Кино с ароматом Шанель и привкусом джинсы

От фильма-открытия кинофестиваля "Молодость" все ожидали французского кино и французского драматургического шарма.

И присутствие примадонны французского киноискусства Катрин Денев существенно усиливало это ожидание. А произошло то, что происходит в Европе последние полтора-два года, — кризис. На сей раз — "кризис жанра".

Итак, зрителей ожидал показ ленты режиссера Яна Кунена "Коко Шанель и Игорь Стравинский". Сначала удивляла лишь странная операторская манера подавать ничем не оправданные планы, снятые "с рук", и откровенно злоупотреблять "точечным" (неглубоким) фокусом. Первое используется преимущественно в военных "экшенах" дабы подчеркнуть эффект присутствия и в авангардном кино, второе — в художественной фотографии, однако у кинозрителей этот прием обычно вызывает эффект изъяна зрения.

Французское кино со "словами" и стонами

Чем дальше, тем хуже. Дело не только в несколько примитивной игре актеров. Поразило то, что французский режиссер (правда, нидерландского происхождения) не использовал "языка" французского кино как такового, особенно там, где следовало показать сам накал чувств главных героев, ведь именно об этом фильм. Зато, "топорного" натурализма половых актов оказалось уж слишком, чтобы показать, как глубоко зашли "бизнес-отношения" Шанель и Стравинского. Зачем? — ведь лента наверно не была задумана как "телемувик" для трансляции после полуночи с красным квадратиком в уголке.

Очевидно, демонстрация фильма на таком фестивале как "Молодость" предполагает соответствующую "арт-хаузность", что очевидно должна была доказать начальная сцена фильма с реконструкцией балета "Весна священная". К тому же, в лексиконе французского кинематографа есть множество "слов" для изображения отношений между мужчиной и женщиной. Французское кино потому и французское, что в каждом кадре ленты заключено намного большее драматургическое значение, чем это выглядит на экране. Например, сцена, когда главная героиня — звезда мировой моды — пришивает пуговицы главному герою — звезде мировой музыки, действительно передает не меньше эротизма, чем половые акты в "натуральную величину". Даже последние не отличались художественностью. Все попросту и без обиняков — он лежит на ней, камера почти не двигается, оператор, а следовательно режиссер монтажа "застыли", очевидно, увлеченные картинкой. А может и не застыли, просто сцена рассчитана на зрителей-тинэйджеров, которым не понятно, о чем идет речь, если не показать все в "полный рост".

Нет, фільм все-таки фестивальный — и в этом парадокс. Впрочем, если принять во внимание творческую склонность Яна Кунена к эпатажному натурализму, от него можно было бы ждать еще и не таких парадоксов. Кстати, дебютный "экшн" режиссера "Доберман" (1997) до сих пор запрещен в Украине Комиссией по морали в силу излишне показательной жестокости.

Так что, если духи Габриель Шанель были замешаны на нескольких десятках ингредиентов с весомой долей гламура, то лента Яна Кунена обладает лишь довольно рафинированным привкусом не в меру эпатажной эротики, демонстрирующейся на фоне весьма нехитрого сюжета, — такой себе "любовный треугольник", но без каких-либо мотиваций, кроме мотиваций "основного инстинкта".

В аналогичной по сюжетной строке не менее гламурной российской ленте "Адмирал" главные герои даже не поцеловались за весь хронометраж биографической эпопеи. И это, как ни странно, не навредило передаче самой глубины чувств героев ленты (хотя режиссерская работа так и не дала понять, ради чего адмирал должен был оставить свою вполне уютную семью?). Как бы там ни было, главным героям фильма Андрея Кравчука не было нужды ложиться в постель со всеми "анатомическими" атрибутами полового акта, дабы подчеркнуть жизненное напряжение отношений, как в ленте Яна Кунена.

Стравинский versus Шанель

Кстати, на открытии фестиваля присутствовали потомки композитора Стравинского. Интересно, согласны ли они со столь фривольной интерпретацией биографии своего славного пращура? Как известно, несколько лет назад судебный иск был оформлен против продюсеров исторического триллера "Враг у ворот" со стороны настоящей дочери главного героя — советского снайпера Василия Зайцева. Но сейчас поговорим о Стравинском.

Следует отметить, что об интимных отношениях между Стравинским и Шанель нет ни одного достоверного свидетельства, ни одной строки в мемуарах или переписке современников. Зимой 1920-21 года семья композитора действительно жила в усадьбе Шанель неподалеку Версаля, и это все, что известно об их отношениях. Правда, в архиве композитора сохранилось несколько писем к Габриель Шанель, однако все они сугубо делового характера. Кутюрье использовала модного в то время и в меру эпатажного композитора ради собственного пиара, а тот пользовался ее спонсорской поддержкой.

В те времена обладатели модных салонов, невзирая на сказочное богатство, еще не могли претендовать на место в элитарном социуме, в отличие от композиторов, художников и прочих деятелей искусства. Сценаристы вложили в уста Стравинского меткое выражение, адресованное Шанель, определяющее социальные акценты времени: "Вы не артист, вы лавочник" (правда, сами художники прошли тот же путь признания веком ранее). Следовательно, спонсорство или публичные амурные отношения могли быть для кутюрье Шанель едва ли не единственным средством попасть в ряды "посвященные". Однако последнее было невозможно, поскольку Стравинский жил с семьей и детьми, и заявить об амурной связи Шанель не могла, по крайней мере, на публичном уровне, ведь аристократическое общество, к которому она стремилась, было в то время еще довольно консервативно. Поэтому, оставалось только спонсорство.

В то же время, в частной переписке к друзьям композитор почти не вспоминает Шанель, за исключением ситуаций, когда с нее нужно было "взыскать" спонсорские деньги и было необходимо чье-либо посредничество. Странно, согласимся, в ситуации, когда можно использовать рычаги реального интимного союза. Поэтому, сценаристу, а тем более режиссеру ленты "Коко Шанель и Игорь Стравинский" приходилось не только выдумывать элементы интимных сцен, но и саму интригу.

Реклама превыше всего

Однако, если за дело берется реклама, то тут уже не до искусства. Обратите внимание, только за последний год (!) это уже третья экранизация биографии основательницы модного дома "Шанель". Такого не знал ни один культовый герой или героиня — ни Марк Твен, ни Эдгар По с его двойным юбилеем, ни даже Эдит Пиаф с ее жизненной драмой не спровоцировали такой вспышки экранизаций. Только в сентябре 2008 года на американские экраны вышел телефильм "Коко Шанель", а уже в апреле 2009 года, за месяц до премьеры ленты Кунена, мир увидела французская экранизация "Коко перед Шанель" с несравненной Одре Тоту в роли Коко. И это не считая британской ленты "Одиночество Шанель" (1981). С чего бы это? Шанель, конечно, национальный символ Франции, но такой кинематографической экзальтации не вызвала даже Жанна Д’арк или Маркиза где Помпадур.

Причина до банальности проста, как и сам сюжет последней биографической ленты. Кино сегодня – это отчасти рекламный проект, и проект "Коко Шанель и Игорь Стравинский" призван вывести бренд Шанель из затяжного кризиса, который преследует дизайнерский дом последние 5-7 лет. Так что, не удивительно, что в главной роли ленты Кунена очутилось неизменное лицо рекламной кампании линии ювелирной коллекции "Шанель" (в последние восемь лет!) Анна Муглали.

Под этим углом зрения становится понятной и нищета, даже, можно сказать ординарность сюжетных форм фильма–открытия нашей "Молодости" – ведь реклама не предполагает особой изобретательности, главное — точно расставить акценты. Вот так и вышло: композитор — негодяй, оставляющий ради страсти больную чахоткой женой и несовершеннолетних детей. Без всякого чувства благородства он бежит на запах "основного инстинкта" за развязной главной героиней, собственно Коко. Та, в свою очередь, без зазрения совести привлекает его к себе, а через некоторое время, правда, с некоторыми моральными терзаниями, отталкивает, лишний раз подчеркивая собственную независимость и эмансипацию.

Это фильм не о Шанель, а под "Шанель". Главная актриса — больше чем лицо бренда, она воплощение самой гламурной концепции "Шанель", кумир своей фокусной аудитории. Правда, рекламный эффект может оказаться несколько противоречивым. Лично мне, после просмотра, вряд ли хочется приобрести парфюм "Шанель" для любимой женщины, дабы не превратиться в такого Стравинского, а заодно — не повестись на киноджинсу от производителей "Шанель" и режиссера Яна Кунена. Желаете убедиться в объективности приведенных выше наблюдений собственными глазами? Приятного просмотра! Но не советую превращать киносеанс в семейное мероприятие.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять