Истории бойцов АТО. Когда раненая рука болит так, что кричать охота

Солдат готов был всех сожрать, пока лечился.

силовики, ранение, погибшие, АТО, крестик
nv.ua
Я не радуюсь. Вернее как, это ощущение приходит только вместе с какой-то вселенской занятостью и не менее вселенской усталостью. Вымотаешься, в "секрете" ночь проведешь или искупаться удастся после окопов в нормальном месте — да, кратковременное облегчение и сознание выполненного дела, а потом все по новой. Особенно, если без толку слоняешься. Легкие всякие занятия не подходят. Мелкие вон какие-то и скучные, что ли. Еще на гражданке этим страдал. Я на фуре ездил сначала, так пока за границей не работал, где больше положенного баранку не покрутишь, такие расстояния преодолевал, что падал замертво в каком-нибудь мотеле и казалось, что даже сон мой счастливый. Потом на дорогах сытой Дании закончилась моя шара и я заскучал. Неистово. Не могу медленно жить. Не знаю почему. Вернулся домой, снес прабабкину полуразвалившуюся хату в селе, все почистил и засадил... Чесноком! Сказали, что почва подходящая. Вырастил, продал и снова заскучал. Что осенью-зимой делать? Спать? Сами спите! Я со своими "чесночными" деньгами уехал в Киев, гулял там, потом работал, даже курсы какие-то закончил, где познакомился с одним завзятым мужиком, вместе с которым мы и попали в самое пекло, правда он ненадолго. Убили сразу. От него вещица у меня осталась — кусочек детского рисунка обгоревшего. Даже мотался в город и заламинировал, чтобы память наверняка сохранить. И вот я живой до сих пор! Даже не сомневаюсь, что поэтому.

— "Все для тебя рассветы и туманы..."

— Ты что поешь? Ужас. ЧТО??? Тебя спрашиваю.

— Да ладно. Я тихонько.

— Но это же, будь он, черт его знает, что будь, шансонище!!!

— Случайно вырвалось. Привычка. Я же в ресторане привокзальном работал, не забывай.

— Не представляю, что там можно делать.

— Барменом.

— Водку разбавлял?

— Всякое бывало.

— Не пой тогда.

— Хочется.

— Тогда другое пой.

— Рамштайн?

— Та хоть Пугачеву.

— Слышишь, ты всех уже достал. То тебе не так, то скучно, то грустно, тот балагур, я пою не так. Уж как-нибудь потерпи или помолчи хотя бы.

Снова не сдержался. Сколько раз зарекался к людям не приставать, а ничего не выходит. Злой по натуре. Или дурак, что скорее. Рука болит так, что кричать охота, а этот песни поёт, еще и какие. Надо, наверное, психологов читать, а то всех сожру, пока лечиться буду. Постой. Постой! Где рисунок? Был же в кармане.

— Ты рисунок не видел? Маленький такой. В пленке!

— Нет. А что?

— Потерял. Я потерял.

— Да ладно тебе.

— Ладно???!!!

...

Нашелся рисунок? Ну мне кажется, что просто не в тот карман положил или не в то отделение рюкзака. Хотя откуда такая уверенность? Может, и нет. Жаль, если так.

P.S. Волонтер Анна Теряникиз Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родились сборники рассказов "Наши. Путевые заметки 2.0 " и "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите их в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

А если хотите помочь Анне в эвакуации украинских военных из зоны АТО или других вопросах, обращайтесь на ее страницу в Facebook.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...