Истории бойцов АТО. Наводчик-пианист и зеленые абрикосы как мечта детства

Семья была приличной — папа, мама, сын. Здоровались, губами улыбались, но дверь захлопывали поскорее, чтобы никто не увидел и краешка их прихожей.

артиллерия, силовики
mil.gov.ua
Не было привычки злиться понапрасну. Из-за льда, например, скользкого, или из-за ветра. Или из-за дождя. Бывает, идут люди, ругаются себе под ноги, все им не то. Глупо так. А другие бегут, продрогшие или промокшие насквозь, и счастливо улыбаются. Могут еще и в лужу специально вступить для лучшего эффекта или для смеха. Или чтобы детство вспомнить. Ну точно не знаю для чего, если честно. Я больше радоваться люблю. В любой ситуации. Привычка, скорее всего.

На нашей лестничной клетке счастливо уживались четыре совершенно удивительные семьи. Слева, в "однушке", расположилась Елена Михайловна, которая по паспорту гордо называлась Полиной Мейлаховной. Чем имя Полина было хуже или лучше Елены, я так до сих пор и не понял. Для маскировки? Так зачем Полину маскировать надо было? Ну это ее личное дело и тайна, которая так с ней навсегда и осталась.

Бабулька была одинокая и очень добрая. Но не к детям!!! Почему-то при виде нас голос ее каким-то тайным способом менялся, во всех возможных словах вместо буквы "е" появлялось "э", а высокий шиньон придавал такой строгости, что в горле тут же образовывался ком, который не спешил хоть куда-нибудь протолкнуться. Мы пару раз заглядывали к ней, когда случалось нашей "тимуровской" группе поздравлять ветеранов. Она радовалась, слегка смягчалась, поила нас чаем и произносила слова обыкновенно. А еще показывала медали, которые пахли чем-то очень необычным. Нафталином, что ли. А может и нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Истории бойцов АТО. Жесткое сало и гнусные "братки"

Своих детей у нее не было, соответственно, внуков тоже. Мы понимали, что она просто не знала, как с нами общаться, смущаясь при встрече не меньше нашего. Моя баба Зина с ней приятельствовала и знала, что вся ее родня была расстреляна при оккупации и покоилась в общей могиле в нашем же городе.

В квартире напротив, "трёшке", жили мои любимые армяне! Дядя Акоп и тетя Асмик, к которым периодически наведывалась целая родственная династия. Асмик готовила выварками и угощала всю соседскую детвору и не только. Елена Михайловна, например, тоже обожала стряпню черноглазой соседки. Я дружил с ее детьми, которых иногда по малолетству путал с племянниками, что в общем-то картину не портило, поскольку дружили мы тогда еще не сердцами, а больше мячом.

В третьей квартире обитала сильно приличная семья — папа, мама, сын. Они всегда и со всеми здоровались, губами улыбались, но дверь захлопывали как можно скорее, чтобы никто, о ужас, не увидел даже краешка их прихожей. В гости к ним никто не ходил, сынок занимался на рояле, а его портфель был идеален. На нем никто не катался с горки, посыпанной гравием. Мне всегда этот портфель в пример приводили. А еще брюки, которые после школы почему-то оставались со стрелками. Я пускал слезу от обиды и продолжал валяться по всем школьным коридорам, изображая, как мне казалось, каратэ, а после уроков съезжать со всего на свете, что имело хотя бы очертания какого-то уклона.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Истории бойцов АТО. Бронированный пикап, паханы и татуировка с китом

Каким же сильным было мое удивление, когда я, спустя столько лет, уже будучи боевым майором, давно сменив квартиру и даже город, повстречал на позиции ненавистного соседа-пианиста, который вдруг почему-то показался мне симпатягой. В свои сорок с небольшим он был обычным наводчиком. И очень обрадовался, узнав меня.

— Баба Лена умерла, ты знаешь, наверное. Акоп с Асмик развелись и переехали куда-то. Их детвора вообще по всему миру разошлась. Кто-то в Европе, кто-то в Америке, а самый младший, помнишь? Как же его, Вардан, тот вообще в Тайланде. Тренером работает.

— Скажи, а почему ты с нами никогда ни в чем не участвовал?

— Уклад в доме такой был. Еле выдержал. Ты не представляешь, как я вам всем завидовал! Да что там вспоминать. Посидим вечером? Я свободен сегодня.

— Конечно.

— Только закуска с меня! Жена посылку прислала огромную, как раз повод разобрать будет.

— Подходит. Я тоже чего-нибудь принесу. Для настроения.

— Зеленых абрикос?

— Зачем тебе?

— Мечта детства.

...

— Вот это вот пейзаж просто, а это натюрморт. Это портрет пытался нарисовать, не вышло. Да я только начинающий. Даже неловко как-то показывать.

— Ну почему? Здорово! Карандашом, а так красиво! А это что?

— Это абрикосина зеленая. Парню одному рисовал. Не вышло показать...

P.S. Волонтер Анна Теряник из Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родился сборник рассказов "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите ее в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

А если хотите помочь Анне в эвакуации украинских военных из зоны АТО или других вопросах, обращайтесь на ее страницу в Facebook.

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...