Украине на все резонансные заявления поляков ответили готовностью к диалогу. Более того, президент Порошенко инициировал проведение чрезвычайного заседания Консультационного комитета глав государств Украины и Польши. И уже 11 ноября, когда украинский президент поздравлял своего польского коллегу с Днем независимости Польши, они согласовали проведение данного заседания консультационного комитета. Также президенты поручили начать подготовку рабочего визита Анджея Дуды в Харьков в декабре этого года.

По мнению экспертов, опрошенных "Главредом", анонсированные встречи украинских и польских политиков могут несколько снять напряженность в отношениях между государствами, однако вряд ли помогут полностью погасить конфликт. Поскольку этот конфликт, по их словам, возник из-за чрезмерной политизации исторических вопросов именно со стороны польских политиков, а эта политизация, в свою очередь, предназначена, прежде всего, для внутреннего потребления в Польше.

В чем кроются истинные причины нынешнего украинско-польского конфликта? Почему и зачем поляки спекулируют на самых болезненных вопросах общей истории украинцев и поляков? Каковы перспективы нормализации отношений между Украиной и Польшей? К чему готовиться Киеву, если так не удастся достигнуть взаимопонимания с Варшавой? А также какие государства смогут перебрать на себя роль "адвоката Украины в Европе", которую до недавнего времени играла Польша? Об этом и много другом эксперты рассказали "Главреду".

Алексей Гарань
Алексей Гарань Главред
Научный директор Фонда "Демократические инициативы", профессор политологии НаУКМА Алексей Гарань:

Есть существенное отличие в том, как Украина и Польша трактуют историю. И в этом нет ничего удивительного, потому что у каждой страны — свой пантеон героев, который может не совпадать с пантеоном героев другой страны. Тем более, если говорить об истории, которая часто была достаточно сложной, если не сказать кровавой.

Предыдущее руководство Польши и Украины сделало все для того, чтобы убрать политизацию исторических вопросов. Это было сделано во время президентства Квасьневского и Кучмы, это было правильным — проблема была, по сути, снята. А остальную работу спокойно должны были доделать историки.

Но, к сожалению, происходящее в украинско-польских отношениях сейчас — это политизация истории со стороны Польши, а точнее — нынешнего польского руководства.

Я не буду оригинальным, если скажу, что в основном это делается для внутриполитического потребления в Польше. Нынешнее руководство Польши занимает правоконсервативные позиции, где существенным компонентом является политизация истории. В Европе действия партии "Право и справедливость" оцениваются крайне негативно в плане создания модели с доминированием одной партии. Действия "ПиС" критикуются и внутри страны (были многотысячные демонстрации, в частности, по вопросам судебной реформы и так далее). В этом смысле политизация политики памяти — это один из компонентов действий польской стороны.

Основной акцент поляки делают на героизацию ОУН-УПА в Украине. Действительно, многие аспекты деятельности этих организаций неоднозначны, особенно, если мы говорим об ОУН на начальном этапе и польско-украинском вооруженном конфликте.

Но во времена Квасьневского и Кучмы был подобран инструментарий — как подходить к этим вопросам, и проблемы, в принципе, были сняты. Нынешнее стремление к политизации — это результат действий, прежде всего, польской стороны.

Очевидно, есть и "третья сторона" в этом конфликте, то есть Россия, которая выигрывает от польско-украинских споров.

В данной ситуации Украине важно продемонстрировать готовность к прагматическому разрешению возникших вопросов. Инициатива, с которой выступил президент Порошенко, о том, чтобы состоялось заседание консультационного комитета президентов Украины и Польши на уровне внешнеполитических советников, — это очень правильный шаг. Я думаю, пока что полностью не удастся снять весь негатив, но, по крайней мере, это будет шаг в правильном направлении. Ведь политизация истории стала частью польской внутреннеполитической пропаганды.

После заявления главы МИД Польши Ващиковского о том, что он не рекомендует Дуде встречаться с Порошенко, польский лидер оказался в сложной ситуации. Потому что, если он будет действовать прагматично и не отреагирует на эти заявления, его обвинят в том, что в Украине называют "зрадой". Поэтому Дуда — в сложной ситуации. А встреча на уровне советников президентов может помочь нащупать точки соприкосновения.

Польшу часто называли "адвокатом" Украины в Европе. И сейчас, несмотря ни на что, интересы Украины и Польши остаются общими. В частности, Польша заинтересована иметь в качестве соседа стабильную демократическую Украину, друга и партнера.

Но все-таки на международной арене сейчас активную роль в отстаивании интересов Украины играют Литва и Швеция. Но поскольку "адвокат" должен защищать интересы "клиента", не зависимо от того, каким является "клиент", Украина должна думать о том, чтобы ее позиция выглядела понятной и прогнозируемой, а также привлекательной для партнеров. Если Украина погрязнет в каких-то внутриполитических дрязгах, то ничего хорошего их этого не выйдет. Так что, по крайней мере, на внешней арене мы должны действовать синхронно и согласованно.

Тарас Чорновил
Тарас Чорновил Главред
Политический аналитик, эксперт по вопросам международной политики Тарас Чорновил:

В Украине и у власти, и у оппозиции хватило ума не играться в политизацию истории. В отличие от Польши. То, что Порошенко, Климкин и Гройсман будут избегать в адрес Польши каких-то громких заявлений и выпадов в стиле "сам дурак", было понятно изначально — Украина сейчас не в том положении, чтобы рассориться с еще одним соседним государством, тем более членом Евросоюза и НАТО. Однако можно было опасаться, что праворадикальные партии начнут откровенную антипольскую кампанию и начнут давить на власть — мол, "нас обидели, на это нужно ответить". Но в Украине все повели себя разумно и сдержано.

Вспомните, пару лет назад, во время предыдущей атаки польской власти на Украину на исторической почве, Андрей Ильенко сказал, что мы будем более мудрыми и не будем опускаться до того, чтобы "меряться с поляками геноцидами".

Все это продемонстрировало уровень политиков в Украине.

А в Польше сейчас все неоднозначно. Сама партия "Право и справедливость" — это интересный конгломерат очень разных общественных и политических групп, часть из которых имеют долгую историю, часть появилась сравнительно недавно или присоединились к партии из ультраправой среды. В Польше крайние ультраправые часто получают поддержку со стороны России. Но в самой Польше их не особо поддерживает население. Та же партия "Змяна", со стопроцентным российским финансированием и руководством, которая была заточена на откровенно антиукраинскую деятельность, потерпела стопроцентное фиаско. Даже ее попытка раскрутить "Реституцию Кресов", задача которой — вернуть польское имущество, расположенное на территории Западной Украины, или получить компенсацию за оставленную поляками на этой земле собственность, полностью провалилась.

Лет пять-семь назад к партии "ПиС" начали присоединяться ультрарадикалы, которые не нашли себе другого места, в том числе и ультрарадикалы, которые были завязаны на российские интересы.

Самое большое сосредоточение ультрарадикализма и реваншизма собрано в Польском институте национальной памяти. Причем ругаются и спорят сейчас они не только с Украиной, а со всеми. Намного серьезнее они разругались с Германией. Также у них идут споры со Швецией, с Брюсселем. Все что-то им должны, все у них что-то отобрали, все против них воевали, все кругом мерзавцы, и все должны перед Польшей извиниться… Этот институт стал ядром ультрареваншистских настроений, которые начали развиваться в "правой", но достаточно адекватной партии "ПиС". И эта ультрарадикальная группа в партии начала играть в свою игру. Эта игра была малоперспективной, пока у партии "ПиС" были серьезные перспективы и рейтинги (она обладала 50%-ной электоральной поддержкой). И игрались они сначала в "закручивание гаек" у себя в Польше. Но их рейтинги круто пошли вниз, и шансы этой политической силы на следующих выборах резко стали падать.

В такой ситуации начали нарастать некоторые внутренние противоречия. И эта группа, которая идеологически сконцентрирована вокруг Польского института национальной памяти (а самыми выдающимися личностями этой группы являются политический лузер, министр иностранных дел Витольд Ващиковский, который нанес огромный ущерб отношениям Польши и ЕС, это провал, которого Польша не знала никогда; а также вице-премьер-министр — министр культуры Петр Глинский, который ранее считался весьма мудрым и взвешенным человеком, но сейчас тоже стал играть в ультрарадикализм), начала жестка передавливать правящее ядро — спикера Сейма, президента страны и премьер-министра. В итоге, в партии "Право и справедливость" началась игра "А кто здесь больший патриот?". На мой взгляд, пока что доминируют эти политиканы в Польше.

Но, судя по действиям администрации польского президента и кабинета министров Польши, мне кажется, что там готовится некий удар в ответ. И, переняв очень грязную риторику, обе правящие структуры заинтересованы в том, чтобы за счет украинского вопроса взять ситуацию под контроль, а дальше все-таки играть не в политиканство, а в политику.

В администрации президента Польши четко заявили о готовности к переговорам с украинской стороной, хотя всякие "ващиковские" отрицали даже возможность таких переговоров. И президент Анджей Дуда фактически подтвердил, что никакой отмены его визита в Украину не будет, даже несмотря на истерику Ващиковского. Так что постепенно в Польше начинали "разруливать" ситуацию. И когда немного стихнет шум, думаю, произойдет отставка Ващиковского, потому что за развал польской внешней политики был встал вопрос о его устранении с должности, причем с большим позором.

Думаю, что политикам в Польше удастся взять верх над политиканами. Но это еще не значит, что Украине после этого станет комфортно работать с польскими правящими элитами. Ну никак не комфортно! Пока "Право и справедливость" при власти, у нас с поляками постоянно будут возникать исторические споры. Но все-таки политиканская группа в Польше должна потерпеть поражение до конца года. Если так произойдет, то ситуация выровняется, и с этим можно будет как-то жить.

Несмотря на провокационные заявления Ващиковского, Польша продолжает хорошо и абсолютно лояльно по отношению к Украине выполнять функции "адвоката" Украины в Европе. Ультрарадикалы много кричат внутри Польши. Но все, что происходит в пределах ЕС и НАТО, — в этом плане Польша не отказалась ни от одной из своих позиций и выполняет их совершенно полноценно. Потому здесь к Польше нет вообще никаких претензий. И я не вижу оснований ожидать, что это изменится в будущем.

Поведение Ващиковского, если его сейчас не уберут с должности, конечно, может несколько навредить. Потому что в ЕС многие вопросы решаются на уровне министров иностранных дел стран-членов ЕС. Но я все-таки надеюсь, что его отставка состоится, потому что он нанес такой удар по политике Польши, что это вряд ли сможет вытерпеть власть.

Еще один момент — размер и значение польской адвокатуры для Украины в Евросоюзе кардинально изменились. После прихода к власти партии Качиньского оценка Евросоюзом Польши начала несколько шататься. Катастрофа под Смоленским и гибель президента в некотором смысле остановили процесс маргинализации внешней политики Польши, как бы цинично это ни звучало. До этого отношение к Польше в Европе, мягко говоря, портилось: Ярослав Качиньский раскручивал серьезную антинемецкую кампанию и кампанию против органов Евросоюза, прозвучало их жесткое заявление о мигрантах, некоторые ксенофобские вещи. Все это начало вредить, но еще было куда ни шло. А дальше включились серьезные действия польского МИДа и нагнетание конфликтов в пределах ЕС.

Так что Польша теряет свою значимость в ЕС. Это плохо, потому что, не взирая на все выбрыки нынешней внешней политики Польши, она остается действительно хорошим "адвокатом" Украины, вот только сделать она на сегодняшний день толком ничего не может. Потому что ее голос стал намного слабее в европейских структурах после скандалов, которые поляки учинили по внутренним европейским вопросам — начиная мигрантами и заканчивая европейским бюджетом. Все это свело польскую политику в пределах ЕС к абсолютному минимуму.

Но особого значения это не имеет, потому что Украина уже давно вышла на прямой контакт с Берлином. И сегодня главным "адвокатом" Украины в Европе, правда, намного более придирчивым к украинской власти, является не Варшава, а Берлин. Польская адвокатура также остается, но ее значение не стоит преувеличивать — оно сейчас не велико.

Александр Палий
Александр Палий Главред
Политический аналитик Александр Палий:

Нынешняя политизация исторических вопросов польскими политиками объясняется, в частности, тем, что в Польше приближаются парламентские и президентские выборы. И в Польше сейчас достигнуто "плато среднего развития", то есть поляки достигли определенного уровня, и чтобы двигаться дальше, им необходимо очень усердно поработать. Намного легче прибегнуть к демагогии, нежели реально поработать на развитие, чтобы догнать Западную Европу. Демагогам проще найти кого-то виноватого, за счет кого можно безнаказанно пытаться самореализовываться. И сейчас польские политики пытаются самореализоваться за счет Украины. Они пытаются осуждать другие народы, им кажется, что у Польши не было никаких исторических грехов. Они пытаются рассмотреть соринку в глазах ближнего, а не вынуть бревно из собственных глаз.

Безусловно, все это создает напряженность в украинско-польских отношениях и добавляет неискренности в них. В то время, как Украина фактически забыла все обиды в свой адрес со стороны Польши, поляки, наоборот, вытаскивают на поверхность те значительно меньшие обиды, которые у них были на Украину.

Такой подход — исторически безответственный и не моральный. Все это делается без учета исторических уроков. Если бы поляки помнили уроки истории, а не пытались обелить свое прошлое, они бы знали, чем все это закончилось, и как в ХVI веке Польша из самого большого государства Европы превратилась в ничто. И произошло это именно благодаря такой политике, которую некоторые поляки пытаются возродить сегодня. Попытки навязать другим народам свое видение и понимание прошлого, свою идентичность не приводят ни к чему хорошему. Поляки не затевают дискуссий по историческим вопросам — они просто пытаются навязывать свое видение истории.

Можно ожидать, что в результате запланированных заседаний и встречи украинского и польского президентов эмоции несколько остынут, особенно с польской стороны. Часто польские политики действуют рефлекторно и забывают думать, прежде чем что-то сделать. Многим полякам кажется, что они получили безопасность, в том числе от американских войск, которые находятся на территории Польши, от НАТО, и теперь могут повторять исторические ошибки в свое удовольствие. Но это не так.

Если в Польше кто-то считает, что можно повторять исторические ошибки, а не использовать уже полученный горький опыт, и что это разумно, то в такой ситуации Украина ничем помочь не может — она может лишь призывать к диалогу и взывать к разуму.

Сейчас многое зависит от США. Если там будет понимание того, что мелочные национализмы Восточной Европы — это не мудро, и что они превращают геополитически однородную Европу в архипелаг враждующих островов, слово американцев будет очень важно. 

Надежда Майная

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...