Киевская Лавра расширяет владения?

Киевсовет уничтожает очередную жемчужину киевской архитектуры…

Вряд ли все депутаты Киевского совета знают, что памятников периода Киевской Руси осталось всего несколько. Иначе, хотелось бы верить, им и в голову не пришло бы сознательно уничтожить уникальный памятник истории и архитектуры XII века, церковь Спаса на Берестове.
Коротко про…
Итак, для непосвященных стоит сказать… Церковь Спаса на Берестове строилась как центральный собор Спасо-Преображенского монастыря в селе Берестове, резиденции князей Мономаховичей. Впоследствии храм стал усыпальницей этого рода. В этом храме был похоронен и основатель Москвы князь Юрий Долгорукий.
Конечно, до наших дней церковь не могла сохраниться в своем первозданном виде. Свое дело сделали и монголо-татары, и время. Перестраивали храм в 1640-1643 годах при митрополите Петре Могиле – тогда храм приобрел характерные черты украинского барокко, а также в конце XVII – начале XVIII века и первой половине XIX века. Во времена последней перестройки появилась трехъярусная колокольня в традициях классицизма. Но главное – в церкви чудом сохранились уникальные материалы эпохи Киевской Руси. Среди них две фрески: "Чудесный лов рыбы" и "Ангел со сферой". Ценность представляют и фрески XVII века, такие как ктиторский портрет митрополита Петра Могилы.
Особые отношения
Хотя церковь Спаса на Берестове никогда не принадлежала Свято-Успенской лавре, монастырь за годы независимости Украины не раз добивался передачи храма под их крыло. Уже в 1988 году, когда была восстановлена деятельность мужского монастыря и ему в бессрочное бесплатное пользование была предоставлена часть зданий и сооружений Нижней лавры, монастырь решил, что этого мало – и замахнулся не только на все территории, но и на церковь Спаса на Берестове.
С одной стороны – известно, что существует указ Президента Украины от 1992 года о мерах по возвращению религиозным организациям культового имущества. Согласно ему могут быть переданы и памятники архитектуры. С другой стороны – ученые настаивают, что в этой церкви богослужения по объективным причинам проводить нельзя. Но все по порядку.
Несколько лет назад Министерство культуры и туризма Украины намеревалось передать церковь в управление УПЦ МП, но тогдашний министр Юрий Богуцкий вовремя спохватился и отозвал распоряжение о разрешении передачи церкви. В Минкульте говорили и о том, что министерство не имеет юридического права распоряжаться имуществом Национального заповедника, так как оно в собственности Киевсовета. По их словам, тогда Министерство культуры могло либо поддержать, либо не поддержать обращение церкви о передаче того или иного объекта.
Спустя время в игру вступил Киевсовет. 2-го октября прошлого года он своим решением передал церковь Спаса на Берестове от национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника Свято-Успенской Киево-Печерской лавре Украинской православной церкви Московского патриархата. Этим решением он внес изменения в свое решение от 29 апреля 2004 года о передаче имущества заповедника в бесплатное пользование Киево-Печерской лавре. И это несмотря на то, что все еще действует мораторий на отчуждение или передачу физическим или юридическим лицам недвижимого имущества национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. Правда, на такое замечание депутаты Киевсовета отметили, что в связи с мораторием имущество заповедника можно передавать в бесплатное пользование, но в собственность или аренду нельзя.
Владимир Яворивский, глава комитета по вопросам культуры и духовности назвал такое решение "вульгарным". "Сегодня речь не может идти о передаче церкви ни Московскому патриарху, ни Киевскому, ни автокефальной церкви, – говорит Яворивский. – Этот вопрос не касается ни одной из конфессий. Мы говорим, что городской совет принял преступное решение. Это историческое безумство. Наша задача – отменить решение Киевсовета и на уровне правительства закрепить положение о том, что церковь – исторический памятник, а не действующий храм. Мне вообще непонятен этот парадокс: заповедник под протекторатом Министерства культуры, но собственник – городская власть", – сказал нардеп.
"Согласно решению Киевсовета и подписанному договору между Киевсоветом в лице Александра Омельченко и министерством (на то время) культуры и искусств с 2003 года целостный имущественный комплекс заповедника передан в управление Министерства культуры, – говорит Сергей Кролевец, гендиректор национального Киево-Печерского заповедника. – То есть юридически Киевсовет передал весь комплекс, в составе которого 120 памятников, один из которых церковь Спаса на Берестове. С того времени все вопросы использования зданий под религиозные нужды решаются совместно. Есть такой пункт в договоре. В нашем же случае никакого предварительного обсуждения не было. Возможно, будут еще манипуляции предварительным согласием Минкульта в октябре 2007 года. Но оно же вскоре было отозвано. Я настаиваю: последнее решение Киевсовета – не согласовано и принято без изучения ситуации. Также это решение создает искусственный конфликт между заповедником и монастырем. Не может быть не в интересах православия несохранение памятников".
Теперь уже всполошились и в Минкульте. Там говорят, что Киево-Печерский заповедник находится в сфере управления Министерства культуры и туризма, поэтому распоряжаться имуществом заповедника Киевсовет полномочий не имеет. "Министерство культуры никогда не давало своего согласия на подобные действия, – говорит Ольга Бенч, заместитель министра культуры и туризма Украины. – Если городские власти что-то сами себе решили, то это их проблемы. На ее решения мы подали заявление в прокуратуру. Так что эта церковь остается на балансе заповедника, и пусть он думает, что делать дальше. Конечно, с нашей помощью – ведь мы даем на это деньги".
Сегодня известно, что вышеупомянутое решение Киевсовета в Генпрокуратуре было обжаловано. Но… в начале апреля Киевсовет отказался отменить свое решение по требованию Генпрокуратуры. В киевской мэрии настаивают, что она уполномочена распоряжаться имуществом, находящимся в коммунальной собственности, а Свято-Успенская лавра может организовать комплексную реставрацию церкви для ее воссоздания как памятника национального значения.
Оказывается, у депутатов Киевского совета возникло не только желание передать храм церкви, но и подозрение, что заповедник должным образом не заботится о реставрации памятника архитектуры.
"Этот храм, действительно, исходя из некоторых решений Киевсовета, был передан для богослужения. Кстати, об этом идет речь в указе Президента. Храмы должны быть возвращены церкви. Это нормально. Другое дело, что хозяин должен был на протяжении нескольких лет довести храм до эксплуатационной и реставрационной кондиции, чего сделано не было", – настаивает Руслан Кухаренко, начальник главного управления охраны культурного наследия при КГГА.
В вопросе о передаче церкви Московскому патриархату нельзя забывать о том, что архиепископ Павел (в миру Петр Дмитриевич Лебедь, 1961 года рождения), настоятель Свято-Успенской лавры – депутат Киевсовета от Партии регионов. Таковым он стал в прошлом году. Накануне выборов он говорил: "Если я стану депутатом – это будет исполнение воли вышестоящей власти церковной, и меня это нисколько не смущает". До этого Павел совмещал епископское служение с работой депутата Киевского областного совета. Тогда же Петр Дмитриевич говорил, что редко принимал участие в работе Киевоблсовета, но не пропускал заседаний, на которых "решались вопросы о строительстве храмов, миссионерском служении, социальной помощи всем категориям населения".
Музей или храм?
Если сказать, что монахи такой передаче рады – ничего не сказать. Но в частной беседе архимандрит Варсонофий, казначей Свято-Успенской Киево-Печерской лавры, говорит, что о полной передаче речь не идет – должно быть еще и разрешение все того же Министерства культуры и добро самого заповедника.
Справедливости ради стоит сказать, что за годы независимости Украины в храме все-таки проводились богослужения. В 1995 году Киевсовет поручил заповеднику заключить с образовавшейся при храме православной приходской общиной договор о проведении в церкви богослужений. Что и было исполнено. Но в те времена сотрудники заповедника неоднократно обращались к тогдашнему настоятелю с жалобами, что община неправильно обращается с памятником мирового значения. В частности, тогда были сделаны отверстия в живописи ХVІІІ века, появилась копоть, повысилась влажность. Научные сотрудники твердили: церковь должна использоваться только как музей. Что ж до богослужений, то их число должно быть строго ограничено (например, как это сделано в Софийском соборе – службы проводятся в особо важные для государства дни).
"Подобное решение Киевского совета не первое. Предыдущие два были приняты и им же отменены. О решении же от 2 октября заповеднику официально сообщили в начале марта этого года. Я лично обратился в разные госорганы, в том числе и в Министерство культуры, доказывая, что такая передача приведет к разрушению памятника. О чем можно говорить, если параметры этого храма не дают возможности нормально провести какое-либо богослужение. После него потери могут быть непредсказуемыми, – уверен гендиректор национального Киево-Печерского заповедника. – Ведь для того чтобы тут начать богослужения, надо все полностью переделать. Храм построен так, что воздух входит в храм, не разрушая его. А если осуществлять богослужения, то надо проводить отопление. А это недопустимо! Также надо ставить иконостас. Мы уже знаем, как были пробиты росписи XVII века, установлены шкафы, отведено место для хора".
Также непоправимый урон нанесли храму в советские времена. Чудо-реставраторы залили пол бетоном. Поэтому и нижние части живописи навсегда утеряны.
В 2001 году началась реконструкция храма-памятника времен Киевской Руси, а богослужения прекратились. Спустя год церковь Спаса на Берестове внесли в список 100 мировых памятников ЮНЕСКО, находящихся под угрозой. Заповедник получил международные дотации на реставрацию и проектирование. Но вскоре финансирование прекратилось. Теперь храм законсервирован. Работники музея уверяют, что они наблюдают за состоянием объекта. На их взгляд, ситуация стабильная. Но все-таки нужны деньги на завершение комплексных работ. Также надо поднимать вопрос о возобновлении реставрационных работ. Более того, их надо ускорить. Надо сделать храм доступным, чтобы у церковников не возникали разговоры: вы ничего не можете сделать, отдайте нам – мы наведем порядок.
Ну а пока вопрос о судьбе храма Спаса на Берестове открыт. Даже если решение Генпрокуратуры будет и на этот раз отвергнуто, то утешает одно – богослужения в храме могут начаться только после завершения реставрации, а этому ни конца, ни края не видно.
Еще один нюанс. Так как храм Спаса на Берестове входит в Национальный заповедник (в 1963 году церковь внесли в список памятников архитектуры Украинской ССР, находящихся под охраной государства, а в 1990 году церковь включена в ансамбль Киево-Печерской лавры), то он является и частью объекта, который входит в список мирового наследия ЮНЕСКО. А все разговоры и конфликты вокруг церкви – повод исключить нас из этого списка. Но это совсем другая история… И "Главред" обязательно к ней вскоре вернется.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять