Волонтер Виталий Дейнега: Война, с точки зрения возможности красть, круче, чем "Евро-2012"

"Джавелины" — это "капля в море" всех потребностей ВСУ, потому не тешу себя иллюзиями, что они что-то изменят", — отметил Дейнега.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред
На сайте "Главред" состоялся чат с основателем волонтерского движения "Вернись живым" Виталием Дейнегой. Общаясь с читателями, он рассказал, какими были успехи и провалы на фронте в 2017 году, почему нам не "светит" окончание войны даже лет через пять, как повлияет на ситуацию в зоне АТО летальное оружие, которое предоставят США, почему выход российских офицеров из Совместного центра по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации на линии разграничения на Донбассе (СЦКК) является "стремным" шагом, а также почему Украине не выгодна "отставка" главаря "ЛНР" Плотницкого. Кроме того, в ходе чата Виталий рассказал, как изменилась в нынешнем году готовность украинцев помогать армии, в чем ВСУ испытывают потребности сегодня, и способны ли эти потребности обеспечить волонтеры, кто сегодня наживается на войне, а также что его мотивирует не опускать руки и обеспечивать эффективную работу фонда, а, соответственно, и наших военнослужащих — тепловизорами, беспилотниками и артиллерийскими планшетами.

Представляем стенограмму чата с Виталием Дейнегой.

Rikoshet: Как вы оцениваете деятельность волонтеров в политике, в правительстве? Бирюков, Тука, Рычкова и т.д. — они сумели стать "правильными" и эффективными политиками, лучше знающими, как и чем помочь армии, или лучше бы оставались волонтерить?

Виталий Дейнега: Про бывших коллег я говорю, как про покойников — или хорошо, или никак. С вашего разрешения про этих промолчу. Время и общество нас рассудят.

Rikoshet: Как бы вы на сегодня оценили волонтерское движение для помощи армии в Украине? Нужно ли оно, если в МО заверяют, что военнослужащие сейчас обеспечены всем и очень хорошо? Приобретение каких вещей сегодня лежит на плечах волонтеров?

Виталий Дейнега: Минобороны этого не заявляет. Там заявляют, что наши военные обеспечены согласно нашим же нормам. По факту огромный оборонный бюджет Украины процентов на 70 состоит просто из зарплат военнослужащих. То есть это бюджет не вооружения, а проедания. Если вы не верите, сконтактируйте с кем-нибудь из бойцов, кто сейчас находится в Авдеевской промзоне, Широкино, Бутовке или других подобных местах, и спросите, хотели бы они, чтобы волонтеры перестали им помогать.

По второй части вопроса я не могу отвечать за других волонтеров. Наша организация занимается приборами тепловизионного видения, артиллерийскими планшетами, беспилотниками, индивидуальной подготовкой и многими другими подобными вещами. С нашей точки зрения, эти направления сейчас наиболее востребованы и оказывают максимальный вклад в нашу обороноспособность.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

polit_ua: Як гадаєте, до кого суспільство ставиться більш суворо і вимогливо до волонтерів, що допомагають армії, чи до міністерства або інших державних структур? Бо інколи складається враження, що від волонтерів вимагають звіту ледь не за кожну копійчину, проте не запитують у міністерства, де розчиняються тисячі і мільйони зарубіжної допомоги та нарахувань з держбюдежту... Наскільки це справедливо?

Виталий Дейнега: Знаєте, тут є дві "сторони медалі": з одного боку, від волонтерів вимагають звіт за кожну копійку, але це ще не найстрашніше. Найстрашніше — що до нас часто звертаються так, ніби ми не волонтерська група з десяти людей, а президент України. Пишуть абсолютно з усіх питань, 90% яких не стосуються тих обов'язків, які взяв на себе наш фонд.

Волонтерів часто героїзують, підносять і переоцінюють їхній внесок. Це часто призводить до "зіркової хвороби" у багатьох, навіть не дуже крупних волонтерів.

Що ж до Міністерства оборони, Генштабу та всіх інших державних установ. З одного боку, їм пробачать навіть відверту "лажу", наприклад, у рекламі (якщо ви бачили рекламу, яку роблять військкомати, ви зрозумієте, про що я). З іншого — їм не пробачать того, що пробачили б волонтерам. І суспільство настільки готове їх цькувати, що у них значно менше права на помилку. При тому що волонтер несе здебільшого моральну відповідальність, а Міноборони — юридичну.

Тому мені важко сказати, кому складніше із нас жити. Я думаю, що кожен у цій країні — від волонтерів до працівників Міноборони — просто має навчитися робити свою роботу добре і відповідати за її результат.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Banana: Уже который год проходит с крутейшими календарями с нашими героями, за который огромное спасибо вашему фонду. Планируете выпустить новый календарь на 2018-ый?

Виталий Дейнега: Мы уже это сделали, и календари на 2018 год можно купить у нас в фонде. Но хочу вас сразу предупредить: в этом году они будут без портретов. За три года мы уже несколько исчерпали тему лиц, и продажи каждого следующего календаря были хуже, чем предыдущего. Поэтому мы решили очень сильно выйти за рамки и выпустили очень дерзкий календарь.

Наш креативщик придумал идею и нашел художников, а я эту идею одобрил. Мы понимали, что этот календарь вызовет как волну критики, так и волну обожания, и далеко не всеми будет понят. Этот календарь сделан в стиле сюрреалистического фотонатюрморта на тему военной еды. Мы отправили одних из лучших в стране фотографа и фуд-стилиста в зону АТО, в одно из подразделений специального назначения и на фрегат "Гетман Сагайдачный" — там они посмотрели, как и чем на самом деле питаются наши солдаты, матросы и добровольцы. На базе документальных фото они сделали цикл сюрреалистических работ, которые попали в наш календарь. Этот календарь — это совершенно не то, к чему вы привыкли за три года от "Повернись живим". И это — один из самых смелых наших проектов. Но работы из этого календаря являются арт-объектами, и про их выставки уже идут переговоры с разными галереями по всему миру. Первым обладателем одной из этих работ уже стал Дэвид Линч.

Я очень надеюсь, что вам понравится наш новый календарь. И прошу прощения у тех, кого он разочарует. Но решающим для меня стал тот момент, что мы, наверное, единственная гражданская организация в стране, которая готова была решиться на такой смелый проект. А нам всегда очень нравилось быть самыми решительными.

Виталий Дейнега
Календари "Вернись живым" Главред

bratyk_vov4ik: Віталію, по-перше, як би ви оцінили на сьогоднішній день забезпечення наших ЗСУ одягом, екіпіруванням, харчами, зброєю та боєприпасами, пальним тощо? З чим і досі трапляються перебої? По-друге, наскільки відчутна зараз втома наших людей від війни, яка проявляється у млявій готовності допомагати фінансово армії? І чи маємо ми право на втому?

Виталий Дейнега: 1. Ви назвали стільки пунктів, що тут можна дати ціле інтерв'ю, обговорюючи кожен із них. Щоб не занурюватися в деталі, скажу, що головна проблема — це відсутність новітньої високоточної зброї, колісної техніки у достатній кількості і достатнього рівня індивідуальної підготовки солдатів. Крім того, є глобальна проблема з некреативністю Міноборони в питаннях реклами і роботи з інформаційним полем, що призводить, зокрема, до поганого рівня мобілізації. Причому як мобілізації на контрактну службу, так і мобілізації суспільства навколо теми війни. Ці проблеми я вважаю головними.

2. Щодо втоми, то, як сказав один мій військовий друг: "Найбільше втомилися від війни ті, хто її бачить тільки по телевізору". На жаль, це навіть не втома — це просто байдужість. Війна перестала бути цікавою людям. Вони до неї звикли і дивляться зведення Штабу АТО як наче це прогноз погоди.

Щоб це змінити, потрібно багато речей. Одна з них — правильна робота з інформаційним полем. Зокрема, через соціальну рекламу.

Наступного року ми спробуємо це змінити. Принаймні наскільки це зможе робити волонтерська організація. Тому не забудьте поставити мені це питання тут же рівно через рік.

Prokop: Ваши ощущения, пройдут ли спокойно новогодние и рождественские праздники на фронте? У нас ведь что ни праздник, так "приветы" от "сепаров" — Путин любит такой символизм…

Виталий Дейнега: Путин любит символизм относительно дней победы, своего дня рождения, даты возвращения Крыма и прочего бреда.

Даже в 2014 году новый год прошел сравнительно тихо. Масштабные бои начались уже на следующий день и закончились после Дебальцево. Поэтому новый год будет почти наверняка достаточно тихим, с меньшей вероятностью — Рождество. А вот прогнозы на зиму в целом у меня гораздо более пессимистичные. К чему и готовимся.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

y-grek: Як надання американцями Україні летального озброєння може вплинути на подальший перебіг війни на Донбасі та російську агресію загалом? Що наші військові кажуть про це, які плани мають на американські "Джавеліни"?

Виталий Дейнега: Сама летальна зброя, яку ми отримаємо, якогось відчутного впливу не матиме. Якщо говорити конкретно про "Джавеліни", то ходять чутки про 35 комплексів і про 10 ракет на кожен із них. Це не те, що мало — це просто "крапля в морі" потреб ЗСУ.

Тому я не тішу себе ілюзіями, що вони щось суттєво змінять. З іншого боку, готовність Америки надавати нам летальну зброю є дуже сильним політичним стримуючим чинником для Росії, який зайвий раз демонструє доволі безкомпромісну позицію США. А от це вже значно сильніше за окремо взятий "Джавелін".

Wrangler: Как вам кажется, насколько мощный военный потенциал Россия сосредоточила в Крыму за этот год? И что будет с этим оружием, базами и т.д., если Россию заставят уйти из Крыма? Кстати, какими вы видите перспективы того, что это случится в ближайшие годы?

Виталий Дейнега: В Крыму за последний год, а если быть точным — за четыре, не был, потому о потенциале могу судить очень виртуально. Но если взять информацию даже из открытых источников, то там все достаточно серьезно. И проблема Крыма даже не в том, сколько танков они нагнали туда, а в том, что охранять перешеек, соединяющий Крым с Украиной, можно и относительно маленьким контингентом.

Я думаю, что в ближайшие годы Россия вряд ли ослабнет настолько, чтобы добровольно оттуда уйти. А Украина вряд ли окрепнет настолько, чтобы военным путем Крым освободить.

Поэтому достаточно преждевременно думать о том, как мы будем "пилить" российский Черноморский флот в Балаклаве на металлолом. К сожалению.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Nemo: Демонстрирует ли власть реальное стремление как можно скорее закончить войну? Кто в Украине заинтересован в ее продолжении?

Виталий Дейнега: Очень хотелось бы верить, что власть заинтересована в победе (не путать с "закончить войну"). Но я сам боюсь огромного количества людей, которые окажутся на улице и не смогут себя реализовать, когда война закончится.

Сначала война тебя очень пугает, потом ты с ней смиряешься, а потом ты без нее уже не можешь. Это путь, который уже прошли многие военные, политики и даже некоторые волонтеры, которые начинали с желания вернуть мир, а теперь боятся завершения войны, как страшного сна.

На экзотических проектах всегда очень легко и удобно красть деньги. Мы это видели на "Евро-2012". А война, с точки зрения возможности красть, это даже круче, чем "Евро". Только длится она больше месяца. Очень хочется верить, что количество заинтересованных в войне людей в разных слоях общества еще не слишком высоко. Но точно оценить его сложно. Особенно — среди политиков.

Nemo: Как вы относитесь к Порошенко как к главнокомандующему?

Виталий Дейнега: Я к нему не отношусь.

Tomas: Не секрет, что во времена Революции достоинства вы были активны на Майдане. А как относитесь к Михомайдану? Как думаете, почему он не получил широкой поддержки?

Виталий Дейнега: Вы знаете, мне иногда кажется, что реальной целью Михомайдана была полная дискредитация протеста. И до того, как это стало цирком, с грузинами, которые прыгают по крышам, освобождаются их микроавтобусов и машут чужими долларами перед толпой, а власть в ответ нагоняет на Майдан народу "на кофе", все начиналось с абсолютно адекватных требований, на которые наша власть категорически не хочет идти. А именно — снятие депутатской неприкосновенности, создание независимого Антикоррупционного суда и реформа избирательной системы. Сейчас же во многом благодаря Саакашвили об этих проблемах просто забыли. Под громкие овации где-то на Банковой.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Tomas: Ваша оценка так называемого "закона о реинтеграции Донбасса"? Какого эффекта вы ожидаете от его принятия? И почему Рада так долго не может принять этот закон?

Виталий Дейнега: Я думаю, что Рада долго не может его принять в силу своего тотального непрофессионализма и увлеченности политическими интригами. Про этот закон говорят уже полгода. И чтобы внести рекомендуемые Генеральным штабом правки, Верховной Раде понадобилось несколько месяцев. Поэтому я думаю, что, как и многие наши законы, он стал уродливым плодом политического компромисса. А изменит он что-то или нет — думаю, мы скоро узнаем. По крайней мере, он наконец-то де-юре поставил военных выше СБУ, это радует.

Katt: Наскільки ймовірно і реально, що війна на Донбасі завершиться у 2018 році?

Виталий Дейнега: Неймовірно і нереально. Той же Курт Волкер оцінює шанси на введення миротворців у 2018 році на рівні 20%. Ви маєте розуміти, що введення миротворців — це далеко не кінець війни.

Tarass: Заміна Плотницького на Пасічника була в інтересах України? Чим не догодив перший Кремлю?

Виталий Дейнега: Чим не догодив — питайте у Кремля. З того, що я чув, зрозуміло, що його відставка стала результатом конфлікту між кількома кремлівськими вежками. Його відставка нам не вигідна, тому що він дуже гарно справлявся зі зручними для нас задачами, а саме розкраданням "гуманітарки", дискредитацією ідеї "русского міра", і найголовніше — він був не силовиком, а звичайним луганським клептоманом. Пасічник виглядає більш небезпечним. А Плотницький принаймні був смішним…

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Tarass: Як думаєте, яка доля чекає на ватажків бойовиків рано чи пізно? Чи потрібні Росії "захарченки", "плотницькі"?

Виталий Дейнега: А хіба ви не отримали відповіді на це питання за останні півтора року? Болотов, "Моторола", Толстих і ще багато інших, яких просто огидно згадувати. Я думаю, що вони були далеко не останніми. Я сумніваюся, що у них може бути якась інша доля.

Sidor: 27 декабря должен пройти обмен пленными, и менять собираются 306 боевиков на 74 наших — это равноценный обмен?

Виталий Дейнега: С математической точки зрения — нет. А с человеческой — я рад, что мы наконец-то вернули домой 74 человека. Поверьте мне, в Украине достаточно разного рода "сепаров", которых мы можем еще наловить.

gf_43: Як би ви оцінили дії та рішення військово-політичного керівництва країни у 2017 році? Наскільки адекватно воно реагувало на загрози і виклики, що виникали?

Виталий Дейнега: Якщо ми говоримо про виклики 2017 року, то з ними військово-політичне керівництво впоралося добре. Проблема — в іншому: чи достатньо воно зробило в 2017 році, щоб ми могли сподіватися на закінчення війни хоча би років через п'ять? І, судячи з темпів відновлення армії, поки що нам це не "світить".

Viktor: Як вдається мотивувати населення жертвувати якусь копійку на армію? Наскільки суми, які збиралися суми протягом цього року, менші за ті, що були раніше? Люди стали набагато менше допомагати, чи нема суттєвої різниці?

Виталий Дейнега: У грудні 2014 року ми збирали в середньому мільйон гривень на тиждень, 2015 року — 600-700 тисяч гривень, 2016 року — півмільйона гривень, зараз — приблизно 400 тисяч гривень.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Pavlo: Чому, по-вашому, російські військовослужбовці вирішили вийти зі складу Спільного центру контролю і координації припинення вогню і стабілізації на лінії зіткнення сторін на Донбасі? Про які плани чи наміри Москви може свідчити цей крок?

Виталий Дейнега: Про дуже хрінові. Це надзвичайно "стрьомний" крок, який стовідсотково призведе до ескалації на фронті, оскільки СЦКК допомагав розтягувати сторони конфлікту на більш ранніх стадіях. Більшість великих боїв починалися з малого — спочатку хтось стріляє з автомату, йому відповідають із кулемету, потім — із гранатомету, потім — із міномету, танку, гаубиці, а потім — виїжджають РСЗВ… Якщо не буде Спільного центру контролю, не буде кому зупиняти цю історію на фазі мінометів. Я думаю, що росіяни це чудово розуміють і саме такого результату добиваються.

Edmon: Виталий, в чем, на ваш взгляд, состоят основные риски идеи о том, что Донбасс лучше "отпустить в свободное плавание"? Если бы Украина поступила так, то смогла бы она после этого вернуть Крым и не потерять еще какие-то свои территории?

Виталий Дейнега: Нет, не смогла бы. Потому что, как говорил один мой друг-дипломат: "Крым был целью, а Донбасс — средством". И если мы в одностороннем порядке откажемся от этих территорий, это не значит, что террористы откажутся от претензий на другие. Кроме того, такой шаг попахивает предательством украинских граждан, живущих на временно неподконтрольной территории. Поэтому такого варианта у нас нет. Это даже не иллюзия.

Fedor: Часто ли бывают ситуации, что купленное вашим фондом всплывало потом в объявлениях "продам"?

Виталий Дейнега: В объявлениях "продам" — нет, потому что наша техника гравирована, ее слишком легко идентифицировать.

А вот на рынках — было. В частности, на рынке в Николаеве. Для продавцов закончилось это плохо. Для того, кто принес на продажу — гораздо хуже.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Zetta: Видите ли вы смысл в разрыве дипотношений с Россией на четвертом году войны? Что это даст?

Виталий Дейнега: Я не дипломат, не бывший президент Грузии и не раненный в ногу комбат, чтобы спекулировать на темах, в которых не разбираюсь. Поэтому воздержусь от ответа.

Zetta: Что вы думаете об идее, которую не так давно озвучил Аваков — мол, Минские договоренности не работают, и Украине теперь нужен закон о коллаборантах? А, как уточнил один из юристов, закон настолько жесткий, чтобы "от ответственности не ушел никто, даже дворники"? Захотят ли рядовые жители Донбасса назад, в Украину, понимая, что их тут ждет столь красочная перспектива?

Виталий Дейнега: Вы знаете, если бы мы могли освободить Донбасс военным путем, то мнение дворников нам было бы не очень интересно. Так, например, поступили с чехословацкими немцами — после освобождения Чехословакии от нацистов их просто депортировали без права въезда назад. Очень бы хотелось поступить таким образом со всеми, кто кричал "Путин, приди!", и не только на Донбассе. Но для этого нужно иметь сильное государство и сильную армию. А поскольку у нас нет ни того, ни другого, нам придется пытаться выполнить Минские договоренности, в том числе пункт об амнистии.

Mitia: Виталий, если проанализировать все происходившее на Донбассе, на фронте, в этом году, то в чем были наши успехи, в чем — провалы или просчеты?

Виталий Дейнега: Успехи были в том, что на отдельных направлениях мы немного вышли вперед и местами заняли более выгодные позиции. Провалы — в том, что далеко не все из этих операций требовали такого количества человеческих жертв. Но это — война, и тут не бывает побед без потери личного состава. Но, с моей точки зрения, потери в этом году могли быть меньше.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Gallina: Виталий, смотрели ли вы фильм "Киборги" — интересны ваши мысли и впечатления об увиденном? И еще… Ведь это не единственный фильм за последнее время об этой войне, например, на экраны еще скоро выйдет "Позывной "Бандерас" и т.д. Как вам кажется, эти фильмы "на злобу дня" — элемент пропаганды, попытка создателей пиариться на актуальных темах, выполнение важной миссии и т.д.?

Виталий Дейнега: Не буду говорить обо всех фильмах — скажу только о "Киборгах". Я считаю, что с учетом того бюджета, который у них был, они реально сделали невозможное. Получился очень сильный фильм про людей, который держит до самого конца. И самое удивительное, что фильм получился не пропагандистским. Кроме того, это первый на моей памяти социально ответственный фильм в истории нашей страны. Потому что 5% с каждого билета пойдет на помощь семьям погибших "киборгов". И с учетом того, что бо́льшую часть цены билета забирает себе прокатчик, это очень большой кусок от доходов команды, которая сделала этот фильм. Поэтому о других фильмах сказать не могу, а на "Киборгов" идите обязательно и не задумываясь.

Dinka: Скільки "Повернись живим" вдалося зібрати коштів на армію за цей рік? Скільки корисних речей придбати нашим захисникам?

Виталий Дейнега: За цей рік ми зібрали більше 20 мільйонів гривень і купили більше 200 тепловізорів. Але за рахунок того, що ми змогли зберегти, обслужити, відновити тепловізори, куплені протягом попередніх років, то загальна кількість видач тепловізорів при їхньому заході в зону АТО становить близько тисячі.

Dinka: Чому ви якось зникли останнім часом з інформаційного простору, і в ФБ якось тихо у вас..?

Виталий Дейнега: У Фейсбуці мене забанили на місяць за пост проти відомого догхантера Олексія Святогора, який мало того, що вбиває бездомних тварин, а ще хизується цим і навіть дає інтерв'ю деяким нашим ЗМІ. Я вважаю, що поки такі люди на волі — це ганьба. А коли наша преса починає звертатися до них як до спікерів, це просто треш.

У Фейсбуці мене вже розблокували, але після місяця вимушеного відпочинку я не дуже поспішаю повертатися в наше токсичне та агресивне інформаційне поле. Повірте мені, за цей місяць я зміг зробити значно більше для армії, ніж за будь-який із місяців, коли був змушений відповідати на приватні повідомлення та коментарі. Поки що мені дуже подобається така непублічність. А як буде далі — побачимо.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Dinka: Скажіть відверто, в які моменти за ці вже скоро повні чотири роки у вас траплялися ситуації, коли опускалися руки? І що в такі моменти змушує знову знати сенс і робити справу? Дякую за все, що ви робите. Тримайтеся!

Виталий Дейнега: Найбільше опускалися руки, коли з фонду йшли люди, на яких трималася значна і важлива частина роботи. В такі моменти в мене виникало логічне питання: а чому армія мені потрібніша за інших, може, зі мною щось не так?

Недавно я був на одному великому заході, присвяченому волонтерам, в залі було до 200 людей, більшість із яких уже нічого не робить, окрім як ходить на подібні заходи. Більшість волонтерів зараз обмежуються пошуками правих у нескінченних Фейсбук-баталіях. І з кожним роком усе менше людей надають реальну і відчутну допомогу фонду.

Так історично склалося, що наш фонд взяв на себе дуже велику і дуже непросту відповідальність, а саме — забезпечення армії засобами нічного і тепловізійного бачення. Якщо ми зараз зупинимося, то дуже скоро в багато українських міст та сіл поїдуть труни, яких би в іншому випадку не було. Я достатньо доросла людина, щоб це усвідомлювати. Це і є моя мотивація.

Omega: Виталий, как думаете, почему Россия так упорно и с энтузиазмом достраивает Керченский мост, почему он для нее так важен больше с символической или экономической точки зрения? И какие проблемы он создаст для Украины?

Виталий Дейнега: Думаю, что он важен для нее, в первую очередь, с символической и военной точки зрения, и в последнюю — с экономической. Им важно показать жителям Крыма большой и широкий жест, чтобы те меньше обращали внимания на все то плохое, что произошло с ними за время оккупации.

Еще им важно показать настолько масштабный проект россиянам перед выборами Путина — это накинет ему пару процентов к рейтингу.

Кроме того, им нужен способ переброски в Крым военных сил и средств. Вот это и есть главные функции этого моста.

А насчет ущерба, то его, скорее, нанесут сложности, которые этот мост несет для захода и выхода кораблей из Азовского моря, особенно крупных.

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Simka: В чем сегодня смысл и польза "Минска"? Насколько целесообразно пересмотреть формат, участников переговоров, позицию Киева в них и т.д.?

Виталий Дейнега: Первый "Минск" мы заключили после Иловайска, второй — во время Дебальцево. Что тогда, что тогда наша армия была несравнимо слабее. Для сравнения — военный бюджет Украины 2014 года был почти в три раза меньше, чем 2017 года. За это время армия худо-бедно, но стала сильнее. И сегодняшняя переговорная позиция Украины выглядит гораздо перспективнее. Поэтому если будет "Минск-3", я уверен, он не будет отличаться кардинально, но будет более выгодным для Украины, чем тот, что есть сейчас.

Simka: Как вам видится роль Медведчука — в нынешней ситуации от него больше пользы или вреда?

Виталий Дейнега: Пользу от Медведчука я вижу только как от потенциального удобрения. Я не думаю, что от кума главы государства-агрессора польза для нас может быть какой-нибудь еще.

Andrey Boyko: Почему на четвертом году войны львиная доля поставок на передовую тепловизоров, прицелов, приборов ночного видения, беспилотников и т.д. лежит на плечах волонтеров? МО заявляет про внедрение в этом году 19 типов нового вооружения. Если это так, можете ли вы назвать хотя бы 10 (не волонтерских), которые соответствуют определению "современное"?

Виталий Дейнега: Конечно. Приборы ночного видения, полученные от Штатов, достаточно современные, купленные Министерством обороны тепловизоры Archer — тоже, переданные американцами винтовки Barrett и ряд других позиций выглядят достаточно хорошо. Поэтому я не могу сказать, что львиная доля поставок идет от волонтеров.

Но и волонтеров, к огромному сожалению, осталось достаточно мало. В то же время в силу разных причин существует огромная потребность в тепловизорах, которые привозят волонтеры. Мы сейчас очень стараемся, чтобы за пару лет Минобороны и Генштаб самостоятельно закупили достаточное количество тепловизоров и оптимизировали свою систему распределения, в несколько раз повысив ее эффективность, как это уже сделали мы.

С учетом того, что военный бюджет Украины — это больше "бюджет предания", трудно рассчитывать на серьезную модернизацию армии. Здесь, как и в экономике, нужны жесткие и непопулярные реформы, ориентированные на, как минимум, среднесрочную перспективу. И обязательно нужно существенное увеличение военного бюджета. Иначе так и будем скидываться по 300 гривен на тепловизоры...

Виталий Дейнега
Виталий Дейнега Главред

Александр Марьенко: Как дела в армии с идентификацией военнослужащих на случай ранения или гибели? Ввели ли именные жетоны или какие другие способы опознания военнослужащих? Или все надеемся на анализ ДНК? Какие выводы сделало руководство ВС из позорной ситуации с опознанием тел погибших в первые годы войны?

Виталий Дейнега: Не возьмусь комментировать эту тему, поскольку не являюсь экспертом в данном вопросе. Темой идентификации и возвращения тел занимались другие волонтерские группы, в частности, "Черный тюльпан" — думаю, лучше спросить у них.

Надежда Майная

Фото Вячеслава Ратынского

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...