Осторожно, реклама. Как украинцы становятся наркокурьерами в России

Украинцы стабильно занимают 2-е место после таджиков среди иностранцев, совершивших наркопреступления в России.

наркотики, конопля
Наркотики, иллюстрация narkotiki.ru
За последний год сотни украинцев были задержаны в России за распространение наркотических веществ. Правозащитники настаивают: большинство из них могли быть и жертвами другого преступления — торговли людьми.

Жертва рекламы

"Мой сын поехал на заработки в декабре 2015 года, ничего нам об этом не сказав. Только из поезда позвонил отцу и сообщил, что едет в командировку в Россию на три месяца работать курьером в интернет-магазине одежды", — вспоминает Екатерина Оноприенко. Следующий раз ее сын вышел на связь только через две недели, сказал, что работает тяжело, устает.

"Голос у него был подавлен, — продолжает женщина. — После этого связь оборвалась, полтора месяца мы не знали, где он и что с ним". После на украинский номер родителей Евгения Оноприенко позвонила незнакомая женщина из Москвы и сказала, что их сын жив и находится в СИЗО в Калуге.

Сегодня мама уверена: Евгений один из тех украинцев, кого обманом заманили на территорию РФ и угрозами привлекли к распространению наркотиков.

"Все эти полтора месяца мы искали Евгения. И вот я случайно увидели в газете "Вечерние Черкассы" объявление, — женщина показывает страницу газеты в цвете. — Сразу поняла, что это та компания, с помощью которой Женя поехал на заработки. Я позвонила на "горячую линию", мне ответила женщина, сказала, что, действительно, набирают курьеров, но в Украине вакансий для женщин нет. Я же звонила так, как будто сама хочу устроиться на работу. Но потом сказала прямо, что мой сын поехал на заработки и пропал без вести. Женщина отвечает, дескать, все работают неофициально, и они не знают об их судьбах, возможно, попали в руки правосудия. Я думала, как мой сын, нормальный человек, мог оказаться в руках полиции?! И когда я ее уже дожала, та посмотрела в свой компьютер и сказала: "Ваш сын 5 января не вышел на работу". То есть получается, что "горячая линия" — прямая связь с этой бандой, по ней можно проследить всех".

Екатерина Оноприенко рассказывает, что долго не могла смириться, что ее сын, участник Майдана, активный молодой человек, попал в тюрьму в России по обвинению в нарушении статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации ("незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических веществ"). Она стала бороться за сына.

Первым делом поехала в Россию на свидание с ним. Там она узнала, что на самом деле курьер требовался не в магазин одежды, а для распространения наркотиков, так называемого спайса, курительной смеси в виде травы с нанесенным на нее химическим средством. Синтетические каннабиноиды, которые являются его действующими веществами, запрещены в большинстве стран мира, в том числе в Украине и России.

В середине августа 2016 года российский суд признал Евгения Оноприенко виновным и приговорил к семи годам лишения свободы. Евгений свою вину признал, но при этом настаивал, что, решив поехать на работу в Россию, не знал, чем придется заниматься.

Работа по схеме

Эти снимки были сделаны в вагоне столичной подземки в субботу, 8 октября, утром уже после того, как общественные активисты публично заявили, что граждане Украины по объявлению о трудоустройстве попадают в России в схемы по распространению наркотиков.

И именно на одно из таких клюнул Евгений Оноприенко.

торговля людьми
На одно из таких объявлений клюнул Евгений Оноприенко Главред

торговля людьми
На одно из таких объявлений клюнул Евгений Оноприенко Главред

"Мы узнали об этой проблеме, когда год назад к нам обратилась Екатерина, — вспоминает правозащитница Мария Томак. — Мы пытались помочь через Министерство иностранных дел, омбудсмена, но после оказалось, что подобный случай не единственный, это целая эпидемия".

Таких объявлений по Киеву сотни, а в регионах и того больше. Они везде — в общественном транспорте, на остановках, на больших баннерах над дорогами.

"На работу принимают молодых мужчин — от 20 до 35 лет, — говорит Мария Томак. — Сегодня не известен ни один случай, когда бы попадала женщина".

Когда заинтересовавшийся мужчина звонит на "горячую линию", ему сразу же предлагают встретиться, утверждая, что он будет заниматься доставкой одежды, бытовой химии или лекарств.

"Встреча происходит в центре Киева. Мой сын рассказывал, как его встретили двое бритоголовых, сфотографировали его паспорт, купили билет в Москву, дали тысячу гривен на еду, — продолжает Екатерина Оноприенко. — Сказали: в Москве встретят. Сел в поезд, но на вокзале так никого и не дождался. Связь поддерживали по телефону. Дали указание ехать в Калугу, там ночевать первую ночь в хостеле, далее оформить банковскую карточку, на которую впоследствии переведут 20 тысяч рублей. За эти деньги он должен был сам найти и оплатить квартиру на месяц. А дальше — поехать в Москву и получить там посылку".

Екатерина рассказывает со слов сына, что у него не было другого выхода: или пешком переходить границу, или бежать вглубь. "Но ему те люди угрожали, говорили, что знают, где его семья, — рассказывает женщина. — Были случаи, когда дети работали несколько недель, а потом звонили родителям и говорили, что возвращаются домой, потому что работа нечистая — они переносят не книги, одежду или медикаменты, как им обещали, а наркотики. Таких людей полицейские арестовывали сразу же. Так случилось и с моим сыном — его взяли через несколько дней. Думаю, за каждым таким человеком следят. После Женя рассказывал, что с ним в СИЗО сидели ребята из Кривого Рога, Новой Каховки. После один из адвокатов мне говорил, действительно, как только мой сын пересек границу с Россией, его "вела" российская сторона — прослушивала, знала паспортные данные. Да и сын меня убеждал: "Я знал, что за мной следят, что я на крючке, мне угрожали, если не буду заниматься этой работой, меня застрелят". И на суде он сказал, что ему угрожали, поэтому был вынужден работать".

В России задерживают и тех украинских "заробітчан", которые успели перевезти наркотики, и тех, кто пытался отказаться на начальном этапе. Всех их ждало СИЗО, суд и приговор — от 5-ти до 8-ми лет.

Массовый характер

Сколько украинцев находится в СИЗО России по подобным обвинениям, а сколько уже осуждены? Точных цифр нет ни у кого. Правозащитница Мария Томак утверждает, что таких около двух тысяч.

"Мы можем оценить ситуацию, исходя из трех моментов, — говорит она. — Во-первых, из информации отечественного Министерства иностранных дел. Ему удалось установить, что потерпевшими являются триста лиц. И число людей, которые задерживаются и осуждаются по 228 статье УК РФ, растет. Во-вторых, у нас есть заявления российских компетентных органов. В данном случае нет оснований им не доверять. По последним данным, речь идет о 1300 людях".

Например, в декабре 2015 года российские силовики сообщили о задержании только в течение одного месяца 335 граждан Украины и возбуждении против них 117 уголовных дел, связанных именно с незаконным оборотом наркотиков. К началу 2016 года оказалось, что "украинцы стабильно занимают второе место после таджиков среди представителей иностранных государств, совершивших наркопреступления в России".

"И, в-третьих, мы получаем информацию непосредственно от потерпевших, которые прибывают в местах лишения свободы, — продолжает Томак. — Например, в Белгороде находятся около 40 граждан Украины, которых обвиняют по 228-й статье, в Петрозаводске таких 15, в Калуге за год прошло около ста граждан Украины. Вот и получается, что мы можем предполагать, что число потерпевших приближается к двум тысячам".

Разумеется, люди едут на заработки в другую страну, а более того — в Россию, не от хорошей жизни в Украине. Например, у Евгения Оноприенко был долг в размере 100 тысяч гривен, а маленький бизнес на Черкасщине в последнее время доход не приносил. "Соглашаются даже те, кто был в АТО", — говорит Мария Томак.

Но есть и обратная сторона медали — каким образом Россия может использовать граждан Украины?

"Эти люди могут вербоваться российскими спецслужбами, так как речь идет о широкой географии приезжих — люди едут на такие заработки почти со всех регионов Украины, — предполагает правозащитница. — И мы знаем прецеденты, когда Юрию Яценко подкинули порох на границе, его пытались завербовать, обещая ему освобождение от уголовного преследования. И как нам кажется, расследовать подобные случаи должны украинские спецслужбы".

Компетентные органы в Украине должны, в первую очередь, пресечь существование на территории Украины этой схемы. Уже есть опыт Молдовы, где нанимали людей подобным способом и правоохранители пресекли это. Во-вторых, Украина должна признать задержанных и осужденных — потерпевшими от преступлений, связанных с торговлей людьми, требовать их освобождения и возвращения в Украину". К слову, по Евгению Оноприенко в Украине начато криминальное производство по статье 149 — "торговля людьми".

"Почему я не промолчала? — задает риторический вопрос Екатерина Оноприенко. — Когда я нашла сына, побывала на первой встрече, то он мне сказал: "Мама, здесь 80% украинцев. И все по 228-й статье. И он просил поднять этот вопрос на государственном уровне, потому что это действует украино-российская банда. В Украине вербуют и переправляют, а там уже работают и их контролируют. В России такие люди становятся бесплатными рабами. В СИЗО работают с 8 утра до 11 ночи, без выходных, и в конце им дают 180 российских рублей. Это такая схема для уничтожения украинской молодежи. И несмотря на все обращения в полицию в Украине, количество объявлений не уменьшается, а наоборот. И если полиция ничего не делает, значит, "крышует". Чтобы это прекратить, политической воли в стране нет".

"Она есть, — уверяет народный депутат и советник главы МВД Антон Геращенко. — Мы сделаем все, чтобы прекратить наем людей в Россию по таким схемам". И тут же заявляет: "Само по себе такое объявление не является незаконным, незаконным является умысел — задействовать людей в качестве курьеров-наркоторговцев. Чтобы эти схемы вскрыть, проводятся специальные оперативно-технические действия, которые не могут быть обнародованы".

Геращенко утверждает, что "идет огромный объем наркотрафика из Украины в Россию и наоборот": "Сообщниками преступников часто становятся простые граждане, которым платят несколько сотен долларов за то, что они перевозят на себе или же в своих транспортных средствах наркотики. В итоге граждане Украины вовлечены в этот оборот наркотиков, что является нарушением как Уголовного кодекса РФ, так и Украины. Есть десятки случаев, когда украинские граждане задерживаются на территории России и справедливо арестовываются. Но дальше их здоровье и жизнь находятся под угрозой из-за той шизофрении, которая распространяется в российских СМИ — там к нашим гражданам относятся как к людям второго сорта, к ним применяются пытки, их содержат в нечеловеческих условиях, против них натравливают российских заключенных, используя темы политического характера. Сегодня как российские правозащитные организации, так и украинские пытаются защищать таких граждан. Но при этом мы должны делать все, чтобы преступления, связанные с оборотом наркотиков, пресекались, и граждане Украины не вовлекались в подобные схемы".

Пока МВД только думает, каким образом остановить конкретную преступную схему, правозащитники взялись помогать украинцам. Адвокаты Хельсинского союза уже подписали несколько договоров с потерпевшими.

"Мы как правозащитники хотели бы добиться, чтобы этот поток был остановлен. Вторая задача — вернуть наших граждан в Украину, — говорит адвокат Хельсинского союза Дмитрий Мазурок. — Сейчас говорят о схеме экстрадиции — передачи граждан для отбывания наказания на родину. Но надо понимать, что эти люди, безусловно, совершили преступление, и одновременно являются жертвами торговли людьми".

фото: narkotiki.ru

ПО МАТЕРИАЛАМ: