Украинская культура на экспорт: "геноцид" кино

Давно ли вы смотрели украинское кино в украинском кинотеатре?

Конечно, под "украинским кино" имеется в виду кинопродукт, снятый (хотя бы частично) в Украине украинским (хоть бы по гражданству) режиссером на украинском (желательно) языке. Относительно денег, на которые снимается украинское кино, предусмотрительно промолчим, ведь, если поставить еще и ограничение типа "деньги украинского государства или украинских меценатов", то, наверное, таких фильмов – единицы. "Солдат найдет себе другого короля…" "Готовой продукции у нас очень мало, – говорит кинорежиссер, член-корреспондент Академии искусств Украины, организатор фестиваля украинского кино "Відкрита ніч" Михаил Ильенко. – Сейчас потребительские стандарты на таком уровне, что технологически мы не соответствуем нормам. Даже если кино очень интересное, оно снято не по тем техническим стандартам и – ненужное". Ситуация в кино очень напоминает то, что происходит сейчас в литературе: писатель (и режиссер) должен сам себе быть агентом, не полагаясь ни на кого, даже на родное государство. Ильенко понадеялся – и теперь сожалеет. Его фильм об украинце Иване Даценко, летчике, Герое Советского Союза, который стал вождем племени индейцев в Канаде, стоит уже полгода. Финансировать кино о "национальном герое" взялось государство. "Обещания я слышу – и даже готов в них верить. Но ничего не происходит, – жалуется режиссер. – Знаете, когда королевство отрекается от героя, герой находит себе другого короля. Это история о солдате, который не хотел стать вассалом, а сам стал королем. Разве такой фильм ненужный? Между тем лето проходит, а летние эпизоды остаются. Я не могу снимать их в декабре! Я не исключаю, что 31 декабря скажут: "Ну вот, есть деньги. Давайте, снимайте кино". При таком финансировании – о каком продвижении украинского кинопродукта за границу вообще может идти речь? Кроме известных узкому кругу специалистов имен Сергея Айзенштайна, Александра Довженко, Сергея Параджанова и Киры Муратовой украинское кино остается для зарубежного потребителя сплошным "белым пятном". "В лучшем случае рядовой европейский зритель знакомится с нашими лучшими достижениями на днях украинского кино, – рассказывает заместитель министра культуры и туризма Украины, председатель Национального центра кинематографии Украины Анна Чмиль. – В прошлом году это мероприятие состоялось в 12 странах. В Канаде, например, зрителями этой программы являются преимущественно представители украинской диаспоры. Опять же, рядовой канадец не является потребителем украинской кинопродукции". По словам, Анны Павловны, большая сумма уже найдена на фильм "Зупинка на вимогу" о Сергее Параджанове к 85-летию со дня его рождения. Будет снимать ленту режиссер-армянин Игорь Подольчак. "Европейцы ждут этот фильм. Группа авторов во главе с Сергеем Тримбачем доделывают сценарий", – рассказывает заместитель министра. Европейцы, американцы, японцы, корейцы – такие же живые люди, как и украинцы, поэтому "кормить" их исключительно фестивальным продуктом не очень логично. "К столетию кинематографа был составлен список ста лучших фильмов. И "Броненосец Потемкин" Сергея Айзенштайна, и "Земля" Александра Довженко в него попали. Причем заняли далеко не последние места. Конечно, список составляли специалисты, люди, знающие кино, – отмечает режиссер Артур Гураль. – Возможно, рядовой датчанин или голландец не знает, кто такой Довженко. Но, я уверен, 80% киевлян не знают, кто такой Антониони! Трюффо, на их взгляд – это какой-то механизм, Годар – прибор в автомобиле. Что уж говорить об Озоне... Еще Пушкин писал, что мы ленивы и неинтересны. Эта лень и равнодушие создают потребительский образ существования". Украине достаточно 5% шедевров Да, люди ленивы, но не так уж и равнодушны. "Кино в Украине любят. Валовые сборы растут", – утверждает госпожа Чмиль. Успех таких немассовых зарубежных режиссеров, как кореец Ким Ки-дук, британец Питер Гринвей или датчанин Ларс фон Триер говорит о широких возможностях "умного", неголливудского кино. К сожалению, "умных" фильмов у нас маловато. Ими принято считать преимущественно псевдоисторические саги, которые на самом деле художественной ценности не представляют. Молодому же кино чаще ставят палки в колеса. "Наше дебютное, дипломное молодое кино неплохо заявило о себе на фестивалях, – утверждает Михаил Ильенко. – Поэтому если бы технологически финансовый конвейер работал, то производилось бы приблизительно 75% ерунды, где-то 20% коммерческой продукции и 5% шедевров". Мирослав Слабошпицкий, автор фильма "Диагноз", возил свою ленту на Берлинский кинофестиваль и в Канны. Снимал на деньги отца – известного писателя, исполнительного директора Международного фонда "Лига украинских меценатов" Михаила Слабошпицкого – и фармацевтической компании "Дарница". Не на государственные деньги до сих пор снимает своих "Кобзарей" и Петр Борисив. Вполне нормальная ситуация, когда государство поддерживает неприбыльное искусство. Однако в киноиндустрии нет никакой связи между качеством и прибылью. Тарахтение "Трансформеров" и яркая, но бессмысленная жвачка "Хеллбой" приносят десятки миллионов долларов прибыли, а "Тир" Тараса Томенко (курсовая работа, приз за лучший короткометражный фильм в Берлине 2001 года) или "Мамай" Олеся Санина (выдвинутый на "Оскар" в 2004 г.) – ни копейки. Можем гордиться нашими? Бесспорно! Кроме выше упомянутых, "засветились" в "европах" Степан Коваль (в 2003 году мультфильм "Трамвай №9" получил "Серебряного медведя" в Берлине), Сергей Михальчук (взял в 2003 г. в Сан-Себастьяне приз как лучший оператор – фильм Валерия Тодоровского "Любовник"), Валентин Васянович (спецприз жюри в Клермон-Феррани за картину "Против солнца" 2005 года), Игорь Стрембицкий и Наталья Конончук ("Золотая пальмовая ветвь" в Каннах в 2005 г. за "Путников") и тому подобное. Парадоксально, но в самой Украине призов отечественному кино почти не дают. "Фестивалем "Молодость" руководят какие-то больные люди, – не сдерживает эмоций сценарист, писатель, лауреат Шевченковской премии Леонид Череватенко, – причем больные не только нравственно, но и, простите, физиологически. Как будто специально не дают призы украинскому кино!" Возможно, Череватенко намекает на преобладание в программе фестиваля лент на лгбт-тематику… Более сдержанной, но более глубокой позиции придерживается Михаил Ильенко: "Для того, чтобы уничтожить государство, необязательно вводить танки – можно уничтожать его культуру, разрушать ее истоки, легенды, заморозить ее мифы. Кино же – один из наиболее мощных мифогенных инструментов. Сейчас даже больше, чем литература. Ведь теперь все зрители, не читатели. Таким образом, невыделение средств на мой фильм – не преступление против меня лично; это преступление против государства, попытка оккупировать его". Впрочем, не стоит так уже и жаловаться на государство. Были бы идеи – деньги найдутся. "У нас до сих пор нет хороших фильмов, способных привлечь внимание людей, – оценивал ситуацию известный режиссер Роман Балаян в одном из интервью. – Чтобы заинтересовать инвесторов, нужен, наверное, блокбастер наподобие "Ночного дозора". Но пока мы с нашим кино находимся на перепутье. И в ближайшей перспективе я не вижу никакого шанса с него уйти". Выживание совместно с Европой? "На нас есть спрос разве что в роли рабочей силы, – вздыхает Михаил Ильенко. – Многие подготовленные у нас специалисты находят работу либо там, либо здесь, но в чужих группах. Таким образом, мы спонсируем другие государства. Это я вам говорю как бывший декан и как организатор фестиваля "Відкрита ніч". Через наш фестиваль проходит много людей – и всех их я знаю. Скажем, неплохой режиссер Вера Яковенко снимает кино на российские деньги. Почему бы не воспользоваться, если человек может и хочет? С этой точки зрения – мы на экспорт работаем. Бесплатно, потому что, понятное дело, никакой контрибуции за этих специалистов Украина не получит. А поставить на ноги специалиста – большие деньги. Ведь тот, кто учился в институте, должен был снять по крайней мере три фильма. Это дорого". Но идеи по поводу выхода есть. Союз кинематографистов во главе с новым руководством рисует перед журналистами утопическую картину самого возрождения. Но уже теперь понятно, что творческие союзы – имперский механизм, созданный в свое время для более удобного управления художественной элитой, – с изменением государства и государственного мировоззрения исчерпали себя и стали ненужными. "Наши власть предержащие, к сожалению, слово "культура" просто забыли, – вздыхает Ильенко. – В последнее время у меня такое впечатление, что, в связи с выборами, в частности, потратить деньги Министерству культуры на кино, а не на выборы, сродни нецелевому использованию средств". Еще острее высказывается продюсер, директор анимационной студии "Фрески" Владимир Кметик: "Люди, декларирующие, что более всего любят украинскую культуру, уже почти задушили ее в своих объятиях. На самом же деле, все, что не пахнет газом, нефтью, банковскими ассигнациями, у них не вызывает особого сердцебиения". Тем не менее, в Министерстве культуры и туризма о выходе думают. Анна Чмиль рассказала, какой замысел вынашивается в недрах ведомства. Каждое европейское государство по-своему зарабатывает право собственной кинопродукции быть потребляемой у себя же в стране. В этом противостоянии европейские страны объединились. Была создана компания EurImage, объединяющая всех производителей и распространителей кинопродукции. "Для нас на сегодняшний день очень важно стать членом EurImage. С одной стороны, можно достучаться до средств европейских фондов, а с другой – расширить рынок реализации", – считает Анна Павловна. – По условиям, должно быть не менее трех европейских стран, которые вкладывают средства и совместно производят определенный фильм. Продукт адаптируется к языковой специфике, к условиям восприятия той страны, где он будет демонстрироваться. "В этом году мы предприняли важный шаг в сторону EurImage: в марте Украина подписала Европейскую конвенцию о совместном кинопроизводстве. То есть основное условие выполнено, – продолжает председатель Национального центра кинематографии. – Второе условие – представить информацию об инфраструктуре и условиях кинопроизводства в нашей стране. Нужно доказать, что кино в Украине любят. Настоящие документы готовы и в сентябре будут переданы в комиссию EurImage". Но не ужаснутся ли европейцы, почитав о нашей "инфраструктуре"? В Киеве, правда, кинотеатров более чем достаточно – одних муниципальных аж 14. А что в регионах? По поводу же муниципальных кинотеатров возникает закономерный вопрос – почему бы их не использовать для популяризации отечественного кинопродукта? Тут не нужно просить, уговаривать – просто приказать, скажем, чтобы 50% всех демонстрируемых фильмов, были украинского производства. Не хватит? Значит, будет стимул снимать больше! А поезда? Разве "Укрзалізниця" - закрытая частная империя, где не нужно учитывать национальные интересы? Почему, например, в экспрессе "Киев-Днепропетровск" в течение 6 часов показывают российское или советское кино? Почему бы не показать украинские ленты – классику, современные художественные, короткометражные, документальные фильмы? Провал "культурного капитала" Владимир Кметик к инициативам Минкультуры относится скептически. в 2006 году на экраны вышел снятый под его руководством анимационный сериал "Лис Микита" – с тех пор студия Владимира Ивановича практически ничего не снимает. "Мы пытались выйти с украинскими проектами, поддержанными европейскими производителями, на западный рынок, – рассказывает продюсер. – Приближался юбилей Гоголя – достаточно известного в Европе писателя, поэтому мы решили сделать телевизионный анимационный фильм "Тарас Бульба". Продуцентом выступал Европейский языковой союз (ЕЯС), который подписал соглашение с нами и с Национальной телекомпанией. Когда же власть поменялась с патриотической на еще более патриотическую, то приоритеты несколько изменились. Фактически Украина отказалась от проекта телефильма, который прошел бы на телеканалах стран Европы. Мы были вынуждены вернуть ЕЯС уже полученные на это деньги". Украинская анимация, между прочим – самое больное место среди всех экранных искусств. Спрос на нее есть в силу ее отсутствия и в силу определенной традиции. Традиции "нашей" анимационной эстетики, заложенной несколькими поколениями художников. К сожалению, сколько в Украине в год производится анимационных фильмов – неизвестно. "Я пытался понять эту систему и сотрудничать с Министерством культуры, – объясняет Кметик. – Там действует – по крайней мере именно так публично задекларировано – принцип конкурсного отбора проектов для включения в перечень государственного заказа. Двухгодичная эпопея закончилась письмом-сообщением из Минкульта, что наш проект прошел конкурс и для заключения контракта мы должны послать перечень необходимых документов. Так вот, мы уже дважды такие документы посылали, но никакого ответа на протяжении четырех лет так и не получили. Нас даже не пригласили к участию в тендере. По моему мнению, там действует старая советская система невозмутимого крючкотворства, обмана и очковтирательства. Поэтому сколько за год делается мультфильмов в Украине, не скажет сейчас никто. Потому что нет такой четко сформированной программы". Не на диктофон, буквально на пальцах Владимир Иванович показывает, как можно заполнить эфир телеканалов отечественным сериальным и анимационным продуктом. Двенадцать фильмов – один на каждый месяц. Это вполне возможно – но нужны деньги. Не такие уж и большие. Кроме EurImage, есть в Министерстве и другие, не менее интересны идеи. "Оптимальный выход – введение многоканальной системы поддержки. Или путем прямого бюджетного финансирования, или путем дотации на билет при показе национального фильма, или сбор в поддержку кино, – разъясняет Анна Чмиль. – В Прибалтике и Скандинавии существуют законы о культурном капитале. Этот "культурный капитал" наполняется процентом от акцизного сбора от реализации алкоголя, табака и от азартных игр. В Эстонии, в частности, такой закон действует еще с 1936 года. Плюс прямая бюджетная поддержка, плюс кинофонд". Председатель Комитета по вопросам банковского дела Верховной Рады Сергей Терехин зарегистрировал законопроект "Об общегосударственном сборе в поддержку кино и театра". Перед этим похожий проект подавал депутат-"регионал" Нестор Шуфрич, но, по мнению госпожи Чмиль, проект Терехина – более прогрессивный. "Сбор будет концентрироваться на спецсчете, распоряжаться которым будет Совет по управлению средствами; состоять он будет поровну из представителей государства и творческих союзов. Законопроектом предусмотрена и стимуляция показа национального кино в кинотеатрах путем введения дотации на билеты", - рассказывает она. Ежик в тумане – приблизительно так можно охарактеризовать современное положение украинского кино и анимации. Искусственный этот туман или естественный – вопросик не из легких. Но пока не наведем порядок внутри отрасли, говорить о распространении украинского кинопродукта за пределами страны рано. Тем более, что таких шедевров, как "Ежик…" мы давно не продуцируем. Не продуцируем потому, что стройную систему поддержки киноконвейера никак не создадим (ох уж эти избирательные и газовые хлопоты!), а потенциал в виде специалистов, при отсутствии интереса со стороны родного государства, перетекает в государства иные. Так уже случилось, что я взялся писать сценарий. Еще до того, как начал собирать материал к этой статье. Но постепенно, слушая режиссеров, у которых опустились руки, сценаристов, которые пишут "в стол", мультипликаторов, которые вынуждены разочаровывать инвесторов, понял: буду писать лучше роман или повесть. Продукт двойного назначения. Потому что просто сценарий обречен на долгий ящик…

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять