Надежда Руденко: "Просто для "профилактики" к кардиологу не ходят"

Детская кардиология – одно из самых сложных и затратных направлений медицины.

И это даже если не касаться трансплантологии. Лечение больных порой обходится в сотни тысяч долларов. Понятное дело, что Украине с ее скромными доходами и еще более скромными расходами на медицину сложно потянуть развитие этой отрасли. Но она все-таки развивается, хотя часто не благодаря, а вопреки государственной политике.
Накануне Всемирного дня сердца об особенностях развития детской кардиологии и благотворительности наш разговор с заместителем директора по научной работе Центра детской кардиологии и кардиохирургии МЗ Украины, доктором медицинских наук Надеждой Руденко.
Надежда Николаевна, по вашим наблюдениям, в последние годы увеличилось ли в Украине число детей, рожденных с сердечными патологиями?
Если взять общую статистику рождаемости, то их число не увеличилось. Хотя существует много разных вариантов статистики. Учитывая только гемодинамически значимые пороки, которые легко диагностировать, и которые влияют на организм, то цифры таковы: 6-8 детей на тысячу рожденных живыми. Из них 30-40% появляются на свет в критическом состоянии и требуют немедленного оперативного вмешательства – в первые дни и месяцы жизни. Такова статистика во всем мире. И мы не выходим за ее пределы.
В том случае, если брать во внимание малые пороки, за которыми надо наблюдать, но можно обойтись без операций, то цифры иные: 10-12 случаев на тысячу рожденных малышей. Но общее увеличение числа пороков в Украине означает только улучшение диагностики. Еще двадцать лет назад число детей с пороками составляло пять человек на тысячу. Это говорит о том, что многие не были диагностированы. Даже патологоанатомы при вскрытии не всегда могли диагностировать некоторые редко встречающиеся критические пороки сердца – критическую картацию аорты, редкие формы тотального аномального дренажа легочных вен.
Так что нет сложнее специальности, чем детская кардиология. Врач должен владеть интенсивной терапией, ультразвуковой диагностикой. Кроме того, не надо забывать, что разновидностей врожденных пороков сердца очень много, только в последней классификации их более полутора сотен, а модификаций и сочетаний больше 250. И неизвестно, что еще природа может придумать.
Конечно, проще всего диагностировать малые аномалии при помощи эхокардиографии. Например, у нас все знают, что такое аномальная хорда полости левого желудочка. Хотя они нигде, в том числе и на Западе, не считаются пороками. Если же регистрировать подобные отклонения, то можно смело утверждать, что в Украине резко увеличилось количество пороков сердца у детей.
А если говорить о приобретенных заболеваниях сердца, их не стало больше?
Наоборот ¬– меньше. Думаю, это связано с качеством оказания медпомощи. Например, еще 20 лет назад регистрировалось много случаев "ревматизма", тогда как за рубежом это заболевание встречалось крайне редко. Теперь количество случаев ревматизма у детей уменьшилось. Это объясняется улучшением стоматологической помощи, так как основная причина заболевания – стрептококковая инфекция. Стрептококки чаще всего находится в полости рта в кариозных зубах и в миндалинах при хронических тонзиллитах.
Какие заболевания дают осложнения на сердце?
Сердце реагирует на любую интоксикацию. Изменения на кардиограмме могут возникнуть даже у часто болеющего ребенка. Заболевания желудочно-кишечного тракта, врожденное нарушение билирубинового обмена, застой желчи в желчном пузыре – все это может привести к нарушению ритма сердца. При септических состояниях могут образовываться тромбы в сердце и сосудах.
Очередь в ваш Центр существует?
Практически нет. Экстренные пациенты поступают сразу при обращении. Существует плановая госпитализация для детей с пороками, которые можно оперировать в плановом порядке в оптимальные сроки для их коррекции. Такие операции расписаны на два месяца вперед. Надо понимать, что нигде в мире больные не лежат долго в кардиохирургическом стационаре до операции. Это слишком дорогая койка. Все пациенты приходят или в день операции или накануне за сутки. И мы придерживаемся такой практики, чтобы оказать помощь как можно большему числу пациентов. А в период повышенной заболеваемости дети в палатах уж точно не должны лежать неделю. Они могут заболеть простудой, а это причина переноса операции.
После операций дети проходят диспансеризацию?
Обязательно.
В Центр детской кардиологии и кардиохирургии МЗ Украины пациенты попадают только по направлениям из местных больниц?
По направлению из районных и областных больниц. Таким образом, к нам на консультацию приезжают дети, которые нуждаются в операции или в уточнении диагноза и определении сроков хирургического вмешательства. Даже самолетами привозят деток, подключенных к аппарату искусственной вентиляции легких. Раньше была просто катастрофа – приезжали все, у кого подозревали шумы в сердце. Были очереди, а результата никакого – только 40% подтвержденных диагнозов. Теперь ситуация изменилась – качество диагностики на местах улучшилось, в том числе и благодаря нам – специалисты Центра для врачей в областях проводят выездные семинары.
Где в Украине еще делают аналогичные по сложности операции?
Наш центр – главное учреждение Министерства здравоохранения по детской кардиохирургии. Поэтому у нас проводятся наиболее сложные операции большому количеству пациентов. Также мы внедрили программу пренатальной диагностики пороков сердца у плода. 350-400 беременных женщин в год попадают к нам на обследование по направлению. И почти у половины плодов подтверждается сложный врожденный порок сердца. После родов мамы с детьми к нам и возвращаются. 15-18% (а бывало даже 20%) оперированных в Центре – это новорожденные (младенцы первого месяца жизни). 50-55% – дети первого года жизни. 40% – дети старше года.
Среди новорожденных оперируются только дети со сложными и критическими пороками сердца. Один из них, пожалуй, самый сложный – транспозиция магистральных сосудов. Только единицы детей с таким пороком доживают до двух лет без оперативного вмешательства. А мы в прошлом году провели 86 сложнейших операций. Одним словом, мы делаем все, что делают ведущие врачи в мире, кроме пересадки сердца.
По вашему мнению, нужен ли Украине еще один подобный центр?
Безусловно. Дело в том, что с 2006 года разработана и утверждена государственная программа: "Предупреждение и лечение сердечно-сосудистых и сосудисто-мозговых заболеваний". Согласно ей, запланировано создание трех региональных кардиохирургических центров, как взрослых, так и детских – в Донецке, Львове и Одессе. Но и сейчас в Украине несколько центров, которые занимаются детской кардиохирургией. Они есть в Днепропетровске, Львове, Донецке, Одессе и Запорожье. Но все они делают не более 50-200 операций в год. Более того, детьми до года и новорожденными занимаемся только мы и Институт сердечно-сосудистой хирургии им. Амосова АМН Украины.
В последние годы начали делать подобные операции и в Донецке. Но Украине нужны именно три региональных кардиохирургических центра, которые смогут взять на себя серьезные патологии и оказание первой помощи. Хотя, например, в Канаде сложных маленьких детей оперирует только один центр в Торонто. Все зависит в первую очередь от уровня оснащения больниц, а также от специалистов. Очень сложно подготовить профессионала, который будет обеспечивать и количество, и качество.
Сколько делают пересадок сердца детям за границей?
Приблизительно 10% от всего числа составляют пересадки сердца у детей. Но проблема трансплантологии – не медицинская, а государственная. Имея такой потенциал кардиохирургов, как в Украине, пересадку сердца осуществить не сложно. Важно другое – отсутствует государственная программа, которая регламентировала бы все вопросы забора, транспортировки, пересадки, а также наблюдения пациентов после операции, обеспечения их медикаментами, которые предупреждают отторжение. Это сложный и дорогостоящий процесс.
Чисто теоретически операция по пересадке сердца в вашем Центре возможна?
Да. Такую же операцию можно сделать и в институте Амосова. Но не знаю, когда подобное позволит осуществлять украинский бюджет.
Существуют ли расчеты, сколько стоит пребывание одного маленького пациента в Центре?
Да. Все официально посчитано.
Как-то директор Центра детской кардиологии и кардиохирургии Илья Емец говорил, что средняя стоимость операции – 40 тысяч гривен. В таких пределах все и осталось?
Да, средняя стоимость операции как раз в этих пределах, хотя стоимость сложных возросла. Но учитывая, что у нас самая дешевая рабочая сила в мире, мы можем экономить. Госбюджет покрывает использование всего расходного материала, а это 50-60% всех трат. Даже несмотря на такое частичное покрытие стоимости операции, для граждан Украины с 2003 года у нас все бесплатно. Иностранцы оплачивают свое лечение. За них часто платит Минздрав их страны, а крайне редко они используют собственные или спонсорские средства. Также в качестве гуманитарной помощи странам СНГ мы оперировали ВИЧ-инфицированных детей.
Если ребенок, к счастью, родился без патологий, то когда надо планировать его первый визит к кардиологу?
В принципе, просто так к кардиологу не ходят. Обычно какие-то нарушения должен заподозрить участковый или семейный врач, а уж потом писать направление к кардиологу. А просто "для профилактики" необходимости обращаться к узкому специалисту, нет. Точно так же и при беременности. Представьте себе, в Украине в год рождается 400 тысяч детей. И если все будущее мамы захотят попасть к нам на консультацию, что будет? Все должно идти по цепочке: от участкового врача в районные и областные больницы. А уж для подтверждения или опровержения диагноза "порок сердца" любой формы необходимо направлять к нам. Желательно, чтобы с шумом пациент к нам не шел. В противном случае образуются огромные очереди. К нам должны попадать люди уже обследованные, которые действительно нуждаются в принятии какого-то важного решения или в хирургическом вмешательстве.
И ваш Центр, который вот уже который год регулярно получает обещанное госфинансирование, нуждается в благотворительных взносах?
Кардиохирургия – самая дорогая отрасль медицины. Нигде в мире ни на деньги государственного бюджета, ни на средства отдельных спонсоров кардиохирургия не существует. К примеру, есть у нас дружественный госпиталь в Сиэтле. С ним мы сотрудничаем – отправляем наших врачей на стажировку, проводим совместное обсуждение больных с использованием телемедицины. Несмотря на то, что у них есть свой бюджет, существует еще и специальный попечительский совет, который собирает ежегодно 17-20 млн. долларов, а главный спонсор – мама Билла Гейтса. Совет организовывает благотворительные акции, затем распределяет средства и контролирует, на что они идут.
Существует какой-то определенный благотворительный фонд или счет, на который поступают все средства? Можно проследить, как и кем они расходуются?
Да, средства собираем на определенный счет. И все это происходит абсолютно прозрачно.
Сейчас вы ищете деньги на какое-то определенное оборудование?
В Центре составлен целый перечень необходимого. И в зависимости от количества собранных средств выбираем первоочередное. После каждой благотворительной акции, такой как "Пробег под каштанами", мы даже вешаем бирки на тех инструментах и приборах, которые мы получаем за счет собранных средств. Сегодня мы собираем деньги на церебральный оксиметр.
Но все-таки сложно сказать, что необходимо больше: аппарат или расходные материалы. Каждый день нам нужно огромное количество перчаток, шприцов, одноразовых катетеров. А все это стоит очень дорого. Собираем деньги и на аппаратуру. Сейчас нам, к примеру, надо менять УЗИ-мониторы. Казалось бы, они были куплены только в 2003 году. Но мониторы в нашем Центре не выдерживают колоссальных нагрузок. Ежедневно на одном аппарате доктор смотрит 40-50 человек. И это при норме – семь пациентов.
Бюджетные деньги поступают, как правило, вовремя?
Бывают, конечно, перебои, но в целом государство пунктуально. Важно другое – распределять средства правильно. И нам это, думаю, уже шестой год подряд удается. Каждый год мы можем обеспечить тысячу операций в операционной и 330-350 – эндоваскулярных вмешательств. Последние тоже крайне дорогие.
Существуют ли благотворительные взносы от родителей?
Благотворительных взносов нет – родители детей за лечение ничего не платят. Да, есть компании, которые хотят внести благотворительный взнос за своих пациентов. Но и наличными мы не берем. А вот во время разных благотворительных акций простые украинцы могут помочь Центру детской кардиологии и кардиохирургии, но по безналичному расчету.
viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Популярное
Они приносят беду и нищету: никогда не дарите такие подаркиОни приносят беду и нищету: никогда не дарите такие подарки В моду на зиму 2022 пришла женская стрижка невероятной красоты лонг боб из далеких 1900-хВ моду на зиму 2022 пришла женская стрижка невероятной красоты лонг боб из далеких 1900-х Гороскоп на декабрь 2021: Львам – удивительное везение, Скорпионам – зависть соперниковГороскоп на декабрь 2021: Львам – удивительное везение, Скорпионам – зависть соперников Заморозит до -15°, наметет сугробы: Украину атакует снежный АрмагеддонЗаморозит до -15°, наметет сугробы: Украину атакует снежный Армагеддон Приметы на 30 ноября: что нельзя делать в день святого Григория и как не попасть в бедуПриметы на 30 ноября: что нельзя делать в день святого Григория и как не попасть в беду
Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять