Закон Табачника подбит на взлете

Как будет реформироваться отечественное высшее образование, по-прежнему непонятно.

"Новую редакцию закона "О высшем образовании" поддерживать не стоит", - решил на своем заседании Согласительный совет Верховной Рады. Немалую роль в этом решении, по словам члена профильного парламентского комитета Леси Оробец, сыграли проходящие под зданием Рады студенческие протесты.

Таким образом, закон – детище министра образования Дмитрия Табачника и депутата-"регионала" Максима Луцкого – не попал в сессионный зал.

А мог бы. 13 января было объявлено о поддержке данного решения профильным комитетом. Впоследствии, впрочем, удалось доказать, что при принятии этого решения не было кворума – на заседании присутствовали лишь четверо из десяти членов комитета. На Согласительном совете это было прояснено – и законопроекту не дали дальнейшего хода. Вместо этого решить дальнейшую судьбу реформирования высшего образования должен будет профильный комитет парламента.

Что же представляет собой проект Луцкого-Табачника – и почему против него так активно протестовали студенты и преподаватели?

Версия министерства: закон хорош

Представляя проект Закона и направляя его на рассмотрение в крупнейшие вузы страны, Дмитрий Табачник заявлял о нем как о прорыве в европейскую научно-образовательную семью наряду с расширением автономии вузов. Бесспорно, ряд его норм является отступлением от советской традиции образования в сторону Болонского процесса, другие – попыткой найти компромисс между ними. Очертим некоторые ключевые моменты.

Изменена система образовательно-квалификационных и образовательно-научных уровней. Теперь есть три образовательно-квалификационных уровня - младший специалист, бакалавр и магистр, и два образовательно-научных уровня – доктор философии и доктор наук. С бакалавром, магистром и доктором наук все понятно, эти уровни сохранили старые наименования. Младший специалист – это квалифицированный рабочий. Проще говоря, выпускник ПТУ. Доктор философии – то, что на Западе называлось PhD, а у нас – кандидат наук. Уровень "специалиста", как не имеющий аналогов в Болонской системе, выброшен вообще.

Отменена государственная аттестация вузов (та самая, четырехуровневая - I-IV).

Определены типы высших учебных заведений – университет (двух типов – классический и профильный), академия (отдельный подвид – консерватория), колледж и профессиональный колледж. Они отличаются количеством студентов на дневной форме обучения и количеством "рабочих" отраслей образования.

Классический университет – не менее 10 тысяч студентов, обучающихся не менее чем по 8 отраслям образования и получающим научные степени не менее чем по 8 различным специальностям.

Профильный университет – 6 тысяч студентов, 4 отрасли образования и 3 специальности.

Академия – 3 тысячи студентов, 1-2 отрасли, 2 специальности.

Колледж (может существовать как структурная единица академии или университета, но может и отдельно) – от 1000 студентов, дает образование лишь для уровня бакалавра.

Профессиональный колледж – фактически ПТУ. Не менее 500 студентов. Обучает исключительно младших специалистов.

Институты теперь могут существовать лишь как структурные подразделения университетов и академий.

Увеличен срок обучения для получения уровня магистра – до полутора-двух лет в зависимости от специальности, в аспирантуре для получения уровня доктора философии – до четырех лет. Обучение в докторантуре для получения уровня доктора наук будет составлять три года.

Определен порядок поступления в вузы с учетом как результатов внешнего оценивания, так и баллов аттестата, а также "балла вуза". Вузам дается право изменять стоимость обучения на контракте посеместрово. При этом государство отказывается от госзаказа заочной формы обучения.

Версия вузов: закон плох

Наиболее полно критика инициатив Минобразования представлена в двух экспертных оценках: коллектива Киево-Могилянской академии (передача документа на анализ в вузы была одним из требований Президента к министру образования) и Центра образовательного мониторинга.

По мнению экспертов НаУКМА, в законопроекте отсутствуют многие моменты, которые могли бы позволить украинским вузам по-настоящему влиться в европейскую образовательную среду. Так, новая система образовательных уровней, по мнению "могилянцев", организована слишком формально. Вместо классической европейской трицикловой системы (бакалавр-магистр-доктор философии) законопроект предлагает принять пятицикловую с добавками в виде неестественного для мировой практики "младшего специалиста" и рожденного в СССР "доктора наук". При этом если просто переименовать всех кандидатов наук в докторов философии, проблема несоответствия на самом деле никуда не денется. Ведь программы подготовки кандидатов наук у нас и программы подготовки PhD в Европе отличаются структурно. Приводить их к общему знаменателю, по мнению "могилянцев", надо, но при этом нельзя ограничиваться одним лишь переименованием, как предложено в законе.

При этом НаУКМА не предлагает полностью отказаться от "доктора наук", но лишь ввести возможность получать этот уровень не только путем защиты докторской диссертации, но и просто путем проведения определенной научной работы. Фактически – по модели хабилитации, то есть признания соответствующих заслуг. Это реверанс в сторону системы, действующей в Германии, Австрии и некоторых других странах. Здесь есть свой резон: принятая там квалификация "хабилитированного доктора" является наиболее близким аналогом отечественному "доктору наук" в странах Болонского процесса. При этом "хабилитированный доктор", заметим, считается не отдельной научной степенью, а квалификацией в рамках "доктора философии".

Далее. Хоть и вводится европейская система разделения вузов, куда отнести тот или иной вуз, определяется исключительно количественно, а не качественно. Мол, у кого больше студентов обучается на дневной форме – у того и выше статус. На одной пресс-конференции президент Киево-Могилянской академии Сергей Квит съязвил: по утвержденным в законопроекте Табачника нормам, Стенфорд и Принстон до "классических университетов" не дотягивают. Вместе с тем в отказе от госатестации вузов "могилянцы" усмотрели лукавство: она сохраняется и в новом законе, только вузы аттестуются уже как научные учреждения.

В новом законе также нет месте междисциплинарному обучению. То есть обучению, при котором выбор предметов осуществляется самим студентом и его научным руководителем. Дополнительно ограничивает пространство для маневра тот факт, что образовательные услуги оказываются лишь по спискам специальностей, определенных Минобразования. На Западе вузы, как правило, сами вправе определять, какая специальность будет записана в дипломе выпускника. Это особенно актуально для студентов, чьи научные интересы лежат на стыке разных дисциплин.

При этом в законе не предложена модель адаптации к украинской системе образования знаний, полученных студентами за рубежом. Также "могилянцев" волнует то, что в законе никак не упомянута необходимость изучения английского языка как языка международного научного общения. Все это в сумме, по мнению Сергея Квита и коллектива авторов экспертизы законопроекта, приведет к фактической изоляции украинского образования.

Свои претензии, помимо выше перечисленных, есть у Центра образовательного мониторинга. Общий вывод ЦОМа – в отдельных своих положениях закон делает шаг вперед по сравнению с предыдущим. В других – полшага, в третьих – стоит на месте и теряет время. Среди плюсов отмечено расширение прав студенческого самоуправления и приближение квалификации вузов и научных степеней к европейским традициям. Список минусов, увы, тоже длинен.

Во-первых, в законе написано, что прием в вузы осуществляется не только на конкурсной основе по результатам тестирования, но и с учетом среднего балла аттестата и "балла вуза". При этом в принципе не указано, что это такое – "балл вуза", и как он высчитывается. Возможно, подразумевается средний балл возрожденных вступительных экзаменов, – но об этом остается лишь догадываться, в тексте закона никаких разъяснений нет.

Во-вторых, сохраняется традиция, при которой бакалаврат не считается законченным высшим образованием. Помимо неблагозвучной записи "неоконченное высшее" в документах при устройстве на работу, это также сужает бакалаврам поле для маневра при желании продолжить обучение: на магистратуру можно будет поступить лишь на ту же специальность.

В-третьих, при получении степени "доктора наук" последнее слово остается за Высшей аттестационной комиссией – тогда как в странах Болонского процесса вопросы присуждения научных степеней относятся исключительно к компетенции собственно вузов.

В-четвертых, норма, согласно которой вузы получают право неограниченно увеличивать стоимость обучения контрактников уже в процессе обучения, является слишком спорной.

Последний вопрос вообще не был упомянут в оценке специалистов Могилянки. Однако именно он, как наиболее шкурный, вывел студентов и некоторых преподавателей на уличные протесты. "Проект Закона Украины "О высшем образовании", переданный в парламент министром Дмитрием Табачником, свидетельствует, что власть решила взвалить решение экономических проблем на плечи студентов и преподавателей… Разве не с этой целью протаскивается идея ликвидации бесплатных мест на заочных отделениях вузов, а также возможность увеличения стоимости контракта в течение каждого последующего семестра?" - возмущался на митинге в Одессе преподаватель исторического факультета Одесского Национального университета им. Мечникова Юрий Шахин.

Альтернатива есть

Помимо законопроекта, поддержанного Минобразования, в Раду был подан еще один проект. И тоже от "регионалов" – от Юрия Мирошниченко. На данный момент этот законопроект оказался в тени "соперника". Но, по мнению того же Сергея Квита, он имеет намного меньше минусов. Хотя также требует глубокой доработки.

"Прогрессивной стороной законопроекта Мирошниченко является то, что в нем предусмотрена намного более широкая автономия учебных заведений, – говорит экс-директор Центра оценивания качества образования Лилия Гриневич. – И все же, по моему мнению, сейчас необходимо разработать новый закон, обходя ошибки предыдущих и анализируя нужды современной системы образования. Ни один, ни второй законопроект не отвечают на вопрос о взаимосвязи образования и рынка труда. В них нет также решений проблем оценки качества высшего образования в стране. Непонятно, каким образом будут обеспечены мобильность и индивидуальная траектория обучения студентов как важные составляющие Болонского процесса. Понимаете, если любой подобный закон сейчас примут, это будет означать, что в ближайшие пять-десять лет к этой теме уже не вернутся. Поэтому уже сейчас необходимо собраться и принять общее решение, учитывая позицию как вузов, так и работодателей".

В разработке также третий законопроект – авторства главы Комитета ВР по образованию и науке Владимира Полохало. Однако он на данный момент не завершен и не подписан.

Что дальше

Комитет по образованию и науке Верховной Рады планирует созвать общественные слушания. Ориентировочная дата – 16 февраля. На них ряд экспертов и ректоров вузов должны представить свои предложения относительно обоих существующих законопроектов. По итогам слушаний комитет будет принимать решения. Судя по тому, что ряд членов и руководство комитета не склонны одобрять "табачниковский" проект, есть шанс, что на первое чтение (с перспективной дальнейшей переработки) уйдет проект Мирошниченко, – либо будет написан некий новый. В любом случае итоговая версия Закона о высшем образовании вряд ли будет похожа на любой из двух предложенных.

Глава Комитета ВР по образованию и науке Владимир Полохало:

Я полностью согласен с требованиями студентов и неоднократно заявлял, что предложенный законопроект "О высшем образовании" от Табачника не только исключает возможность честного поступления в вузы, но и ограничивает право на получение бесплатного образования талантливой украинской молодежи, чьи родители неспособны профинансировать обучение детей.

Сейчас цивилизованный мир пытается брать на себя тяготы в финансировании высшего образования. В Украине все наоборот, уменьшаются расходы на образование, квота госзаказа сокращается более чем на 40%, а на науку в этом году почти ничего не выделено (0,34% от ВВП, что является рекордно низким показателем в мире).

Идея сокращения коммерческих вузов правильна. Об этом говорили и в прошлом правительстве. Но ликвидировать вузы надо не "арифметически", на основании количественных показателей, а ликвидировать искусственные структуры, которые не дают качественного образования и не учитывают нужд экономического и интеллектуального развития государства.

Я настаиваю на том, чтобы законопроект "О высшем образовании", предложенный Табачником, был снят с рассмотрения. Вместо этого нужно обсудить этот вопрос с участием студентов и преподавателей. Считаю, что такой базовый закон надо обсуждать в открытом режиме, а не пытаться, как 12 января 2011 года, провести его через кулуары комитета без кворума и при моем отсутствии. Впрочем, нужно признать: ни один законопроект "О высшем образовании" из ныне подготовленных не совершенен и не адекватен вызовам времени.

Оптимальным выходом из ситуации может быть общественное обсуждение и профессиональная экспертиза предложенных проектов, возможно, подготовка нового с учетом требований студентов и преподавателей. Эти вопросы будут обсуждаться на открытом заседании Комитета 16 февраля. В том числе и законопроект Мирошниченко.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
google news Главред в Google News telegram Главред в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять