Истории волонтера. Почему боец АТО спит одетым и держит автомат в поле зрения

Тепло. Почти как дома. Только дрова надо подбрасывать постоянно и спать в форме. Раньше о такой одежде только мечтать мог.

Тепло. Жарко даже. Почти как дома. Только дрова надо подбрасывать постоянно и спать в форме. Раньше о такой одежде только мечтать мог. Ты подумаешь, чтобы на работу ходить? А не-е-ет. На зимнюю рыбалку.

На работу я красивым ходил, в костюме. У нас директор, представляешь, всех заставил в белых рубашках являться. У меня их ровно пять штук было. Нельзя же больше дня носить, потом не достираешься. Вообще, если честно, я их терпеть не могу стирать. Ни руками, ни машинкой, хотя она, любимица моя домашняя фирмы Indesit, все свои функции благополучно выполняла. Кроме глажки. А это, скажу я, процесс ничего себе, какой сложный. Теперь, правда, кажется, что стирал бы сутками и утюгом водил.

Соскучился. Все у меня теперь не как дома. Только ты не подумай, я не жалуюсь! По своей воле здесь оказался и решение менять не собираюсь. Смотри, вот чашка моя, из дома. Ты подарила. Собака на ней смешная и пожелания к Новому году. Глупые слова, конечно, но такие нужные оказались. Хочешь прочитаю? "Собака лишнего не просит и не таит в душе обид, собака вас в беде не бросит, она спасет и защитит". Мы же с тобой собаки. По году рождения. Помнишь? Подожди секунду, пойду снегом с песком потру. Чего-то совсем она от кофе и чая потемнела. Могу тайну открыть даже, бывает кое-что и покрепче в нее наливается. Не часто, но бывает. Знаю, ты никогда не одобряла, но другой раз очень тяжко, кофе не помогает.

Так. Что это у нас? Курвиметр. Помнишь, как ты смеялась над этим словом, даже не верила, что так может называться очень полезная штуковина. Мы даже поспорили! А я сделал вид, что проиграл. Ну так. Просто. Чтобы тебе приятно сделать. А вот перчатки. Тоже домом пахнут. Я их сам, конечно, покупал, но мне бывает кажется, что ты. Может так и было? Не помнишь? А этот блокнот точно ты дарила, там даже рожица нарисована. Ты говорила, на меня похож.

Та-а-ак. Это тебе не надо, это автомат. Я его в поле зрения все время держу. Вдруг чего приключится. Схватил и побежал. Одетым, кстати, тоже по этой же причине сплю. Не голым же на мороз. Правда?

Еще книжка из дома, да-да, та самая, ну ты знаешь, и часы прадедовы. С надписью. Если бы ты знала на каком языке, то точно не поверила бы. На немецком! Он, когда через Вислу переправлялся в ту еще войну, снял с кого-то. Говорил, что трофей. Надпись потом затирать пытался, даже что-то получилось, но не до конца. Трофей, так трофей. Я третий, кто их носит.

И еще. Я не смогу на праздники приехать. Не получается. Очень хочу, но не получается. Кое-что приготовил для тебя, передам почтой, тут с этим проблем нет. И соседку, которая у меня цветы поливает, попросил, чтобы свет в новогоднюю ночь включила. Ты зайди к ней, она тебе ключи отдаст, можешь жить у меня, можешь просто приходить. А свет, спросишь, зачем? Это как будто я есть. Не в темные же окна смотреть...

P.S. Волонтер Анна Теряник из Днепра практически с самого начала войны на Донбассе развозила раненых бойцов по госпиталям. За это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

Так родился сборник рассказов "Попутчики. Книга о жизни, мечты и любви в сложные времена". Ищите ее в Днепре: "Книгарня Є", книжный магазин-кафе "Черная ящерица" и книжный магазин по улице Василия Чапленко (бывшая Фрунзе). В Киеве — "Книгарня Є". В Сети — Lira.dp.ua и BizLit.com.ua.

ПО МАТЕРИАЛАМ: