Ракетные провокации Северной Кореи — повышение ставок или игра самоубийц?

Эксперты рассказали, какие цели преследует КНДР, проводя запуски ракет над территориями соседних государств.

КНДР, запуск, Ракета, Ким чен Ын, Хвасонг-12, Hwasong-12 03
Reuters
Северная Корея провела очередные испытания оружия. На этот раз ракета Hwasong-12, впервые представленная в апреле 2017 года, пролетела над территорией Японии, по диагонали пересекла остров Хоккайдо и, распавшись на три части, упала в воды Тихого океана. При этом северокорейский лидер Ким Чен Ын заявил, что это испытание стало "прелюдией" к началу пуска ракет к американскому острову Гуам.

"Нынешний запуск баллистической ракеты, как настоящая война, — это первый шаг к военной операции КНА (Корейской народной армии. — Ред.) в Тихом океане и существенная прелюдия по охвату Гуама", — отметил Ким Чен Ын.

При этом ранее в этом же месяце КНДР угрожала запустить четыре ракеты в направлении Гуама, где велико американское присутствие. Эти слова прозвучали после того, как американский президент Дональд Трамп заявил, что Северная Корея столкнется с "огнем и яростью", если ее действия будут представлять угрозу для США.

В тот же день, когда северокорейская ракета пролетела над территорией Японии, по требованию премьер-министра Японии Синдзо Абэ, назвавшего этот акт КНДР "безрассудством и невиданной ранее серьезной угрозой" миру и безопасности в регионе, состоялось экстренное заседание Совета безопасности ООН. Однако результатом этого заседания стало лишь осуждение действий Пхеньяна.

"Совет безопасности резко осуждает КНДР за ее возмутительные действия и требует, чтобы КНДР немедленно прекратила все подобные действия. Совет безопасности подчеркивает, что эти действия КНДР являются не только угрозой для региона, но и для всех государств-членов ЕС", — говорилось в заявлении СБ ООН.

И, как ранее отмечал заместитель МИД РФ Сергей Рябков, безусловно, можно ожидать нового санкционного давления на Пхеньян в результате последнего запуска ракет, однако ресурс такого давления у мирового сообщества уже исчерпан.

Эксперты рассказали "Главреду", какие цели преследует Пхеньян, запуская ракеты в направлении соседних стран, действительно ли Северная Корея хочет войны, как далеко она может зайти в своих провокациях, как они оценивают результат экстренного заседания Совбеза ООН по данному вопросу, а также остались ли у мирового сообщества хоть какие-то рычаги давления на КНДР, способные усмирить ее.  

Александр Палий
Александр Палий Главред
Политический аналитик Александр Палий:

Проводя все новые и новые запуски ракет, КНДР преследует цель запугать соседние государства, прежде всего, поддерживающие Америку, а также показать, что США уязвимы. И если при этом начнется война, то, мол, так и будет.

Северокорейский режим — явно неадекватен. Он — суицидален. Он не способен жить нормально. А в связи с тем, что терять этому режиму особо нечего, он ведет себя как умалишенный.

Не исключено, что Россия подстрекает Северную Корею, хотя она и проголосовала за последнюю резолюцию Совбеза ООН по КНДР. Но, тем не менее, вся эта история выгодна России, поскольку отвлекает внимание США, переключая его на Пхеньян. А поскольку действия Северной Кореи представляют угрозу именно Соединенным Штатам, Америка уделяет этой проблематике много внимания.

Северокорейский лидер Ким Чен Ын говорит, что запустит аналогичные ракеты в сторону острова Гуам. А раньше Трамп заявил о том, что если такое случится, то это станет casus belli, то есть поводом для войны. По сути, Ким Чен Ын сейчас испытывает возможности США.

Также следует отметить, что на территории Южной Кореи размещены противоракетные системы США. Следовательно, будет случай поверить их эффективность. В районе Гуама у США также есть противоракетные силы, хотя основные американские ракетные испытания проходят в районе Гавайев. Никто не знает, насколько эффективна американская противоракетная оборона. И, испытывая ее, Ким Чен Ын бросает вызов Соединенным Штатам.

Не думаю, что возможности мирового сообщества по сдерживанию КНДР исчерпаны. Особенно — у американцев. У США, безусловно, есть ресурсы военного давления. Но их применение приведет к большому числу жертв среди мирного населения, а северокорейское руководство при этом, вполне вероятно, спрячется в бункер и будет продолжать оттуда в течение недели или месяца запускать ракеты в разные стороны.

Если же говорить о политических или дипломатических способах давления на Северную Корею, то они тоже остаются у мирового сообщества, но они довольно ограничены.

Виталий Кулик
Виталий Кулик
Директор Центра исследования проблем гражданского общества Виталий Кулик:

В Пхеньяне нет сумасшедших самоубийц. Может, они и есть, но явно не среди руководства страны. Для Северной Кореи важно достичь до 2020 года ядерного потенциала от 20 до 60 боеспособных зарядов, которые могут донести ракеты. И желательно, чтобы это стало предупреждением для США.

Таким образом, в КНДР создают оружие сдерживания, чтобы обезопасить себя от вмешательства третьих стран во внутренние дела, от попыток дестабилизации ситуации и свержения существующего режима. Еще в 2010-2011 годах Северной Корее стало понятно, что, лишь имея ядерное оружие, можно не допустить повторения сценариев изменения режима, которые уже были отработаны в других частях мира. Кроме того, это обосновывает применение силы партнерами для удержания внутреннеполитической ситуации в руках и сохранения тоталитарного режима.

Таким образом, ядерное оружие для Ким Чен Ына — это страховка от того, что к нему не явятся "гуманитарные" интервенты. С другой стороны, при этом повышаются ставки. И сейчас Ким Чен Ыну важно поднять ставку настолько высоко, чтобы потом, с новой, более выгодной переговорной позиции, попытаться выйти на переговоры с другими государствами, чтобы его визави фактически признали Северную Корею ядерным государством и начали строить с ней отношения как со страной, представляющей потенциальную угрозу, которую невозможно задушить, уничтожить или нанести ракетные удары, чтобы прекратить ядерную программу, как это было с Ираном.

Помимо того, что происходят ядерные испытания, Северная Корея выстраивает современную систему управления этими ракетами. Как говорят сами северные корейцы, в случае, если что-то случится с Ким Чен Ыном, ракеты полетят в разные стороны, а не только в направлении США, Японии и Южной Кореи. Поэтому все должны быть заинтересованы в сохранении существующего режима и поддержке Ким Чен Ына в контроле над "ядерной кнопкой".

Что касается заявления Ким Чен Ына о том, что последнее испытание ракет — это первый шаг военной операции в Тихом океане, то таких заявлений было море. Северная Корея постоянно говорит о том, что она разрывает Корейское соглашение о перемирии от 1953 года, что она находится в состоянии войны со США и странами, которые были членами альянса ООН против Северной Кореи. Заявлений было много, но следует разделять политическую демагогию и настоящие подготовительные действия.

На сегодняшний день никакой мобилизации северокорейской армии или подготовки к осуществлению наземных операций не наблюдается. Да, есть повышенная боеготовность. Да, сопровождающие части мирного населения, которые должны обеспечивать армию во время военных действий, пребывают в мобилизационном режиме, то есть они находятся в казармах. Но это не значит, что это боевой порядок, и они уже выстроились для нападения на Южную Корею.

К военной операции в Южной Корее северяне не готовы, хотя по количеству военных они превосходит южан.

В Пхеньяне прекрасно понимают, что в случае такой акции будет поддержка Южной Кореи, что приведет к коллапсу. И если Северная Корея первой применит силу, то Китай может не прийти на помощь.

У мирового сообщества остается весьма ограниченный инструментарий воздействия на Северную Корею. У него пока что остается такой способ давления на КНДР, как санкции в отношении предприятий и компаний, работающих с Северной Кореей через третьи страны, офшоры и неофициально, то есть китайские, малазийские, индийские, иранские и т.д. компании, а также физических лиц, которые содержат эти компании либо являются выгодоприобретателями. Такие санкции еще возможны, и они действительно были бы болезненными для Северной Кореи.

Но если рассматривать этот вопрос с точки зрения международного права, то фактически инструментарий по давлению на КНДР у мирового сообщества исчерпан. Сейчас должны быть переговоры. Ведь к войне никто не готов, и никто не хочет ее в этом регионе.   

Павел Рудяков
Павел Рудяков Главред
Директор информационно-политического центра "Перспектива" Павел Рудяков:

Северная Корея вряд ли стремится развязать войну. Потому что при всех особенностях политики, стратегической линии и самоощущения Пхеньяна подозревать, что у северокорейского руководства есть намерение совершить коллективное самоубийство, нет оснований. Северная Корея не может выиграть войну. Она может лишь нанести противникам, в первую очередь, в собственном регионе ущерб — больший или меньший. Американцам же может быть нанесен лишь политико-психологический ущерб.

Поэтому я думаю, что Северная Корея не настроена на эскалацию ситуации, вплоть до начала реальных военных действий. Ясно, что если бы до этого, не дай Бог, дошло, то это были бы не столкновения наземных армий, а ракетные обстрелы. И вряд ли КНДР к этому стремится. Скорее, в ее поведении прослеживается логика и желание отвечать угрозой на угрозу, демонстрацией силы на демонстрацию силы, и, несмотря на то, что силы не равны (ведь у Северной Кореи ощутимо меньшие ресурсы — военные, технологические, экономические), ее нация помнит, что они вынесли еще из Корейской войны в 50-е годы.

Мне кажется, что стороны все равно придут к переговорам. Но Северная Корея сейчас стремится максимально повысить ставки и усилить свои переговорные позиции. Однако получает обратный эффект. У нее есть союзники на международной арене. Но такими резкими и слишком решительными действиями, носящими провокационный характер (особенно последние запуски и испытания) КНДР ослабляет позиции своих союзников. И последнее заседание Совбеза ООН продемонстрировало, что союзники вынуждены искать компромисс между выполнением всех своих обязательств, несмотря на резолюции ООН на эту тему, в том числе глобальные решения международных организаций, например, о нераспространении ядерного оружия, и официальной поддержкой Пхеньяна.

В результате этого Пхеньян демонстрирует, что в военном плане он силен, но на международной арене ослабляет позиции на будущих переговорах — и свои, и союзников.

Но если бы вспыхнула война, то она была бы такой, как в свое время между Израилем и арабскими странами — Шестидневная война. Она бы не была продолжительной, ведь преимущество на стороне противников Северной Кореи. Думаю, что до этого не дойдет и начнутся переговоры. Они будут сложными и продолжительными, но какой-то приемлемый компромисс может быть найден.

В словах Рябкова есть рациональное зерно. Ни запугивания, ни санкции мирового сообщества против КНДР не дают результат. Мне не верится, что руководство Северной Кореи готово воевать со всем миром в буквальном смысле. Оно показывает, что Северная Корея сильна, оснащена современным оружием, крепка духом и готова воевать против коалиции стран. Но не думаю, что корейцы не понимают, что их ждет в случае войны. Тем более, учитывая возможности современного оружия и бе́ды, которые оно может навлечь на население. Поэтому я думаю, КНДР все-таки будет готова к переговорам.

Однако любые переговоры для Пхеньяна будут означать шаг и даже несколько шагов назад. В возникшей сейчас ситуации, после запуска ракеты, пролетевшей над Хоккайдо, никто не будет готов начинать с нуля, даже Россия и Китай. Поэтому Северной Корее придется сделать шаги назад, взять на себя определенные обязательства, направленные на отказ от подобных шагов, по крайней мере, на время переговоров. Ведь давление может быть разным, поэтому я думаю, что возможности мирового сообщества еще не исчерпаны, хоть ограничены и минимальны. И я думаю, что они способны создать площадку для консультаций, а затем и переговоров.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...