Проблемы реинтеграции Донбасса: про и контра

Власть пытается принять соломоново решение — назвать вещи своими именами и не дать разрушить свой бизнес в РФ.

Донбасс, церковь
twitter.com/dubovoyslavyans
Законопроект о реинтеграции Донбасса вносят с большим опозданием. Его нужно было принимать еще три года назад, с началом российской агрессии. Нынешнее его появление — реакция на настроения в обществе, попытка снизить градус негативных эмоций накануне возможных выборов.

На четвертом году войны у нашей власти, к сожалению, нет целостного видения того, что происходит на востоке, отсутствует стратегия решения этой проблемы. Несмотря на то, что в законопроекте предлагается признать Россию агрессором, нашу войну против нее почему-то деликатно называют "самообороной".

Чушь полнейшая! Это попытка принять соломоново решение: с одной стороны, назвать вещи своими именами, а с другой — не дать возможности разрушить свой бизнес на территории Российской Федерации. Поскольку при адекватных шагах при агрессии врага какие-либо торговые отношения отдельных представителей власти с РФ стали бы невозможными.

В случае принятия этого законопроекта, нужно будет передать Генштабу ВСУ функции, которые ранее при проведении АТО выполняла СБУ. Это логично, но опять-таки — сделано с опозданием. Служба безопасности не может управлять военными подразделениями, планировать и вести как процесс активной обороны, так и освобождения оккупированных территорий. Это не свойственная СБУ функция. Сейчас такое перераспределение полномочий подают как достижение власти. А я считаю, что это был ее просчет, когда военные становились заложниками принятия тех или иных политических решений...

О расширенных полномочиях по введению военного положения на отдельных территориях. Это положение уже закреплено в Конституции. Президент у нас — верховный главнокомандующий, имеет все полномочия вводить или отменять военное положение. Также в Основном Законе четко прописаны рамки применения президентом Вооруженных Сил. Похоже на то, что законом у нас пытаются подмять основные положения Конституции. Но так нельзя строить правовое государство.

Сейчас в СМИ активно продвигают тезис, что Москва расценит этот закон как "угрозу национальным интересам" и вместо скрытого прибегнут к открытому вторжению.

Но разве это "скрытая агрессия", если 7 процентов нашей территории оккупированы Россией? Президент и спецслужбы Украины говорят о присутствии трех тысяч кадровых военных РФ в Донбассе, хотя я считаю эти цифры заниженными. Что это, как не факт прямой военной агрессии против Украины со стороны России. Что у нас делают военные этой страны?

То же касается оккупированного Крыма — там размещены российские военные базы, полуостров стал федеральным округом России. Тем самым Кремль показал факт военной агрессии против суверенной Украины, аннексии украинских земель.

Нас пугают прямой военной интервенцией России. Считаю, что она не состоится. Кремль реализует сценарий, который уже отработан в Абхазии. Путину не нужна вся Украина — он хочет иметь зону постоянной нестабильности, которая не позволит нам интегрироваться в ЕС и НАТО. Кремль стремится оставить за собой плацдарм влияния на принятие политических решений — как внутри государства, так и при определении Украине ее внешних векторов.

Впрочем, стоит отметить, что само понятие "реинтеграция" означает процедуру возвращения гражданства. Непонятно, что имеется в виду. Де-факто этим мы признаем, что оккупированные территории — не наши. Предлагаю другое. Понимая, что большинство населения на оккупированной территории имеет пророссийские взгляды, не вижу смысла интегрировать ее сейчас в Украину. Тем более, промышленный потенциал этих территорий разрушен.

"Интегрировав", мы таким образом возьмем на себя все бремя их социально-экономического обеспечения. Предлагаю признать эти территории временно оккупированными. Условная линия разграничения, проложенная в соответствии с Минскими договоренностями, должна была стать демаркационной линией. Это позволит де-юре признать Россию агрессором. И позволило бы нам согласно всем международным соглашениям, в частности Женевскими, переложить ответственность за социальное и экономическое обеспечение местного населения на плечи страны-оккупанта. То есть России.

Одни только поставки газа в отдельные районы Донецкой и Луганской областей могут стоять украинскому бюджету 1,5 миллиарда долларов! Их можно было бы сэкономить для развития страны. На воду, пенсионное обеспечение в ОРДЛО уходит еще примерно 60 млрд грн. Средства, которые мы сейчас тратим на поддержку оккупированных территорий, при их сбережении позволили бы переоснастить украинскую армию, провести необходимые экономические реформы.

Речь не о том, что стоит махнуть рукой и забыть об оккупированных территориях Донбасса. Наоборот, не отдавать эти земли. Но пока признать их временно оккупированными. А после того, как украинская армия прочно встанет на ноги, когда окрепнут все отрасли нашей экономики, освобождать оккупированный Донбасс военно-политическим путем. Другого выхода нет.

Почему настаиваю на военной константе? Есть примеры того, когда украинские воины входят в условно русскоязычные районы, где подавляющее большинство их жителей поддерживает идеи "русского мира" — и тогда там начинается процесс естественной миграции зазомбированного населения. Эти люди выезжают на территорию России. Это позволило бы нам безболезненно, законным путем очистить эти территории от пророссийских сепаратистов.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...