Игорь Романенко: предоставление американских Javelin воспринимается Россией как шаг к эскалации конфликта

Вооруженные силы РФ используют захваченную территорию Украины как испытательный полигон для своего нового вооружения, убежден генерал-лейтенант запаса.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред
На сайте "Главред" состоялся чат с генерал-лейтенантом запаса, кандидатом военных наук, доктором технических наук, профессором, экс-заместителем начальника Генштаба ВСУ Игорем Романенко. Общаясь с читателями, он рассказал, какое значение для Украины будет иметь решение американцев о предоставлении нашей стране летального оружия, исчерпали ли себя Минские соглашения, ждет ли Донбасс в 2018 году прекращение боевых действий, с чем было связано обострение на фронте в декабре, почему российские офицеры вышли из состава СЦКК, и какие последствия это будет иметь, а также в чем польза "закона о реинтеграции Донбасс".

Представляем стенограмму чата с Игорем Романенко.

Omega: По вашим оценкам, какие проблемы создаст для Украины, ее безопасности, Керченский мост, когда он таки будет достроен?

Игорь Романенко: Мост представляет собой стратегически важную артерию, которая может обеспечивать необходимым соответствующую крымскую группировку противника, а также способствовать экономическому росту Крыма. Хотя, с военной точки зрения, Керченский мост является весьма уязвимым для авиации, ракет, наземного и морского базирования.

Budusan: При поддержке спецслужб США, Германии и Франции выпущен в 2005 фильм "Оружейный барон", в котором сообщается о крупных неофициальных продажах вооружения со складов Украины. Как Вы считаете, могут ли подрывы складов вооружения быть как-либо связаны, чтобы скрыть недостачу оружия?

Игорь Романенко: В принципе, это достаточно известный прием преступников. То, что это происходит в Украине, говорит о том, что в этом, возможно, участвовали россияне или их агенты влияния, чтобы дискредитировать в глазах мирового сообщества Украину.

Mitia: Если анализировать все происходившее на Донбассе, в "театре боевых действий" в 2017 году, то, скажите, пожалуйста, что, по-вашему, было успехами, а что — провалами украинской стороны? Спасибо! С наступающими праздниками!

Игорь Романенко: В 2017 году провалов как таковых не было. К успехам можно отнести захват отдельных позиций Вооруженными Силами Украины в "серой зоне".

Взаимно, с праздниками!

Zetta: Нужен ли Украине закон о коллаборантах, о котором заговорил Аваков? Причем аж настолько жесткий, как говорил кто-то из юристов — мол, "от ответственности не уйдет никто, даже дворники"?

Игорь Романенко: О необходимости принятия законов о коллаборантах и предателях я говорил с 2014 года. Считаю, что эта тема будет актуальна до тех пор, пока последний из них не понесет ответственность. Но это не значит, что надо всех "грести под одну гребенку", в том числе дворников.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

Zetta: Поддерживаете ли вы идею разрыва дипломатических отношений с Россией? Имеет ли это смысл сейчас, или решение запоздало?

Игорь Романенко: Это серьезный глубокий вопрос, который, по большому счету, должен был решаться одновременно с введением военного положения. Сейчас же, на мой взгляд, необходимо действовать последовательно: вести контроль за счет снятия отпечатков пальцев (как это будет делаться с конца этого года), реализовать закон об ограничении перемещения из Украины в Россию и наоборот, затем, по оценке ситуации после сделанного, принять решение о разрыве дипотношений с Россией.

Zetta: Нужен ли Украине референдум о вступлении в НАТО, с вашей точки зрения? Что он даст в зависимости от его результата?

Игорь Романенко: В целом, референдум о вступлении Украины в НАТО был бы целесообразен. Вопрос в том, когда именно его проводить. На мой взгляд, это необходимо делать ближе ко времени вступления в НАТО, а пока что это еще только перспектива.

Edmon: Почему решение американцев о предоставлении Украине летального оружия пока что выносит за скобки предоставление Javelin? Опасаются эксцессов вроде тех, что допустили боевики, получив в руки российские "Буки" — "техника в руках индейцев..."?

Игорь Романенко: Начну с конца... Боевики не получали сложную технику в виде "Буков" — их применяли экипажи российских вооруженных сил. Да и сейчас наиболее сложное вооружение находится в руках действующих военнослужащих Российской Федерации или их контрактников-наемников. Сложные виды даже оборонительного американского оружия (в том числе Javelin) воспринимаются россиянами как шаг к эскалации боевых действий. Однако сами они занимаются этим с 2014 года. И не было никакого оружия для "трактористов" и "шахтеров", "найденного в шахтах" или на "захваченных складах". Это вооружение, тем более, сложное современное, поставлялось и поставляется на Донбасс из России. Кроме того, Вооруженные силы РФ используют захваченную территорию Украины как испытательный полигон для своего нового вооружения.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

Edmon: Игорь Александрович, в чем, на ваш взгляд, состоят основные риски идеи о том, что Донбасс лучше "отпустить в свободное плавание"? Если бы Украина поступила так, то смогла бы она после этого вернуть Крым и не потерять еще какие-то свои территории?

Игорь Романенко: Основная опасность заключается в том, что россияне восприняли бы это как очередную слабость Украины и развернули бы дальнейшую экспансию до Днепра (построение "русского мира", "Новороссии"). То есть такой подход не только не дал бы возможности вернуть Крым, но и потворствовал бы врагу.

Pavlo: Чому, по-вашому, російські військовослужбовці вирішили вийти зі складу Спільного центру контролю і координації припинення вогню і стабілізації на лінії зіткнення сторін на Донбасі? Про які плани чи наміри Москви може свідчити цей крок? Чи погоджуєтеся ви з оцінкою Леоніда Кравчука, який, коментуючи це питання, сказав, що так Путін "починає діяти так, щоб створити більш широке поле для можливої глибшої і масштабнішої атаки на Україну"?

Игорь Романенко: Благодаря таким действиям российских офицеров, если учитывать сказанное Путиным на его недавней, эти полномочия в СЦКК должны быть переданы "военнослужащим" квазиреспублик "ДНР" и "ЛНР". То есть первая цель России при этом — легитимация боевиков, а через них и самих квазиреспублик. С уходом российских офицеров ситуация на оккупированной территории должна ухудшиться, а это значит, что, в том числе, снизится уровень охраны представителей ОБСЕ, что должно в дальнейшем послужить подтверждением мысли Путина о том, что миротворцы ООН, в первую очередь, должны быть использованы для охраны представителей ОБСЕ, а затем, возможно, можно будет и ограничиться такой их функцией. Что касается возможности обострения ситуации на Донбассе, то моя оценка совпадает с оценкой экс-президента Кравчука. 

gf_43: Пане Ігоре, цікавить ваша оцінка дій та рішень Генштабу ВСУ у 2017 році. Наскільки адекватно Генштаб реагував на загрози і виклики, що виникали?

Игорь Романенко: Судячи з того, що за цей рік ЗСУ змогли частково відвоювати свої території у "сірій зоні" і покращити тактичну обстановку в зоні проведення АТО, дії Генштабу були правильними. Але поки що принципово не вирішено питання відновлення суверенітету нашої держави, хоча це — оцінка діяльності в цілому воєнно-політичного керівництва держави.

Wrangler: По вашим оценкам, насколько мощный военный потенциал Россия сосредоточила в Крыму за этот год? И что будет с этим оружием, базами и т.д., если Россию заставят уйти из Крыма? Кстати, какими вы видите перспективы того, что это случится в ближайшие годы?

Игорь Романенко: Путин рассматривает Крым (о чем он неоднократно говорил) как крепость, как "непотопляемый авианосец, находящийся в южном предбрюшье НАТО". Это стратегический уровень, и поэтому за четыре года аннексии Крыма потенциал всех трех компонентов Вооруженных сил РФ (сухопутные войска, военно-морской флот и военно-воздушные силы) на территории полуострова значительно вырос. Это — новые ракетные комплексы, зенитно-ракетные комплексы, ракетные комплексы "берег-корабль", самолеты, вертолеты, новые подводные лодки и т.д.

Наращивание всех этих вооружений говорит о том, что в ближайшее время Путин уходить из Крыма не собирается. И потребуется сильное и длительное давление мирового сообщества для принципиального изменения ситуации.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

Pilgrim: Могла ли Россия быть причастна к разработкам ядерного оружия КНДР? Складывается впечатление, что Пхеньян не вел бы себя так демонстративно, не будь у него покровителя на международной арене...

Игорь Романенко: Вероятность участия российского военно-промышленного комплекса в ракетном и ядерном вооружении Северной Кореи — велика. Согласен, что так вызывающе руководство КНДР может себя вести, лишь имея соответствующую поддержку России и Китая.

Pilgrim: Почему Трамп, вроде бы такой лояльный и по-дружески настроенный по отношению к России, назвал РФ одной из ключевых угроз Америки?

Игорь Романенко: Потому что США — это страна развитой демократии. И даже такая фигура как президент страны там не может принципиально изменить решения, закрепленные Конгрессом США — структурой, которая, по мнению американцев, в наибольшей степени отражает волю американского народа.

Rugaru: Весной в Сети обсуждалась информация, что в технологические цепочки 40-ка самых крупных мировых компаний ВПК включены китайские компоненты, как это сможет использовать Пекин в геополитическом масштабе?

Игорь Романенко: За последние годы Китай и его ВПК существенно нарастили свои возможности. Весь мир это видит не только на примере китайского ширпотреба, а также по факту широкой экспансии Китая на рынках вооружения, что и приводит к его возрастающему геополитическому влиянию.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

Nemo: Демонстрирует ли власть реальное стремление как можно скорее закончить войну? Кто в Украине заинтересован в ее продолжении?

Игорь Романенко: Власть демонстрирует такое стремление. Однако время, которое уходит на решение данного вопроса говорит о том, что эффективность этой работы недостаточна. И, к сожалению, "пятая колонна" в самой Украине прилагает большие усилия для продолжения этой войны.

Tomas: Игорь Александрович, какого результата вы ждете от принятия так называемого "закона о реинтеграции Донбасса"? Какие безусловные позитивы он несет, и какие риски он предполагает? Почему так долго наши народные избранники не могут принять этот закон?

Игорь Романенко: К позитиву этого закона можно отнести то, что будет четко определено государство-агрессор, юридически закреплены понятия оккупированных территорий и определены, в первую очередь, для ВСУ и других силовых структур, возможности дальнейших действий в рамках законодательства по восстановлению суверенитета Украины. Этим закон вызвал крайне негативную оценку РФ. А для того, чтобы в ближайшее время сдвинуть с места решение вопроса об освобождении заложников, о введении на территорию Украины миротворцев ООН, приходится еще раз выверить все положения закона и согласовать их со своими партнерами. 

Tarass: Пане Ігоре, наскільки загалом ймовірно і реально, що війна на Донбасі завершиться у 2018 році? За яких умов це можливо?

Игорь Романенко: Вважаю, що у 2018 році вдасться зупинити ведення активних бойових дій. Це може відбутися за умови подальшого посилення американських та європейських санкцій та введення миротворців ООН на територію України.

Але ліквідація інших наслідків війни потребуватиме років.

Tarass: Заміна Плотницького на Пасічника, по-вашому, була в інтересах України, чи навпаки? Як ви оцінюєте "кадрові перипетії" в лавах бойовиків цьогоріч?

Игорь Романенко: Замена марионеток принципиально не важна для состояния дел в зоне проведения АТО. Важна позиция их хозяев, и именно эту объективную реальность учитывает украинская сторона.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

Tarass: Із чим було пов'язане загострення на фронті на Донбасі, яке спостерігалося протягом останніх днів? Навіщо воно було? Кому і що противник хотів продемонструвати?

Игорь Романенко: Одной из главных причин, которая привела к обострению, является выведение российских офицеров из СЦКК. А это, в свою очередь, будет использовано Россией для того, чтобы попытаться заменить их в Центре на представителей "республик", легитимировав их таким образом. А, кроме того, это должно подтверждать идею Путину, высказанную на недавней пресс-конференции, о том, что миротворцев ООН надо, в первую очередь, использовать для охраны представителей ОБСЕ и свести миссию миротворцев ООН только к этой функции.

Sidor: Что вы думаете о том обмене пленными, который готовится на 27 декабря: насколько равноценный обмен — менять 306 боевиков на 74 наших?

Игорь Романенко: Мы меняем наших героев в соотношении 1:4. Израильтяне это делают в соотношении один к нескольким десяткам и даже сотням.

Что касается срыва обмена "всех на всех", то Путин хочет оставить за собой этот рычаг давления на Украину (оставшихся в его руках украинских заложников) для того, чтобы использовать его в дальнейшем.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

danylo_kruk: Як би ви станом на сьогодні оцінили ефективність Мінських угод? Що корисного вони принесли задля врегулювання конфлікту на Донбасі за 2017 рік?

Игорь Романенко: Мінські угоді вичерпали своє стратегічне значення, яке полягало в зупиненні широкомасштабного наступу Росії. І тому вони можуть залишатися на тактичному рівні вирішення питань в зоні АТО відповідного, низького рівня. Крім того, багато що в сфері дипломатії базується на цих угодах, і щоб їх відкинути, треба побудувати нові, наприклад, Будапештські, чи інші, більш ефективні.

Prokop: Г-н Романенко, каков ваш прогноз: пройдут ли спокойно новогодние и рождественские праздники на фронте? По каким направлениям возможны обстрелы и провокации?

Игорь Романенко: На мой взгляд, интенсивность ведения боевых действий на это время снизится. Но это не значит, что россияне и их марионетки откажутся от провокаций. География провокаций будет распространяться на всю территорию проведения АТО.

y-grek: Як би ви оцінили значення того летального озброєння, яке мають намір нам надати США? Що це буде за зброя?

Игорь Романенко: Военное значение предоставляемого летального оборонительного оружия пока находится на низшем тактическом уровне. И, учитывая его количество, его наличие не приведет к стратегическим изменениям. Однако военно-политическое значение данного решения трудно переоценить, поскольку этим шагом открывается перспектива дальнейших поставок современного тяжелого вооружения как со стороны США, так и со стороны их союзников.

y-grek: Як надання американцями Україні летального озброєння може вплинути на подальший перебіг війни на Донбасі та російську агресію загалом?

Игорь Романенко: Масштабная поставка летально вооружения со стороны США и других партнеров Украины может привести к состоянию, когда возможные потери россиян в продолжении боевых действий станут неприемлемыми. Что в дальнейшем может привести к изменению стратегической и политической ситуации.

Едуард Прапор: Я так розумію, беручи до уваги повідомлення в ЗМІ,що вже незабаром проросійські сепаратисти і їхні російські куратори підуть геть з Донбасу,залишивши Україні зруйновану інфраструктуру і заміновані території. Як ви вважаєте, скільки часу піде на відновлення Донбасу, і чи вистачить Україні власних зусиль?

Игорь Романенко: Как показывает опыт локальных войн в мире, преодоление последствий войн для государства занимает годы, десятки лет… Есть военная оценка: год ведения войны с использованием минирования потребует до пяти лет для восстановления этой территории. Отсюда следует, что, если Украина будет делать это самостоятельно, уйдут десятки лет. Если же будет оказана международная помощь — до 5-10 лет.

Mikhail Levitskiy: Публику изначально держат за дураков постановкой вопроса: "война России против Украины и ситуация на Донбассе". Какая "война с Украиной", если Россия может захватить страны Прибалтики и столицу Украины за два дня. Об этом председатель военного комитета НАТО Петр Павел заявил на конференции "Наша безопасность" в Праге. При этом Павел признался, что Североатлантический альянс "не смог бы адекватно отреагировать" на подобную ситуацию, поскольку согласование вопроса у альянса, в состав которого входят почти 30 стран, проходило бы очень долго.

Игорь Романенко: Захват отдельных территорий и даже столицы Украины не означал бы для России прекращения войны. И Путин об этом знает. Поэтому в современных условиях он не начинает полномасштабную войну.

Владислав Едуардович: Каково ваше отношение к отмене призыва и введения профессиональной контрактной армии, как это сделано в Германии, США, Франции, большинстве стран ЕС?

Игорь Романенко: Призыв никто не отменял, и у нас в ВСУ действует смешанная форма: призывы молодежи на полтора года для прохождения службы на территории Украины (вне территории проведения АТО) и контрактная служба, которая началась с 1 января 2016 года и благодаря которой в ВСУ призваны десятки тысяч военнослужащих.

Игорь Романенко
Игорь Романенко Главред

Cfyz: Крым не вернется, и эту тему надо закрыть. Оставить ее для дипломатов и ООН, давить на жалость в международных отношениях. Пользы нет, а визга — достаточно. Донбасс вернется только тогда, когда этого захочет лично Путин. Никакие санкции на это не повлияют. Это уже поняли Меркель, Макрон и Волкер. Чтобы Путин ушел с Донбасса, не знаю, что должен ему обещать Трамп. Разве что цену на нефть по 120 долларов за баррель. Что делать Украине? Окопаться, заминировать, создать три линии обороны, совершенствовать ВС. К моменту возможного возврата территорий там вырастет новое поколение, для которого мы будем на 100% враги. И что там делать Украине, не понятно. Но у меня другой вопрос... Украина получила от США радары для контрбатарейной борьбы. Вы можете ответить — где эти радары, и как они используются. Из опыта ВОВ и Советской армии у артиллеристов была такая должность — офицер-разведчик. Очень подготовленный офицер, на передовой по звуку с секундомером засекал выстрел вражеской артсистемы и определял ее координаты. И такие офицеры были весьма в почете. Радары нам поставили с неполной комплектацией, отсутствует программа для ввода данных в АСУ. Имеем полуфабрикат, ну, вы понимаете. Як кажуть українці, "купила мама коника, а коник — без ноги; така цікава іграшка". Эта проблема так и останется полуфабрикатом, или сейчас возможно получить стопроцентный продукт для ведения контрбатарейной борьбы? Обидно и горько, когда гибнут наши солдаты, и враг надеется на безнаказанность.

Игорь Романенко: Первая часть вопроса достаточно сильно коррелируется с российским взглядом на изложенные обстоятельства, поэтому у меня к ним принципиальная украинская оценка. Она заключается в том, что необходимы дальнейшие усилия государства и народа по восстановлению суверенитета Украины.

По второй части вопроса соглашаюсь с тем, что ВСУ по-прежнему остро необходимы современные вооружения, над разработкой которых трудятся военная наука, ВПК, а также решается вопрос за счет закупок за рубежом. Безусловно, хотелось бы быстрее, эффективнее, но "маємо що маємо".

Майная Надежда

Фото Александра Синицы

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...