Чикаго: что стоит посмотреть

Ультрасовременная стотонная фасолина и одна из лучших коллекций импрессионистов. Продолжение. Начало читайте здесь.

В Чикаго, третьем по величине городе США, вообще-то живет не так много народу. Меньше трех миллионов, то есть приблизительно как в Киеве. Правда, есть еще "Большой Чикаго", который с подачи газеты "Чикаго трибьюн" называют "Чикаголенд" - типичная двух-трехэтажная Америка. Население этой городской агломерации насчитывает более десяти миллионов.

Но основные туристические прелести сосредоточены, конечно, в самом городе небоскребов. К сожалению, едущий сюда ненадолго вряд ли сможет оценить самые знаменитые из этих красот.

Например, Чикаго славится своим театром и мюзиклами. Из десятков, если не сотен студий "театральной столицы Америки" вышли Робин Вильямс, Билл Мюррей, Джеймс Белуши, Гаррисон Форд и другие – хотя "главные мюзиклы страны", как хорошо известно всему миру, все равно идут на нью-йоркском Бродвее.

Чикаго славится своим блюзом и своим джазом. С конца весны до середины осени здесь идут знаменитые фестивали "Чикаго-джаз", "Чикаго-госпел" и "Чикаго-блюз". А в самом городе – огромное количество джаз- и блюз-клубов, рок-кафе и тому подобных заведений. Здесь это не субкультура, а суперкульт, если уж использовать латинские термины.

В целом туризм для чикагцев (как и для американцев вообще) – не отягчающая повинность никому не интересного министерства, засиженного принципиально некреативными чиновниками, а, как и во всех развитых странах, приличная статья доходов.

В Чикаго это – традиция еще с тех времен, как в 1893 году в городе, сравнительно недавно отстроенном после Великого пожара, состоялась Всемирная ("Колумбовская") выставка достижений науки и техники, которую посетили свыше 27 миллионов (!) гостей.

Тогда же, кстати, в Чикаго был основан университет, выпустивший сегодня Нобелевских лауреатов больше, чем любой другой университет мира. А еще не безоговорочно прославившийся тем, что именно здесь во время Второй мировой войны в рамках проекта "Манхэттен" провели первую в мире управляемую ядерную реакцию.

Ориентироваться в центральной части города начинаешь максимум через три дня. Этому, конечно, немало способствует традиционная для США "разлиновка" улиц: прямые параллели, идущие с востока на запад и с севера на юг. Чтобы было еще проще, весь город делится главной улицей с незатейливым названием Стейт-стрит на две половины: восточную и западную.

Благодаря этому нумерация "поперечных" улиц отличается в зависимости от того, по какую сторону от Стейт-стрит находится здание. Например, на улице есть номера "Первый восточный" (East one) и "Первый западный" (West one). И так – до нескольких тысяч в обе стороны.

Реку Чикаго, тоже разделяющую город, нетрудно пересечь по мостам. Только на протяжении пары миль от озера Мичиган до того места, где река раздваивается, их насчитывается десять. Все мосты – разводные, возле каждого какая-нибудь табличка подробно повествует о времени и обстоятельствах его строительства, а располагающий временем и вдохновением турист может поискать и мемориальную стелу в честь норвежского корабля "Слейпнир", который пришел сюда более полутора веков назад и первым проложил судоходный путь из океана до Великих Озер.

Понятное дело, есть и озерно-речные маршруты на яхтах и катерах. Что же касается сухопутных, то, несмотря на легкость ориентирования, первое время стоит пользоваться картой.

Такая схематическая карта всегда присутствует в буклете, продающемся вместе с city-pass, – своеобразным пропуском, благодаря которому вы можете попасть на самый высокий небоскреб Америки и в музеи, о которых прочтете ниже. Цена варьируется в пределах 70 долларов на человека, но это в любом случае дешевле, чем посещать каждый музей отдельно.

Гуляя по улицам Чикаго, то тут, то там натыкаешься на скульптуры. Это уж как водится, без этого не бывает. Реже это – относительно старые монументы, возведенные в первой половине прошлого века. Как, например, поставленный "Фондом масонского наследия" памятник американской толерантности и межрасовому миру.



Какое отношение к межрасовому миру имеет изображение трех белых колонистов, одетых по моде времен "Последнего из могикан", для автора этих строк так и осталось загадкой. Очередная масонская тайна.

В основном, впрочем, улицы центрального Чикаго обросли постмодернистскими финтифлюшками; чем-то подобным сейчас не удивишь не только американцев, но и жителей тех же Одессы или Львова.

Это может быть простенькое металлическое дерево.



Или же скульптура на оживленном перекрестке, названная "Переход дороги". Бросив взгляд на фигуру "прохожего", начинаешь сильно подозревать, что автор умышленно сократил название, в полном виде звучавшее "Переход дороги в таком состоянии ЗАПРЕЩЕН".



А может быть и так: посреди отреставрированного несколько лет назад сквера за деньги местных жителей установили памятник из того, что насобирали во время реставрации.



Впрочем, на улицах "Города ветров" можно увидеть и скульптуры, которыми гордятся все чикагцы и которые считаются визитными карточками этой столицы американского Среднего Запада. Например, несколько композиций, окружающих небоскреб "Делового центра имени Ричарда Дейли" (бывший мэр, чья деятельность – сама по себе тема для статьи, а то и романа).

Здесь, вблизи бассейна, в котором бурлят фонтанчики кроваво-красной воды (своеобразное зрелище), возвышается скульптура имени Пикассо. При этом точно неизвестно, скульптура ли это по статуэтке работы Пикассо, или же по его эскизу, или она вообще… изображает самого художника, а принадлежат кому-то другому. Как известно, маэстро умел пустить пыль в глаза – тем, собственно, и жил :)



А напротив, не очень заметная со стороны, притаилась "вилка" работы постмодерниста Миро. На самом деле "вилка" - это город Чикаго, увиденный скульптором в виде королевы в короне. Так, по крайней мере, утверждал сам автор работы.



Впрочем, все и какие-либо мудрствования скульптурного и "околоскульптурного" искусства превосходит внесенная во все путеводители гордость "Миллениум-парка" - Cloud Gate, "Врата облаков", которую местные жители называют Bean ("Фасолиной"), а сотрудники украинского консульства – "Капелькой".

По-хорошему безумное произведение Аниша Капура было установлено здесь совсем недавно, вместе с открытием парка в 2004 г. "Капелька" весом 110 тонн представляет собой невероятное зрелище снаружи... и еще невероятнее – изнутри.




Кстати, сам парк расположен на крыше местного депо и автостоянок (это к теме экономии земли, затронутой в предыдущей части материала). Кроме "Капельки", здесь можно увидеть уникальный театр под открытым небом – сцену под авангардной металлической крышей и огромную поляну, покрытую каркасом из металлических труб, на каждом перекрестке которых висит по динамику в водонепроницаемом кожухе. Говорят, что это – самая большая в мире система объемного звука.

Есть здесь и не менее знаменитый "Краун фонтейн". Две покрытых бронестеклом вертикальных панели высотой с семиэтажку смотрят друг на дружку сквозь большую лужу, образованную на бетоне водой, стекающей с верхушек панелей. В луже (по краям ее окружают узкие щели для стока воды) радостно носятся босые дети, а с панелей на них смотрят пятнадцатиметровые лица чикагцев. За день на спрятанных за бронестеклом светодиодных экранах чередуются тысячи лиц.

Все описанное выше находится на территории в несколько квадратных километров. С другой стороны, даже чикагский даун-таун – не такой уж и маленький. Высота небоскребов и узкие улицы обманывают зрение, и расстояния кажутся намного короче, чем на самом деле. Поэтому, если вы здесь впервые, вам не обойтись без общественного транспорта.

Транспорта здесь предостаточно. Метро, надземка (это тоже метро, но над головами прохожих и крышами машин), и, наконец, автобусы. Что же касается туризма, то для него существуют муниципальные маршруты, по которым возят в двухэтажных автобусах-даблдекерах и одноэтажных мини-автобусах, которые здесь называют просто "тележками", - trolley.

Соответствующая муниципальная компания находится в центре города, в здании старинной водонапорной башни, уцелевшей после Великого пожара 1871 года. Но билеты на маршруты можно купить везде на остановках, где стоят соответствующие будочки.

Главное здесь – чтобы вам повезло с экскурсоводом. Перевод на ваш родной язык, правда, высокомерных янки не волнует. Но если английский для вас не проблема (кстати, произношение Чикаго и Детройта считается эталонным для США), вы сможете узнать немало интересного не только о небоскребах, мимо которых будете проезжать, и о Великом пожаре, который чикагцы считают своим большим историческим везением.

Но и, например, о том, что "вот в этом офисном доме на восемнадцатом этаже лет двадцать назад просиживал штаны соцработник Барак Обама, и все мы гордимся тем, что теперь его содержит федеральный бюджет, а не муниципальный бюджет Чикаго".

Или что "в этом квартале живет по меньшей мере две выдающихся женщины – я, которая вам может быть не так интересна, и Опра Уинфри, под чьими окнами мы сейчас проезжаем, а посему давайте все громко крикнем: "Привет, Опра!" - хотя вряд ли она услышит нас из своих апартаментов на высоте шесть дюжин метров".

Главное – что именно на даблдекерах и "тролеях" удобнее всего добираться до расположенных по всему городу и за его пределами музеев. И не только музеев. Например, именно в Чикаго находится первый в Западном полушарии планетарий, а рядом с ним – океанариум Шедда, который долгое время был самым крупным океанариумом мира как по объему вместимости, так и по количеству представленных видов.

Музеи Чикаго долго даже просто перечислять. Тем более, невозможно их все посетить – по крайней мере, меньше чем за месяц-два. Да и некоторые из них – на любителя (хотя заманчиво было бы побывать, скажем, в Международном музее хирургии).

Что безусловно стоит посетить, так это – знаменитые Филдсовский музей, Музей науки и промышленности и Институт искусств. Только имейте в виду – на каждый из этих походов стоит зарезервировать целый день. Если, конечно, вы хотите посмотреть экспозиции, а не проставить галочку в своем туристическом календаре.

Зал с настоящими самолетами, включая один "Боинг-737", искусственное торнадо, искусственная молния и наглядная демонстрация развития человеческого плода, на настоящих мумифицированных эмбрионах – все это, как обычно говорят в плохой рекламе, никого не оставит равнодушным.


Не говоря уж о настоящей немецкой подводной лодке, захваченной американцами во время Второй мировой войны (первое вражеское боевое судно, взятое на абордаж моряками США с 1812 года).

Именно об этом событии голливудские мастера реальности в 2000 году сняли кино "У-571", в котором рассказывалось, как храбрый американский моряк захватил лодку, чтобы получить немецкую шифровальную машину "Энигма".

Тогда на этот фильм обиделись британцы, уверенные, что первую "Энигму" на борту лодки "У-510" захватил британский эсминец. И не обиделись поляки, хотя копию самого первого прообраза "Энигмы" в Лондон отправила еще в 1939 году именно польская разведка.



Не меньшее восхищение способны вызвать и экспозиции Филдсовского музея, который правильно было бы назвать природоведческим. Выставка обуви народов мира…

…скелеты динозавров, художественные поделки индейцев и эскимосов, выставка яшмовых изделий из Древнего Китая и история развития жизни на планете – это всего лишь малая толика того, что там можно найти.

А в Институте искусств можно увидеть, кроме всего прочего, одну из лучших в мире – кто бы мог ожидать такого от приземленных янки – коллекций французских импрессионистов. Кстати, по четвергам, с пяти до восьми вечера, экспозицию демонстрируют бесплатно.

Все фото – автора

Поездка корреспондента "Главреда" в Чикаго проходила без всякого содействия каких-либо государственных, общественных или коммерческих организаций и учреждений США.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять