Пресс-конференция, посвященная альтернативным источникам энергии. Стенограмма

14 июля в "Главреде" состоялась пресс-конференция с участием:

- директора НИИ экобиотехнологий Национального университета биоресурсов и природопользования Украины Валерия Дубровина;
- главы правления Украинской ветроэнергетической ассоциации, вице-президента Агентства по возобновляемой энергетике Андрея Конеченкова.

Андрей Конеченков: О возобновляемой энергетике сегодня говорят очень много. Сразу хочу расставить акценты и сказать, что как любой вид энергетики – возобновляемая, угольная, атомная, - она не может быть панацеей и не может заменить на 100% на сегодняшний день потребности в производстве как тепловой, так и электрической энергии, хотя многие страны к этому стремятся.
Есть две хорошие новости. Первая: по выводам экономистов Международного энергетического агентства, начиная с 2010 года возобновляемая энергетика выходит на второе место по производству энергии в мире после угольной.
Вторая новость – создано Международное агентство по возобновляемой энергетике IRENA (The International Renewable Energy Agency), в состав которого вошло 129 стран. 129 правительств стран, заинтересованных в развитии возобновляемой энергетики подписали договор о создании агентства. Это мероприятие состоялось в июне в Шарм эль Шейхе. Была четко определена база, где будет находиться Международное агентство по возобновляемой энергетике. Это будет эмират Абу-Даби, город Маздар. Почему сделан такой выбор? Во-первых, сам эмират Абу-Даби на 5% имеет мировых запасов природного газа и 10% мировых запасов нефти. В то же время, этот город был создан шейхами эмирата, в строительство которого будет инвестировано 22 миллиарда долларов, из них только 4 миллиарда будет инвестировано непосредственно шейхом, который возглавляет этот эмират.
50 тысяч людей будет жить в этом городе, и еще 40 тысяч будет там работать. Но самое интересное, что этот город будет обеспечиваться на 100% за счет возобновляемой энергетики, вся транспортная сеть, вся электроэнергия, вся тепловая энергия будет производиться, в первую очередь, за счет солнечной и геотермальной энергетики. Причем, все будет управляться с помощью компьютера – не будет водителей в трамваях, не будет водителей в автомобилях.
При этом эмират Абу-Даби является первым в мире по выбросам парниковых газов на душу населения. Это был еще один аргумент в пользу того, чтобы сделать эмират совершенно чистым при наличии таких огромных запасов нефти и газа.
В Бонне будет создан центр инновационных технологий по возобновляемой энергетике, а в Вене будет центр по связям со всеми организациями, которые хотят продвигать возобновляемую энергетику.
Генеральным директором агентства выбрали Эллен Пилош – это женщина, которая работала в правительстве Франции.
Атомная энергетика рассматривается тоже как альтернативная энергетика без выбросов углекислого газа, и сегодня руководители тех стран, которые развивают атомную энергетику, пытаются включить ее в перечень возобновляемой энергетики, которая также будет давать чистую энергию. Хотя, если взять Швецию, Германию и ряд других стран, которые взяли программу по сворачиванию атомной энергетики, - они не рассматривают этот сектор. А такие страны, как, например, Франция, лоббируют развитие атомной энергетики, но атомной энергетики нового поколения.
Это две новости, которые показывают, что мир заинтересован в развитии возобновляемой энергетики.
Если в 2007 году в сектор возобновляемой энергетики шла практически четвертая часть всех средств, которые идут в энергетический сектор (почти 100 миллиардов долларов), то сегодня эта цифра растет с каждым годом, увеличиваясь на 15-20%.

"Главред": Вы сказали, что мир заинтересован в альтернативной энергетике. А Украина?

Андрей Конеченков: Украина, так же, как и Россия, не вошла в перечень тех стран, которые подписали договор. Украина, к сожалению, пока еще смотрит на Россию, забывая о том, что в России есть достаточно большое количество газа. Наверное, это неправильно.
Но, с другой стороны, в Украине сейчас происходят достаточно большие перемены. Когда говорят, что в Украине все плохо, - я с этим не согласен. 1 апреля был принят новый Закон по поддержке альтернативных источников энергии. В частности, речь идет о "зеленом" тарифе. Если взять такой сектор, как ветроэнергетика, то сегодня, если ветростанция мощностью больше, чем 2 МВт, то мы можем получить коэффициент от продажи электроэнергии 11,31 евроцентов за каждый кВт/час проданной электроэнергии. Это довольно высокий коэффициент. Например, в Германии этот коэффициент составляет 9-9,5. Если взять Южную Африку, которая тоже в первых числах апреля приняла такой же "зеленый" тариф, только на уровне 9,5, то про Южную Африку говорил весь мир, а про Украину говорили очень мало, потому что сегодня Украина имеет более высокий показатель страны риска, чем, например, Южная Африка.
С другой стороны, "зеленый" тариф приняла Канада. Для Канады это тоже был достаточно большой скачок.
Поэтому Украина сегодня выглядит на уровне и европейских стран, и на мировом уровне достаточно пристойно. Вопрос, насколько здесь смогут быть реализованы различные проекты, потому что есть очень много вопросов, связанных и с выделением земли, и с политикой на местном уровне – насколько люди хотят, верят и готовы помочь. Есть очень много вопросов, которые сегодня тормозят развитие возобновляемой энергетики на политическом уровне.

"Главред": Как обстоят дела с финансированием научных разработок в этом направлении?

Андрей Конеченков: Если взять любую европейскую страну, если речь идет о научных разработках, в первую очередь предусматривается бюджет. Расставляются приоритеты и после этого можно говорить о каких-то научно-исследовательских разработках. Если взять нашу Академию наук – да, у нас большое количество институтов, у нас огромное количество отделов, которые занимаются разными новыми направлениями, но при отсутствии бюджета, при отсутствии нормальных условий для проведения научно-исследовательских работ результат будет небольшой. Поэтому, с моей точки зрения, если бы были пересмотрены позиции по отношению к нашей науке и были бы расставлены приоритеты, в том числе и по возобновляемой энергетике, было бы выделено должное финансирование, тогда можно говорить. Но я бы на сегодняшний день следовал бы по иному пути – я бы брал за основу лицензионные технологии, которыми сегодня пользуется и восточная Европа, и страны, которые не самыми первыми начали развивать возобновляемую энергетику, используя опыт тех стран, а потом уже наука. По такому пути шла Германия, Австрия. Сегодня это страны-лидеры как в производстве, так и во внедрении этих технологий. Все начинали учиться с той базы данных, которая существовала.
Сегодня часто говорят, что у нас очень много разработок осталось после Советского Союза. Да, разработки остались, но уровень теории. Для того, чтобы их довести до практики, нужно посчитать, стоит ли вкладывать такие колоссальные средства, чтобы довести все те разработки до ума, или все-таки воспользоваться теми технологиями, которые сегодня показали себя в хорошей работе. Инвестор сегодня не будет покупать разработку, которая когда-то заработает. Он хочет построить объект, он хочет вырабатывать электроэнергию и он хочет максимально быстро вернуть себе деньги.

Валерий Дубровин: Наш Университет биоресурсов и природопользования Украины начал заниматься вопросами биоэнергетики в 1998 году. В то время дизельное топливо на заправках стоило около 2 гривен за литр и, честно говоря, очень многие крутили пальцем у виска, когда смотрели на темы наших научных разработок.
Постановление Кабинета Министров Украины от 17 марта этого года позволило нам войти в четыре пункта по развитию, в частности, биоэнергетических технологий.
Биомасса – это один из основных ресурсов в возобновляемой энергетике. По разным оценкам, он составляет 65-70% всех ресурсов возобновляемой энергетики. Большая часть из этих 70% находится на полях, поскольку у нас леса не такие большие. И отходы древесины тоже входят в эти проценты.
Биомассу сегодня превращают в три вида топлива: в твердое, жидкое и газообразное. Каждый из этих видов по-своему очень интересен для Украины.
Начну с твердых. Наши посевные площади сельскохозяйственных культур составляют 28-30 миллионов гектаров. Если взять даже 30% этих площадей и снять с них солому на энергетические нужды, мы получим около 10-12 миллионов тонн соломы. Одна тонна соломы на сегодняшний день по своему энергетическому эквиваленту составляет 330 кг дизельного топлива, 660 кг каменного угля или 500 кубометров природного газа.
Можем ли мы трогать эту солому? Заберем ли мы ее у почвы? Для меня ответ звучит достаточно однозначно: на 30% идет большинство европейских стран, и у них поля выглядят нормально. Безусловно, туда нужно возвращать и минеральные, и органические удобрения. С другой стороны, ситуации, когда горят поля, горят посадки – это все из-за того, что биомасса сжигается варварски, а нам пора переходить уже к каким-то цивилизованным методам использования этого прекрасного энергетического ресурса.
Сегодня технология переработки биомассы в топливные гранулы или брикеты есть в том числе и на Украине, есть оборудование, на котором это производится. Мы к этому тоже причастны – есть технологии, есть патенты. Эти технологии позволяют использовать биомассу недалеко от места ее выращивания. Биомасса имеет одну особенность в логистике: если она не переработана в радиусе 50 км, то она становится невыгодной для энергетического использования. Т.е. гранулы или брикеты надо делать, если они будут использованы в месте, где эта биомасса выращивается.
Что такое солома, перерабатываемая в гранулы или в брикеты, по сравнению с зерном, которое выращивается на том же поле? Когда говорят, что энергетический гектар забирает хлеб у людей и у животных, это не совсем соответствует истине. Если вы получили 3 тонны зерна с гектара, то примерно столько же, а, как правило, немножко больше, вы получаете из соломы. Зерно в 2008 году стоило 800-900 гривен за тонну. Значит, 2400-2700 крестьянин мог получить за зерно с 3 гектаров. Что касается соломы, то сегодня тонна гранулированной соломы стоит не меньше 600 гривен, иногда 700 гривен. Т.е. получается цифра, вполне сопоставимая с урожаем зерна, или с кормовым урожаем, который можно получить на этом поле.
Аграрники этот ресурс пока что используют неэффективно. Но когда растет цена на заправках, растет цена в трубах, естественно, у всех возникает желание этот ресурс использовать.
Как его использовать? Нужны специальные котлы. Сегодня такие котлы на Украине производятся. Их производит Могилев-Подольский машиностроительный завод для бытового употребления. Они работают на гранулах и на топливных брикетах. Котлы для промышленного использования производит завод "Кригер". Там мощности побольше. Они тоже работают на биомассе. Есть еще котлы-теплогенераторы, которые производятся для промышленных нужд, для сушки зерна. Их производит Первомайский завод "Бриг". Они позволяют в 4 раза дешевле сушить зерно рапса или кукурузы.
Что касается жидкого топлива. В прошлом году наше сельское хозяйство потеряло примерно 1,6 миллиард гривен из-за удорожания дизельного топлива. Если хотя бы 10% этой суммы мы бросили на проекты по производству биодизеля, то каждая область на Украине имела бы пилотные заводы – такие, как имеет наш Университет.
Когда появляются сообщения о том, что рапс истощает почву, у меня всегда поднимается волна негодования. Рапс – такая же культура, как подсолнечник, как сахарная свекла, как пшеница. Рапс надо использовать точно так же, как любую другую культуру. Он должен работать в севообороте, он должен приходить на поле не чаще, чем раз в 4 года, и рапс требует, чтобы его удобряли. Рапс никогда не был для почвы плохим. Это отличная культура. Это масличная культура, ее все любят, поэтому на рапс приходится использовать много ядохимикатов. Если не бороться с насекомыми, с болезнями, с бурьянами, конечно, рапс никакой прибыли не даст.
Если бы сельское хозяйство Украины выделило 5% своих площадей под энергетические культуры, в частности, под рапс, мы бы полностью покрыли потребность сельского хозяйства в дизельном топливе. Поверьте мне, 5% любые севообороты выдерживают без напряжений. А если еще 5% добавить, то все наши города дышали бы более чистым воздухом, потому что период полураспада продуктов сжигания дизельного биотоплива в 2 раза меньше, чем обычного нефтяного. Кроме того, там меньше дымность, меньше выбросы СО2.
Что касается оборудования, то по биодизелю есть первый пример введения оборудования в государственный лизинг. Это государственная поддержка. 20% за оборудование – первый взнос, и потом – под 3-5% годовых в течение 5 лет идет дальнейшая выплата за оборудование. Это самые выгодные на сегодня условия. По таким условиям продаются только комбайны, тракторы и часть обрабатывающей техники.
Сегодня в Украине можно купить отечественное оборудование по производству биодизеля по условиям лизинга. По цене оно в 3-5 раз дешевле, чем импортное. Поэтому срок окупаемости сокращается, как минимум, в три раза.
Что касается биогаза. На биогаз мы смотрим с двух сторон. Прежде всего, это утилизация отходов ферм, утилизация сельскохозяйственных отходов. И не забывайте, что у нас огромная проблема с отходами коммунальной сферы. Можно использовать даже отходы из канализации.
Все эти технологии сегодня есть, у нас подготовлены пилотные проекты, и я думаю, в ближайшее время наш Университет осуществит один из биогазовых проектов.
Биогаз очень важен и для сельскохозяйственных производителей, которые занимаются производством продукции животноводства. Если не будет утилизации отходов свинофермы и молочно-товарной фермы, то через три года продукция свинофермы, если там не будет цивилизованной утилизации навоза, просто не будет разрешена к распространению на территории стран ВТО. Грубо говоря, те фермы, которые на Украине сегодня не имеют биогазовых установок или хороших компостных сооружений, могут попасть в ситуацию, когда свою продукцию они не смогут продавать. В такой ситуации уже были чехи, поляки. Мне кажется, лучше все-таки учиться на чужих ошибках.
Сегодня наступает новая эра для биоэнергетики – эра реализации проектов. Мне кажется, что всем нам нужно пропагандировать хороший опыт – опыт высоких технологий в сфере биоэнергетики.

Андрей Конеченков: Четко просчитанный потенциал использования всех биоэнергетических ресурсов – порядка 20 миллиардов кубометров газа можно заменить, используя все эти технологии – начиная от свалочного газа и заканчивая отходами соломы и древесины. А это четвертая часть необходимого Украине газа.
Если говорить в целом о всех возобновляемых источниках энергии, ссылаясь на нашу Энергетическую стратегию, которую критикуют, начиная от Кабинета Министров и заканчивая всеми министерствами, то там цифра прописана на уровне 4%. В последних документах ЕБРР фигурирует цифра 19%. Это говорит о том, что идет пересмотр и в Украине. А главное, что при этом мы используем местные энергоресурсы и перестаем финансировать в какой-то степени другие страны, создавая новые рабочие места.
Меня радует тот факт, что в Севастополе в следующем году будет запущено первое предприятие по производству башен. Это частная компания, которая в нуля начала строить завод. Современный ветроагрегат вырабатывает порядка 35% от установленной мощности с учетом безветрия, ремонта машины. Если мы возьмем ветроагрегаты, изготовленные на наших военных заводах, они выдают 0,05%. Т.е. лучше не ставить этот металлолом.

Сейчас вы просматриваете новость «Пресс-конференция, посвященная альтернативным источникам энергии. Стенограмма». Другие экономические новости читайте в разделе «Деньги». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять