Памяти Павла Загребельного

Сегодня ночью умер известный украинский писатель, "отец" легендарной Роксоланы, лауреат Государственной премии СССР и Шевченковской премии Павел Загребельный. Писателю было 84 года.

Павел Архипович Загребельный родился 25 августа 1924 года в селе Солошином на Полтавщине. С 1951 года, окончив филологический факультет Днепропетровского университета, работал журналистом в областной днепропетровской газете, в журнале "Вітчизна" в Киеве. В 50-е годы начинает писать художественные произведения. В 1961-1963 годах Загребельный работает главным редактором "Литературной газеты". В то же время появились три первых романа Загребельного: "Європа 45" (1959), "Європа. Захід" (1960), "Спека" (1960). С 1964-го по 1979-й он – секретарь, а с 1979-го по 1986-й – первый секретарь правления Союза писателей Украины. С 1979-го восемь лет был председателем Комитета по Государственным премиям им. Т.Шевченко. Загребельный – депутат ВР СССР Х-ХІІ созывов (1979-1989), ВР УССР ІХ созыва (1974-1979). Он автор двадцати романов (самые известные и самые весомые из них – "Роксолана", "Євпраксія", "Диво", "Я, Богдан"), ряда повестей, пьес и сборников рассказов. По его сценариям на Киевской киностудии им. Довженко сняты художественные фильмы: "Ракети не повинні злетіти" (1965), "Перевірено – мін немає" (1966), "Лаври" (1974), "Ярослав Мудрий" (1982). В 2004 году награжден званием Героя Украины.

В последнее время Павел Загребельный совсем не появлялся на людях – писатель тяжело болел. Также он почти не общался с журналистами, но "Главред" все-таки попытался собрать отрывки из его немногих интервью.

...об Украине

Украина. Само название свидетельствует о пребывании на грани, на изломе двух миров, на краю. Но никогда не доходить до края. Чем держаться? Души преисполнены таинства (от заглядывания за край), между молотом и наковальней, битые со всех сторон, не успевали крутиться в подозрениях, ненависти, зависти и посягательствах. Гармонии не хватает миру – это с особой остротой чувствуют украинцы. В крови, в пожарах, в стоне и плаче, громче вавилонского (земля вздрагивала и вскрикивала), все же родили сотни тысяч песен, возможно, самых мелодичных в мире. Гармония нужна миру! ("Зеркало недели" № 33 (508) 21 – 27 августа 2004).

...о культуре

Впечатление такое, будто весь нынешний мир в сговоре против Украины и взялся во что бы то ни стало прежде всего уничтожить нашу душу, потому что культура народа – это его душа. Замолкают молитвы, тела истлевают, государства гибнут, народы исчезают, словно летописные образы. Может, и целый мир когда-то вспыхнет, как охапка сухого хвороста, но последними искрами, которые вспыхнут над вековечным мраком, будут творения людские ("Зеркало недели" № 33 (508) 21 – 27 августа 2004).

...о независимости

У меня такая профессия, что я должен отвечать за весь народ. Поэтому для меня это то же, что и для каждого. А для каждого по-своему ("Бульвар" № 44 (471), 02 ноября 2004).

...о таланте

Не зря же я прожил 80 лет! И в 80 не такой дурак, как в 16! Взяв роман и прочитав буквально две фразы, вижу, графомания или нет. А о поэзии и говорить нечего: тут все с первой строки понятно ("Бульвар" № 44 (471), 02 ноября 2004).

...об известном имени
В 60-х годах прошлого века я работал с югославами. Мы писали сценарии, делали вместе фильмы. В Черногории познакомился с молодым тогда прозаиком Булатовичем. Он писал хулиганские, эротико-порнографические новеллы. В Югославии тогда тоже был социализм, не такой, правда, как у нас, но этого писателя тоже не печатали. И Булатович отправляет свои новеллы в Швецию, отмечая: "Я – известный югославский писатель. Вот мои новеллы. Хотел бы, чтобы вы их напечатали". В Швеции о таком писателе никто не слышал. Поэтому директор издательства ему отказал: "Мистер Булатович, хоть вы и очень известный в Югославии писатель, к сожалению, мы не можем вас напечатать". Что делает Булатович дальше? Отсылает пакет своих новелл вместе с письмом шведа в Париж. И пишет: "Вы видите, даже шведский издатель признает, что я – известный писатель, а ваше издательство меня до сих пор не напечатало!". Его печатают – и он становится знаменитым не только в Югославии, но и во всей Европе. По-разному можно сделать себе имя. Лично я не одобряю такие авантюрные методы. Некоторые писатели пишут хорошие книги. Некоторые просто трудолюбивые: пишут, пишут и, может, до чего-то допишутся. Хоть Станислав Ежи Лец сказал: "Горе литературе, если бездарность трудолюбива" ("Високий замок" №8 (2688) 15 января 2004).

...о публичных писателях

Когда-то были публичные дома, теперь у нас есть публичные политики. А я не могу быть публичным писателем. Не потому, что не люблю журналистов, напротив, очень их ценю. Читаю много газет, слежу за прессой. Просто я физически уже не могу активно участвовать в этом процессе ("Високий замок" №8 (2688) 15 января 2004).

...о книгоиздательстве

Государству не нужно поддерживать книгоиздательство. Нужно, чтобы оно не душило его. Пусть не вмешивается в это дело. Нужно упразднить эти драконовские законы и налоги. Государство сегодня мне напоминает советскую власть, которая от колхозных коров требовала надоев в десять тысяч литров молока, а они давали только как козы - тысячу. А все потому, что этих коров не кормили. Вот и наше государство хочет, чтобы книги издавались, хочет получать прибыли, а ничего для этого не делает ("Високий замок" №8 (2688) 15 января 2004).

...о 55 годах творческой деятельности

Чувствую себя самураем не вершине горы Фудзи. Конечно, я никогда не был на вершине этой горы и не имею понятия, что чувствует там самурай, но могу догадываться. Догадка – основа литературы. Писатель обо всем догадывается, только тогда он писатель. Все должно строиться на намеках – прозрачных, туманных... Именно этим я руководствовался, когда писал свой роман "Стовпотворіння". Его нужно так и читать — вдогад ("Бульвар" № 44 (471), 02 ноября 2004)
.
...о собственных произведениях в Интернете

Сам их там не ищу. У меня дома стоят два компьютера, и ни одним я не пользуюсь. Не могу – привык писать ручкой. Стивен Кинг как-то провел эксперимент. Запустил в Интернет несколько страниц своего нового романа и отметил: тот, кто хочет почитать больше, пусть пошлет ему один доллар. Таким образом "заработал" несколько миллионов! Нравится кому-то или не нравится, Интернет есть, и никто не сможет его закрыть. Однако, как по мне, он не может быть универсальным средством познания. Например, когда стало модным телевидение, все говорили, что кинофильмы и кинотеатры теперь никому не нужны. Но хорошие фильмы в хороших кинотеатрах люди до сих пор смотрят. Так же и с Интернетом. Одни будут читать книги с компьютера, другие и дальше будут ходить в библиотеку. Брать книгу в руки – это эстетическое наслаждение, ни с чем не сравнимое ощущение. Книгу ничто не сможет заменить ("Високий замок" №8 (2688) 15 января 2004).

...о подарках

Недавно какая-то фирма прислала мне рекламный проспект, в котором написано: "Вы можете насладиться нашим автомобилем". И дальше марки машины и их стоимость: 35, 5 и 50 тысяч долларов. Может, эта фирма вместо конверта пришлет мне машину, чтобы я мог насладиться?.. (Смеется). А если серьезно, то никаких подарков мне не нужно. Лучший подарок – что дожил до таких лет, что меня издают, что мои книги читают ("Бульвар" № 34 (461), 24 августа 2004).

....об оптимизме и пессимизме

Я православный оптимист. Потому что православие верит в Царство Небесное. Если здесь плохо, то там воздастся ("Бульвар" № 34 (461), 24 августа 2004).
Редакция издания "Главред" выражает искренние соболезнования семье писателя.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять