Пытки, запугивание и фальсификации. Как ФСБ давит на украинских "диверсантов" в Крыму

Задержанного могут избивать, заставить сознаться в чем угодно, говорит Ольга Скрипник.

Владимир Дудка
Владимир Дудка в СИЗО сильно похудел, обострились хронические заболевания Фото из семейного архива
Положение задержанных ФСБ РФ осенью 2016 года в Крыму украинских "диверсантов" Дмитрия Штыбликова, Алексея Бессарабова и Владимира Дудки, которых подозревают в диверсии и создании организованной преступной группы, является крайне уязвимым, поскольку каждое неосторожно сказанное их родственниками слово может навредить арестованным, находящимся в СИЗО.

"Осторожность родственников понятна, — говорит "Главреду" руководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник. — В любой момент и к родственникам задержанных, и к адвокатам, могут применить давление или запугивание. Но с другой стороны, такие дела никогда нельзя замалчивать. Человек и семья, которая борется за его освобождение, никогда не должны оставаться одни. Потому что как только дело будет затихать в СМИ и на других площадках, задержанного могут начать пытать, избивать, заставить сознаться в чем угодно".

От правозащитников стало известно, что на одном из заседаний Дудка заявил: в Симферопольском СИЗО ему и другим арестованным не оказывают необходимую медицинскую помощь, а в камере очень холодно. Медикаменты, которые передали родственники Дудке, отдали ему с задержкой в целый месяц.

Сын по-прежнему передает отцу лекарства — в СИЗО обострились хронические заболевания. Родственники говорят, что Владимир сильно похудел, а правозащитники предполагают, что состояние здоровья может быть инструментом давления на задержанного.

"Вопросы здоровья надо поднимать, — говорит Ольга Скрипник. — Даже согласно российскому законодательству, об этом вопросе говорить относительно безопасно. Можно, например, с жалобами обращаться к омбудсмену, требовать соответствующее медицинское обслуживание, лекарства и питание. С другой стороны, людей, которые испытывают какие-то физические боли, используют для получения признательных показаний. А этот "метод" равносилен пыткам. То есть пыткой можно считать даже невовремя выданное лекарство. Вот поэтому так важен контроль со стороны родственников и адвокатов".

"Неоднократно и наша Крымская правозащитная группа, и адвокаты обвиняемых фиксировали, что в следствии применяются незаконные методы — запугивание, давление, фальсификации доказательств, — продолжает Скрипник. — В частности, их заставляют отказываться от адвокатов по договору со стороны. И этот факт подтверждает то, что они пытаются ввести тех защитников, которые будут играть на руку следствию".

Больше читайте в авторской статье Татьяны Катриченко: "Крымские "диверсанты". Приговор как билет в один конец".

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...