Признание вины или особая позиция: почему Россия заблокировала резолюцию ООН по Сирии?

Эксперты рассказали о роли России в сирийском конфликте, учитывая тот факт, что она воспользовалась правом вето при голосовании за резолюцию ООН по Сирии.

Сафронков, вето 02
Россия заблокировала резолюцию ООН по Сирии Reuters
Мировое сообщество попыталось официально на уровне Совбеза ООН осудить химическую атаку в Сирии 4 апреля и провести независимое расследование преступления, унесшего жизни сотни людей, в том числе десятков детей. Однако принять соответствующую резолюцию так и не удалось. Вполне предсказуемым в данной ситуации было поведение России, которая, воспользовавшись правом вето, заблокировала эту резолюцию ООН.

Документ поддержали десять членов Совбеза ООН, трое — Китай, Эфиопия и Казахстан — воздержались. Против, помимо России, высказалась также Боливия.

Мировое сообщество возлагает ответственность за применение химического оружия против мирного населения на сирийского лидера Башара Асада, которого, как известно, активно всячески поддерживает Россия. Она же была гарантом того, что химическое оружие в Сирии будет уничтожено.

Эксперты-международники рассказали "Главреду", какие выводы можно сделать о роли России в сирийском конфликте, учитывая ее голосование в Совбезе ООН против резолюции по химатаке в Сирии, почему РФ противится осуждению такого преступления и его расследованию, а, кроме того, есть ли у международного сообщества механизмы и способы предотвратить такие трагедии в Сирии в дальнейшем в обход позиции России.

Александр Хара
Александр Хара Главред
Директор департамента международных многосторонних отношений Фонда "Майдан иностранных дел" Александр Хара:

Сирийский элемент следует рассматривать как попытки Российской Федерации заставить мир относиться к ней как к великому государству, которое вершит судьбы мира, а не только свою собственную. Действия России в Сирии — попытка вернуться на геополитическую арену мира, как, собственно, и действия в Украине. Россияне очень удачно вклинились в конфликт, когда Обама проявил нерешительность, дав положительный сигнал Асаду, позволив совершать убийства и преступления против сирийского народа. Улучив момент, когда американцы проявили нерешимость, россияне вовремя вмешались в ситуацию. Применив минимум сил, они заблокировали возможность разрешения конфликта странами Запада силовым либо политико-силовым путем.

Россияне довольно долго этим кичились, пока определенное количество "Томагавков" не разрушило авиабазу, на которой находились, в том числе, российские военнослужащие. То есть, этот удар был сигналом как Асаду, так и Москве о том, что новая американская администрация может действовать неожиданно, довольно жестко и при этом не будет смотреть ни на С-300, ни на С-400, ни на Путинскую риторику.

Безусловно, противостояние будет продолжаться, поскольку Россия считает, что у нее есть внутренние ресурсы и поддержка ряда других стран, прежде всего, Китая, чтобы отстоять свою позицию. А ключевая позиция — официальная: есть легитимное правительство Асада (это правительство законное, но оно перестало быть легитимным после того, как Асад убил первого гражданина Сирии), и Россия настаивает на том, что нельзя свергать режимы. Недавно Путин сказал, что Асада не стоит вписывать в список тиранов вроде Милошевича, Каддафи и других, что ни к чему хорошему это не приведет. Таково видение россиян, и они его будут отстаивать, пока у них есть ресурсы, чтобы кормить собственную армию и наемников.

Этот процесс будет продолжаться, и, безусловно, россияне будут блокировать любые решения, которые не вписываются в их картину мира, в ООН и других организациях. Также будет продолжаться хамство — вроде того, что мы слышали от постпреда России в ООН Сафронкова, который пытался поучать британского коллегу языком, который просто неприемлем для дипломата.

Хамство и нахальство вообще присущи российской дипломатии, и они будут максимально проявляться, пока Россию не загонят в угол. Конечно, это произойдет не военным путем, а скорее всего санкциями и другими мерами, которые сокращают ресурсную базу РФ. Так что мы будем смотреть заседания Совбеза ООН как представления. И эффективными они точно не будут. После давления на Россию, когда она увидит, что все мировое сообщество, в первую очередь — наиболее богатые и влиятельные страны, не идет на уступки и продолжает наращивать давление на нее, появится "окно возможностей", чтобы Путин хоть немного отступил назад. Хотя, по большому счету, он является военным преступником, поскольку его вооруженные силы участвуют в бомбардировках мирных городов. А, кроме того, он был гарантом того, что химическое оружие должно было быть уничтожено, вывезено с территории Сирии. Но если информация американцев о применении 4 апреля боезарядов правдива, то это является военным преступлением, поскольку, получается, Путин позволил оставить и применить химическое оружие. Ведь на этой авиабазе были российские военнослужащие, а они как профессионалы и разведчики должны были знать характер вооружений. Но преступник преступника будет покрывать до последнего…

Фактически Тиллерсон сейчас выдвинул ультиматум — либо Путин продолжает поддерживать Асада (на Западе уверены, что это — преступник, которому не место в Сирии), либо Путин выбирает путь улучшения взаимоотношений с США, что чрезвычайно важно для России не с точки зрения экономики, а стратегической безопасности. Россия слаба в экономическом и технологическом плане, и она не ро́вня США по оснащенности и вооружению. Если США начнут настоящую гонку вооружений и будут оказывать военное и политическое давление на Россию, то она просто развалится. По большому счету, юридических способов укротить Россию нет. Изначально мировая система управления международными отношениями была создана так, чтобы у одной из сверхдержав — США или России — всегда была возможность заблокировать решение, чтобы не было навязывания каких-либо решений. И хотя сейчас Россия является слабым государством, она, тем не менее, сохранила за собой этот статус.

К примеру, югославская кампания была проведена в обход решения Совбеза ООН, поскольку стало понятно — если не вмешаться, будет катастрофа на Балканах. Поэтому западные страны решили применить, возможно, не совсем законные, но, я убежден, совершенно легитимные и обоснованные шаги, чтобы прекратить кровопролитие. В принципе, такой опыт может повториться.

Также важен факт, что хваленые российские системы ПВО ничего не смогли сделать против американского оружия. Даже на той территории, где, как считают русские, они все контролируют и без них ничего не может решиться. Американцы показали, что они легко могут все сделать. Следует также вспомнить, что и израильтяне периодически уничтожают объекты на территории Сирии, и нет никакой информации об их потерях — самолетов или людей. Так что россияне сейчас не в самой лучшей позиции. Пока США позволяли России вести себя именно таким образом — играться в сверхмощь — Москва это использовала. Но если Трамп решит додавить этого маленького товарища из Москвы, то у него есть для этого множество инструментов, не доводя дело даже до военного конфликта.   

Александр Палий
Александр Палий Главред
Политический аналитик Александр Палий:

Россия голосованием в Совбезе ООН против резолюции по Сирии доказала свою причастность к удару химическим оружием — зарином — в сирийской провинции Идлиб. Ведь ключевым пунктом данной резолюции был призыв к международному расследованию этого дела. То есть главное, что заблокировала Россия, использовав право вето, — создание международного механизма для расследования преступления. Россия показала, что она не заинтересована в таком расследовании.

При этом Лавров в тот же день заявил, что Россия не видит доказательств применения химического оружия. Она и не хочет их видеть, поскольку эту атаку она, как минимум, прикрывает. Но совершенно очевидно, что Асад сейчас не в том положении, чтобы принимать такие решения без ведома своих ключевых спонсоров на международной арене, прежде всего — России. Иными словами, режим Асада, который контролирует 20% территории Сирии, который без российской помощи вряд ли продержался бы более полугода, в нынешней ситуации не мог самостоятельно принимать такого рода решение. Тем более, что на авиабазе, с которой был осуществлен вылет самолетов с зарином, находился российский персонал. Думать, что российские военные и шпионы, находившиеся на этой базе, не знали, что на ней есть газ зарин, было бы очень наивно.

Фактически Россия ведет себя так, как было в истории с расследованием катастрофы малайзийского "Боинга". РФ всячески торпедирует начало расследования и затягивает дело, чтобы страсти улеглись вокруг очередного российского преступления. В итоге, Россия все-таки согласилась на международное расследование крушения малайзийского самолета и на то, что Нидерланды будут играть в этом расследовании главную роль, но в данном случае — в истории с применением химического оружия режимом Асада — Россия вообще ничего не хочет, никакого расследования. Она сразу заявила, что не видит применения химического оружия. Но это видят все остальные страны, а сирийцы ощущают действие газа на себе.

Что может сделать международное сообщество в обход России? По сути, так поступили США, применив "Томагавки", которые уничтожили часть асадовской авиации, чем несколько облегчили жизнь сирийцам.

Теперь Россия и Иран будут выступать как одна сторона, покрывая режим Асада. В Иране, кстати, режим Асада не пользуется такой единодушной поддержкой, как в России. С этой точки зрения, Иран — менее надежный союзник для Асада, нежели Россия.

На Россию, в свою очередь, мировое сообщество может воздействовать только посредством санкций. Так, во время визита в Россию Тиллерсон заявил, что рассматривается возможность введения санкций против РФ уже за вмешательство России во внутреннюю политику США, в американские выборы. Но по большому счету, не так важно, по какому поводу будут введены санкции против России, поскольку они, в итоге, будут сокращать возможности Москвы для осуществления различных преступных действий и на сирийском, и на украинском направлении, и по отношению к россиянам.

Павел Рудяков
Павел Рудяков Главред
Директор информационно-политического центра "Перспектива" Павел Рудяков:

У России — своя позиция относительно сирийского конфликта в целом, а также относительно роли Башара Асада и в предыдущих событиях, и в будущем урегулировании ситуации, и в нынешнем инциденте с применением химического оружия, и ракетным ударом США по сирийской авиабазе. И эта позиция совершенно не совпадает с позицией США, которую подхватили все, в том числе Украина.

Россия предлагала свой вариант резолюции по Сирии, изначально зная, что он не будет поддержан, поскольку существовал американо-европейский вариант. У Совбеза ООН нет никаких механизмов, которые бы позволили ему обойти позицию России. Тут все будет зависеть от кулуарных договоренностей: если американцы договорятся с Россией, будет резолюция, если не договорятся — резолюции не будет.

США — это гегемон и в военном отношении, и в системе международных отношений. Потому, если американцы в чем-то заинтересованы, они могут это реализовать не только через Совбез ООН. Совбез ООН — это площадка, которая сейчас демонстрирует, что Россия сопротивляется американским планам и американской интерпретации последних событий.

Россия осторожно относится ко всем резолюциям, поскольку США не раз демонстрировали в истории, что могут любую резолюцию ООН использовать в своих интересах, даже выходя за ее рамки. Например, так было, когда принималась резолюция ООН по Ираку, а также по Югославии. Резолюция гласила одно, а американцы все равно применяли военную силу. Недоверие россиян возрастает, потому что снова была применена военная сила.

Если говорить о Совбезе ООН, то тут — тупик, из которого можно выйти, только изменив позицию России. У США, в принципе, есть механизмы, позволяющие им влиять на любую страну мира. Поэтому думаю, что в итоге такая резолюция ООН по Сирии будет принята летом или осенью, но каким-то образом она все-таки будет учитывать и позицию России. Пока эта позиция не учтена, Россия использует право вето, потому что такая резолюция не соответствует ее интересам.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...