Куда исчезают книжные магазины и издательства

Постановление Верховной Рады о моратории на выселение государственных издательств и книжных магазинов – это лишь полдела. Да, допустим, издательства останутся на месте – и что дальше?

Первую часть материала читайте здесь.

"Дніпро" издает несколько десятков наименований книг в год. Положа руку на сердце – далеко не все из них действительно качественная литература, хотя есть поистине ценные вещи: скажем, "Святыня" – книга поэзий Кароля Войтилы, более известного как Папа Римский Иоанн Павел ІІ; или "Тысяча лет украинской общественно-политической мысли" в 14 томах; или прекрасный альбом рисунков выдающегося художника, мастера книжной иллюстрации и монументальной живописи Николая Стороженко. Также стоит упомянуть произведения Евгения Гуцала, Игоря Римарука, Юрия Завгороднего, Николая Воробьева, Романа Бабовала, Василия Герасимьюка, переводы с Джованни Боккаччо, Фенимора Купера, Артура Конан-Дойля, Оноре де Бальзака, Марка Твена и прочих. "Когда-то "Дніпро" издавал около 300 книг в год, по тиражам было пятым издательством в мире, тиражи были миллионными. Сегодня же мы еле-еле издаем 30-50 книг и тираж в 5000 экземпляров считаем за счастье", – жалуется Владимир Войтович, директор издательства "Дніпро".

Бездомная литература

Вряд ли дела у издательства пойдут вгору, если его не будут трогать непрошеные гости. Скажем прямо – книжный бизнес в Украине вообще неприбыльный. Даже, по словам соучредителя "Книжного дома "Орфей-1" Константина Климашенко, сеть книжных магазинов "КС", которая ему принадлежит, себя не окупает. Чиновники предпочитают закрывать на это глаза – ведь спасение целой отрасли означало бы выделение немалых сумм из бюджета. Так, народный депутат Владимир Яворивский утверждает, что книжные магазины должны быть частные. "Другое дело, что они пока не популярны, – говорит он. – Хотя мне рассказывали, что сеть супермаркетов "Буква" имеет очень неплохие прибыли. В России книжный бизнес на шестом месте по уровню прибыльности". Не скрывает депутат и причин своего "оптимизма": "На книгоиздание и творческие союзы в этом году выделены мизерные суммы. Даже на заработную плату работникам Союза писателей Украины не хватит".

Мы слишком любим все сваливать на Россию! Главный аргумент – дескать, Россия заполонила наши рынки своей продукцией. А почему бы и нет, если эту продукцию покупают? Вместо того чтобы заламывать руки и проклинать, лучше бы мы, украинцы, сели и подумали, как сделать нашу книгу конкурентоспособной, как заинтересовать отечественного читателя отечественным же продуктом. Не хочется даже слышать, будто нечем заинтересовать! В украинской литературе есть все: на любой вкус и возраст. Хочется вам вечно молодой классики? Пожалуйста – Анатолий Дымаров, Роман Иванычук, Юрий Мушкетик, Валерий Шевчук, Лина Костенко, Николай Сом, Роман Лубкивский, Борис Олийнык, Станислав Вишенский. Правда, их книги найти в книжных магазинах несколько труднее. Но все они еще живы и в последние годы активно писали. А может, вам нужна современная украинская литература? Нет вопросов! К вашим услугам произведения Марии Матиос, Оксаны Забужко, Александра Денисенко, Степана Процюка, Василия Шкляра, Софии Майданской, Леонида Кононовича. В области поэзии – Марьяна Савка, Марианна Кияновская, Христя Венгринюк. Хотите читать об Украине, но по-русски? Пожалуйста, к вашим услугам Курков! Чего-то более "горячего"? Мария Штельмах и супруги Шевченкив. Список можно продолжать бесконечно.

Как справедливо заметил в разговоре кабминовский эксперт по инновациям Иван Галенко, в последнее время одно из самых ярких явлений в литературной жизни Украины – книжный магазин "Е". Впрочем, рецепт успеха книжного магазина не столь уж и сложный, но дорогой. Это, во-первых, грамотно построенная рекламная кампания. Во-вторых, удобство: все должно быть сделано так, чтобы посетитель, пришедший в магазин впервые, пожаловал и во второй раз. Федор Баландин, основатель кнайп-клуба "Купидон", одной из функций которого было и "продвижение" и продажа книг, дизайн, к примеру, уделил этому большое внимание. Посетитель должен четко видеть – где детективы, где мелодрамы, а где классика. Неплохо продублировать это собственными стендами издательств и расставить авторов по алфавиту. Прибавить к этому столики для чтения, Wi-Fi, возможно, даже недорогую чашечку душистого кофе. Все это создает совсем другую атмосферу – в такой книжный магазин хочется вернуться. И третья составляющая рецепта успеха – профессионализм работников любого книжного магазина.

В книжном магазине "Сяйво" есть первая и третья составляющие – о магазине киевляне знают, и работают здесь едва ли не самые профессиональные в стране продавцы. И профессионализм этот густо замешан на голом энтузиазме. К тому же и территориально магазину есть куда развиваться. Климашенко, уже много лет помогающий магазину, утверждает: "Мы бы могли расширить "Сяйво" вдвое – есть подвал. Но им мы не занимаемся, потому что раз в полгода его затапливает, причем ЖЭК воду откачивать отказывается. Но даже несмотря на трудности, мы готовы вложить деньги, но не можем, потому что завтра придут ребята из КГГА и все у нас отберут, и денежки наши пропадут". "Расширяться нужно", – соглашается заместитель директора "Сяйва" Алла Решетникова, – и не потому, что мы шикуем, просто нужно ведь как-то себя содержать, коллективу платить зарплату, товарный вид сохранять. Книжный магазин должен быть современным и удобным для покупателя. А книжного оборота – такого, который мог бы нам это обеспечить, – нет".

Вопрос "Сяйва"

В 2006 году "Сяйво" получило около 60 тыс. грн. чистой прибыли, в 2007 году – только 9 тыс. грн. "Причем налогообложение полностью белое, – рассказывает директор книжного магазинаАлла Лазуткина. – Мы платим абсолютно все налоги. За год перечислили в бюджет – в том числе районный – приблизительно 500 тыс. грн. Вот документ – справка для Хозяйственного суда города Киева. По данным баланса за 2007 год валовая прибыль ООО Книжный "Магазин "Сяйво" составила 2415000 грн. Согласно балансу за 2007 год было перечислено налогов на 129741 грн., оплаты за коммунальные услуги – 16972 грн., эксплуатационные услуги – 15417 грн., арендную плату – 27541 грн., "Киевэнерго" – 21790 грн., ГЗАО "Охрана" – 17548 грн. Плюс начисление на Фонд оплаты труда – 347881 грн. В результате – чистая бухгалтерская прибыль за 2007 год составила 9 тыс. 200 грн.".

Что такое 9 тысяч гривен прибыли в современных условиях? Этого не хватило бы даже на оплату коммунальных услуг!". И как выживать? Но руководство магазина и этим деньгам радо!

Поэтому в призыве Ивана Галенко "отодвинуть чиновников от культуры" есть определенный смысл. Ведь кого мы имеем в виду под "непрошеными гостями"? По словам Решетниковой, непосредственно с руководством книжного магазина общались Чуб, Супруненко, Комарницкий – все первые лица Блока Леонида Черновецкого в Киевсовете. Директор магазина Марина Довгая не выдержала такого давления – умерла. Тогда и Решетниковой тоже кто-то звонил, предлагал довольно большие деньги. "Когда же я отказалась, стали звонить детям, говорить: "Че, твоя мама дура, да? Мы ей такие деньги даем, а она отказалась!" – говорит Алла Решетникова. Скажите, как выживать предприятию, которое платит "белые" налоги, да еще и постоянно должно отбиваться от посягательств людей с почти неограниченной властью?

К сожалению, в Блоке Леонида Черновецкого прокомментировать эту "историю" отказались. А когда мы обратились к пресс-секретарю Блока с просьбой разъяснить, почему со стороны депутатов Киевсовета шло давление, она обещала разобраться и прислать письменный комментарий. Позже на электронную почту пришло письмо с прямой речью... директора ООО "Орфей" Ростислава Корниенко. Позиция бывшего бизнес-партнера Климашенко – кристально-реалистична: "Сложившаяся ситуация – классический пример исключительно внутренних противоречий и исключительно хозяйственных вопросов. Речь идет об изменении внутренней структуры организации, то есть о процессе, на который не влияют никакие внешние факторы, – тем более политические силы и их представители. Есть две компании – ООО "Сяйво" и ООО "Орфей", которые пытаются теперь оптимально выстроить свои взаимоотношения. Речь идет о сугубо хозяйственном вопросе, который определенные лица пытаются использовать в свою пользу, – в частности, необоснованно политизировать. На данный момент руководящий состав и основатели не изменились. Если в перспективе что-то будет меняться (ведь жизнь – это процесс непрестанных изменений), хочу подчеркнуть, что направление работы – книжный бизнес – при любых условиях останется неизменным. Изменения будут происходить исключительно в правовом поле".

По словам председателя Комиссии по вопросам собственности КГГА Владимира Дейнеги (Партия регионов) , никто "Дніпро" и "Сяйво" выселять не собирается. "По крайней мере, через нашу комиссию такие объекты не проходили, – сказал он. – Да, действительно, дома в Киеве выставлены на аукцион, ведь бюджет города нужно наполнять. Упомянутое Постановление Верховной Рады, конечно, может помешать продаже объектов культуры – но только в том случае, если мы живем в правовом государстве". Кто бы сомневался? Кстати, Алла Решетникова показала мне письмо, датированное 9 февраля нынешнего года. Оно настолько интересное, что стоит привести его содержание полностью (сохраняю орфографию и стилистику оригинала):

"Шановна Марина Павлівна! Товарна біржа "Центральна універсальна біржа" в листопаді 2008 року уклала Договір з Шевченківською районною у місті Києві радою про організацію та проведення аукціонів з продажу майна, що перебуває у комунальній власності Шевченківського району. Доводимо до Вашого відома, що приміщення, яке орендує Ваше підприємство, найближчим часом буде виставлено для продажу на аукціон. Якщо Ви маєте намір прийняти участь в аукціоні та придбати орендований об’єкт нерухомості, просимо звертатися на ТБ "ЦУБ"

З повагою, Президент ТБ "ЦУБ" О.С.Кондратюк"


Что такое ЦУБ? Созданная в 2003 году, она занималась продажей "Криворожстали" и земель промышленного назначения в Киевской области. Кстати, "Сяйва" среди выставленных на продажу объектов на сайте ЦУБ нет. В Киевской области биржа предлагает только два объекта: имущественный комплекс в 73 километрах от столицы ($5,1 млн.) и гаражно-складской комплекс на Сырецкой ($1,1 млн.). Если заметили, обращаются маклеры к Марине Павловне – три года как умершей директрисе магазина Марине Довгой. Так же игнорируют, по словам Решетниковой, факт смерти Довгой в Шевченковской райадминистрации. В магазине утверждают, что копию свидетельства о смерти неоднократно представляли. "Я звонила им, говорила, что, если они хотят вызвать Марину Павловну в суд, то обращаются не по тому адресу. Указала им ряд и место на кладбище. Туда пусть и пишут", – волнуется Алла Яковлевна.

Избавиться от советского наследия

Но вернемся к издательствам, которые, собственно, и издают книги для продажи в книжных магазинах. Государственных издательств в Украине почти не осталось – их насчитывается всего двадцать четыре. Да, называть "Сяйво" государственным книжным магазином – неправильно. Это – коллективная форма собственности. А вот "Дніпро" –государственное издательство, подчиненное Госкомтелерадио. "Другой вопрос – многие частные издательские структуры находятся в помещениях государственной собственности. В частности, очень неприятная ситуация сложилась с Академией наук, в зданиях которой находятся восемь издательств. Даже Украинская ассоциация издателей и книгораспространителей на территории НАНУ", – говорит президент ассоциации издателей Александр Афонин.

Так что делать с государственными издательствами – конкретный вопрос. Украина – заложница ситуации, доставшейся в наследство от советских времен, когда все принадлежало государству. Во многих странах мира государственных издательств не существует. А если они и существуют, то занимаются исключительно оформлением документов, свидетельствующих о деятельности государственных служб. Вопрос существования таких структур решается за счет прямого бюджетного финансирования. В Соединенных Штатах существует тендерная система выполнения заказов, когда государство объявляет о необходимом объеме работ, включая редакционную подготовку и печать. Выигрывает тот, кто предлагает лучшую цену и качество.

"Но в Украине сегодня издательства государственной и частной форм собственности в одинаковом положении", – считает президент УАВК. – Хотя, уже по привычке, государственные издательства пытаются давить на органы власти, в частности, на структуры-кураторы – Минкульт, Госкомтелерадио, Минобразования – доказывая, будто они, собственно, единственные защитники государства с точки зрения информационной безопасности. Хотя сегодня есть много частных издательств, которые порой делают больше и лучше, качественнее защищают государство, идеологию независимости, чем государственные". Замечу: не последнюю роль в нынешней неприятности с "Дніпром" сыграло одно из частных издательств-флагманов Украины – харьковское "Фолио". В свое время за бесценок ловкие менеджеры из Харькова выкупили права на переводы произведений зарубежных авторов, которые принадлежали "Дніпру", и на произведения многих корифеев украинской литературы (например, покойного уже Павла Загребельного). Теперь "Дніпру" просто нечего издавать. А то, что издает "Фолио", качественным товаром назвать язык не поворачивается.

"Вопрос выживания государственных издательств сводится к вопросу эффективности менеджмента их деятельности. Каких-то особых преференций в финансировании у государственных издательств нет, хотя они и пытаются на них претендовать. Люди, давно уже руководящие этими предприятиями, живут воспоминаниями о былых временах, когда государственным издательствам под определенные программы напрямую выдавались деньги, и им легко жилось", – говорит Афонин.

Действительно, на свой вопрос – а что, если бы пришел инвестор, которому бы вы доверяли, который был бы настоящим украинцем, а не разрушителем культуры, и предложил бы приобрести издательство, дабы вложить деньги и сделать его конкурентоспособным? – я получил возмущенный взгляд. "Вы что, мы же бренд! Нас нельзя купить!" – обиделась главный бухгалтер издательства Лидия Вакуленко. Надежды, о которых рассказал Афонин, питает и Войтович: "В будущем хотелось бы более серьезной поддержки со стороны государства. Если заказчиком будет выступать государство, если оно будет финансировать издание нужных ему книг, конечно, тогда ситуация изменится к лучшему. Но, учитывая бюджет-2009, шансов на это мало. Хотя год назад Президент обещал, что на программу "Украинская книга" будет выделено 100 млн грн. Конечно, этого нет. Государственные издательства существуют только благодаря энтузиазму своих директоров. Если я уйду, вряд ли "Дніпро" просуществует хотя бы месяц".

Но вряд ли в ближайшие годы "Дніпро" получит госзаказ. Лучшие же авторы уже разобраны. Матиос, Жовна, Денисенко – в Литературном агентстве "Пирамида", Кокотюха, Малярчук и еще многие других – в "Фолио", Андрусяк и Процюк – в "Тіповіті". Целая плеяда талантливых авторов – в "Факте". А еще есть "Нора-Друк", "Пульсары" и множество прекрасных частных издательств. Как собирается с ними конкурировать "Дніпро"?

"Судьба издательств, которые остаются в государственной форме собственности и подчиняются Госкомтелерадио, должна быть вынесена на обсуждение, прежде всего, трудовых коллективов, – считает Александр Афонин. – Это, в первую очередь, издательства, с долгой историей; люди работают там или всю жизнь, или по 30-35 лет. Фактически, эти люди уже владельцы этих издательств. Государство поступило бы очень лояльно, если бы позволило им выкупить эти помещения с обязательным условием: запретом перепрофилирования".

Скажем, во что превратили издательство "Український письменник"? "Там главный редактор и директор сидят вместе в двух комнатах, а все остальное – Союз сдает в аренду, – возмущается писательница, экс-главный редактор еженедельника "Слово Просвіти" Любовь Голота. – Должны же быть какие-то льготы издательствам". Здание, в котором находится "Український письменник", строился на средства Литфонда – писатели делали отчисления от каждой своей книги. "Я там работала, мне там знаком каждый уголок – на Олеся Гончара, 52. Прекрасные помещения, в том числе подвальные, где хранились книги! Там Союз мог бы собрать все свои литературно-художественные журналы, решив тем самым проблемы их редакций", – предлагает госпожа Голота. Как человек, которому посчастливилось полгода проработать в этом прекрасном издательстве, замечу: больше, чем кого-либо другого, "Український письменник" издает Владимира Яворивского и "финдиректора" Союза драматурга Анатолия Крыма.

Отсутствие денег, страх перед кредитами превращают государственные издательства в заложников бездарного менеджмента. "Государство обирает их больше, чем другие издательства: согласно постановлению Кабинета Министров 50% прибыли предприятий, которые находятся в государственной форме собственности, отбираются в бюджет как дивиденды", – эти слова Афонина звучат как смертный приговор. Особенно в условиях нынешнего финансово-экономического кризиса, а вернее – тотального геополитического и идеологического краха Украины, когда мы фактически очутились над бездной невежества и агрессивного варварства. Примеры "Планеты", "Поэзии", "Дніпра", "Мистецтва", "Нот" и "Сяйва" – тому наглядные примеры.

Так что же могло бы сделать государство? Какое решение было бы самым разумным? Объединить все государственные издательства в одно, мощное, выделить ему помещение не в центре, но и, скажем, не в Буче – чем не идея? Это "сверхиздательство" могло бы иметь статус ГП ОАО, в котором определенная часть акций принадлежала бы государству. Ведь издательский бизнес действительно прибыльный – правда, при определенной налоговой поблажке со стороны государства. И еще одно – очень важно принять закон, который обязал бы учебные заведения покупать именно у этого супериздательства определенный, точно установленный процент книг для своих библиотек.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять
Подписывайтесь на наш
канал в Telegram
Узнавайте первыми все
самое важное и интересное
Подписаться