Трагедия Оксаны Макар: маленький шанс для Украины

Смерть николаевской девушки может заставить нас хотя бы задуматься о решении нескольких назревших в обществе проблем.

Преступление против Оксаны Макар и смерть девушки, которой не помогли лучшие врачи Украины, может, как это ни цинично звучит, дать стране толчок к изменениям. Как минимум, в сфере правосудия. Ведь иногда чужая трагедия - это повод к осознанию проблем, в которых живешь ты сам. Поражающая своей жестокостью, но все же, "бытовуха", чуть ли не впервые в нашей современной истории вышла за пределы милицейских хроник и лент криминальных новостей, стала социально значимым событием и вскрыла проблемы общества. И вопрос сейчас только в том, используем ли мы этот шанс измениться.

Убивают, насилуют и грабят в Украине (да и не только у нас), действительно, очень часто. Многие из этих преступлений, если их осветить детально, получат не меньший резонанс, чем дело Оксаны Макар. Лишним будет пересказывать, но историй а-ля "они любили друг друга, но выпили, поругались и он разрезал ее на много частей", или "пришел из тюрьмы и изнасиловал полсела" в нашей стране более, чем достаточно. И еще есть одна особенность, уже отечественная (ну и ряда соседних стран, конечно) – преступление, даже очень громкое, часто остается безнаказанным. В особенности, если у совершивших его есть деньги или связи.

Дело Оксаны Макар: изменит ли николаевское преступление Украину?

Правозащитник Семен Глузман в интервью "Главреду" предсказал, что о трагической судьбе Оксаны Макар наше общество забудет очень быстро. И объяснил резонансное преступление, на первый взгляд, очень просто. "Мы живём в жестоком обществе. Ведь эти парни не готовились к насилию и к тому, чтобы душить, избивать и жечь девочку… Они – не прирождённые преступники. Такими их сделали семья, окружение, школа и безнаказанность. Когда они знают, что такой-то народный депутат украл столько-то миллионов, а министр – столько-то миллионов, что в стране царит вседозволенность, значит, и они позволяют себе совершать аналогичные поступки", - убежден эксперт. А еще он совершенно не верит, что преступление, несмотря на весь резонанс, что-то изменит. Разве что ситуацию с гражданским обществом. И это как раз может стать зацепкой.

Дело Макар, например, потенциально может улучшить ситуацию с преступлениями так называемых "мажоров". Симптом нашего общества – людей, подозреваемых в страшном николаевском преступлении, сразу же записали в родственники влиятельных лиц. Просто выработался стереотип, что если закон нарушается особо открыто и дерзко, без "крыши" не обойтись. И все равно, что девушку насиловали и убивали не "мажоры", важно то, что наше общество начало по-настоящему, с уличными акциями, восставать против них. Пусть пока и мирным путем. Возможно, это первый шаг к тому, что милиция теперь будет опасаться народного гнева и тщательнее расследовать резонансные преступления с детьми депутатов и прочих VIP-персон. Может быть, народ с вилами и перевесит деньги, должности и прочие блага, которые можно получить от сильных мира сего.

Кроме того, есть шансы, что дело Оксаны Макар научит украинское общество больше ценить человеческую жизнь. Беспрецедентные по массовости (как для отдельного преступления) акции протеста говорят о понимании, что жизнь человека ценна независимо от того, кто пострадал – бизнесмен, депутат, девушка из неблагополучной семьи или вообще бомж. А если такое понимание придет, возможно, и не будем мы проходить на улице мимо ближнего, которому плохо, сразу же считая его алкоголиком или антисоциальным элементом, а увидим в нем, в первую очередь, человека.

Через день о смерти Оксаны Макар все забудут – правозащитник

И, наконец, если повезет, смерть Оксаны Макар может помочь нашему обществу избежать увлечения радикализмом. С первого взгляда это звучит странно, ведь именно сейчас в Украине все больше говорят о необходимости изменения системы правосудия, и в первую очередь, о возвращении смертной казни. Но, если копнуть глубже, можно увидеть всю трескучесть и пустоту подобных лозунгов. "В этой стране и при нашем правосудии нельзя вводить смертную казнь, потому что потом придётся выкапывать тела и извиняться перед невинно казнёнными", - считает по этому поводу Семен Глузман. И с ним сложно не согласиться. А если вспомнить советскую практику применения высшей меры наказания, когда, например, за преступления маньяка Чикатило были расстреляны несколько ни в чем не виновных людей, то сразу пропадает желание быть радикалом. Действительно, не настолько мы доверяем государству, чтобы отдавать ему право настолько серьезно вершить судьбы людей.

В общем, выводов из трагедии Оксаны Макар можно сделать массу. Вот только в наших нынешних условиях они кажутся утопией даже людям не совсем осведомленным в работе, скажем, правоохранительной системы. А тот, кто когда-нибудь попадал под милицейские избиения или получал непонятно откуда взявшиеся обвинения, а потом откупался от них, вообще посмеются над всем, высказанным выше. Но важно не это, а шанс переосмысления ключевых ценностей, которое Украина может произвести на примере судьбы одной несчастной девушки. А большие перемены всегда начинаются с переосмысления.

фото: uainfo.censor.net.ua, donbass.ua

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять