Игорь Ликарчук: "Если бы тестирование было платным, люди были бы более ответственными"

6 мая состоится первое тестирование – по истории Украины. Накануне "Главред" побывал в Украинском центре оценивания качества образования, чтобы узнать о его особенностях. На наши вопросы ответил директор Центра Игорь Ликарчук.

Встретились мы с ним в рабочем кабинете в то самое время, когда Игорь Леонидович думал, как в этом году будет выглядеть сертификат внешнего независимого оценивания. "Вот я видел объявление, что сертификаты уже продаются, а я и сам пока не знаю, каким он будет", – говорит профессор.
Но всегда так было: если есть предложение, то есть и спрос. Кто-то всегда стремится найти способ, как обмануть систему.
Не нужно ничего выдумывать. У нас когда-то и в трастовых пирамидах все принимали участие – покупали акции "МММ" и других подобных компаний. Это то же самое. Сертификаты – это лишь информационная карточка, которая несет информационную функцию. То есть сегодня предусмотрена система, по которой этот сертификат, согласно которому абитуриент приходит в приемную комиссию, проходит двойную проверку. Первый раз его проверят в он-лайн режиме с нашей базой. Второй раз, когда уже будет подписан приказ ректора о зачислении, вузы должны послать его нам, и мы повторно проведем проверку. Поэтому поддельный сертификат будет обнаружен немедленно.
В прошлом году такой двойной проверки не было?
Тогда высшие учебные заведения по желанию могли или не могли сверять с нашей базой. И 60% вузов такой сверки не проводили. Почему? Это пусть остается на их совести. Слышала вся Украина, как один солидный ректор одного солидного технического университета на одном очень большом совещании, даже при участии Президента, сказал, что они не проверяли сертификаты, потому что у них нет средств на оплату Интернета. Это звучит смешно, но это так. В этом году все вузы обязаны это делать, потому что есть соответствующий документ Министерства образования и науки. И, наверное, руководители высших учебных заведений уже научены, что обойти систему внешнего оценивания и принять к себе тех, кто не имеет сертификатов, – это работать на большие неприятности.
То есть вы пытаетесь приучить к порядку?
Нам нужно привыкнуть к тому, что право на получение высшего образования в цивилизованной стране нельзя покупать. И это право должно принадлежать всем, а не тем, у кого есть деньги, телефонное право, служебные удостоверения или что-то подобное. Это право, которое записано в Конституции. Вы знаете, я очень удивляюсь людям, которые пытаются что-то придумать, приложить огромные моральные, материальные ресурсы для того, чтобы решить вопрос вступления. А решать ничего не нужно. Нужно просто прийти и сдать тест.
Но вы понимаете, что нашим людям подобные вещи быстро объяснить невозможно, кое-кто все равно ищет какие-то выходы
.
Ну, это их проблемы – пусть ищут. Если заняться нечем, если некуда девать деньги, то, пожалуйста, у нас тысячи людей, которые находятся за чертой бедности, у нас есть школы-интернаты, больницы, у нас есть много вещей, в которые можно вложить свободные деньги. Но не отдавайте их аферистам!
Если человек потеряет сертификат, легко ли его восстановить?
Безусловно. Нужно будет обратиться к нам, заплатить мизерные средства, потому что повторно мы будем выдавать за деньги, и мы сделаем другой.
Сколько это будет стоить?
Пока что неизвестно. Еще же нет и самого сертификата.
А определили уже комбинат, на котором они будут печататься?
Да. Торги проведены. И их результаты будут на нашем сайте.
Когда будет утвержден окончательный вид сертификата?
У нас время еще есть.
Знаю, что в Центре разработан целый комплекс мер безопасности и к тому же был повышен уровень секретности. Не могли ли бы вы рассказать о некоторых нововведениях?
Скажу откровенно: нам работать сложно. В нашей системе внешнего оценивания работает триста человек. А мы должны противостоять нескольким десяткам тех, кто хочет допустить злоупотребления. Это как компьютерный вирус – ты ликвидируешь один, а ему на смену приходят другие.
Нас многому научили два предыдущих года. В этом году в технологию проведения внешнего оценивания мы постарались внести некоторые изменения. Но они для рядового человеку и даже того, кто с этим был связан в прошлом году, могут быть незаметными. Но они существенны.
Я не буду раскрывать их содержание. Но скажу следующее: мы максимально пытались сделать так, чтобы уменьшить возможность таких злоупотреблений. Приведу несколько примеров. Мы начали получать информацию, что кое-кто из заинтересованных граждан ищет пути, как проникнуть на наши пункты обработки. Это делается по принципу, что можно найти человека, который будет заниматься фальсификацией во время обработки результатов. Знаете, я очень сомневаюсь в том, что это возможно. Представьте, что на такой пункт сразу привозят сорок тысяч бланков ответов и нужно найти одну тетрадь, на которой нет даже фамилии. Мне рассказывали почти анекдотический случай, как одна участница внешнего оценивания свой бланк пометила духами. Не знаю, было такое или нет, но могу сказать, что отыскать конкретную работу практически невозможно. И если даже допустить такой вариант, то, чтобы не провоцировать тех людей, которые работают в пунктах обработки, мы приняли решение, что в этом году все бланки ответов не будут обрабатываться в том регионе, где они заполнялись. Причем, как будет осуществляться эта перевозка, никто не знает. Это будет определять компьютер в день проведения тестов. Или, скажем, надеются, что в аудитории, где будет сидеть конкретный участник тестирования, сможет поработать определенный инструктор, который подскажет. Такое также невозможно. Во-первых, кто в какой аудитории будет писать тесты, ученики узнают за час до начала тестирования. Кто из инструкторов пойдет в какую аудиторию, они узнают за несколько минут до начала тестирования. Добиться такого совпадения, что Михаил будет сидеть в той аудитории, куда придет, скажем, Марья Ивановна, с которой заранее договорились, очень сложно. Поэтому тем, кто на это надеется и за это уже заплатил деньги, я хочу сказать: вы выбросили их на ветер. Также в настоящее время очень распространен трюк у тех, кто вроде бы хочет помочь. Можно заплатить деньги за так называемую "лжепомощь". То есть каждый участник тестирования имеет определенные знания. И представьте себе, что ребенок хорошо подготовился, успешно сам написал тест и ему никто не помогал, потому что это невозможно, но кто-то говорит: "Я вам помог, вот результат". Такая схема действовала раньше и в высших учебных заведениях.
Я, конечно, далек от того, чтобы сказать, что мы абсолютно все сделали, потому что наш народ очень изобретателен. Я не исключаю, что я сижу, думаю, как его одолеть, а десятки сидят и думают, как меня обмануть.
Эти изобретатели могут использовать мобильные телефоны
Наши специалисты брали самые современные мобильные телефоны и поняли, что с их помощью что-то решить нереально. Представьте себе, что нужно надиктовать задание. Нужно диктовать хотя бы вполголоса. Это сразу будет заметно. Фотографировать? Ну сколько можно послать фото? Три-четыре задания на странице. Но нужно получить еще и результат. Если из 70 заданий из теста по истории Украины даже три таким образом можно будет решить, то это абсолютно не повлияет на результат. Это нерационально и нерентабельно. Мобильных телефонов вообще не может быть у тех, кто пишет тесты, потому что они будут мешать другим, будут отвлекать внимание. Наибольшая ценность этой ситуации в том, что каждый остается наедине со своими знаниями. Мы тщательно выписываем процедуру, чтобы никто и никому не мешал. И если такое происходит, то это уже основание для апелляции.
Что можно брать с собой на тестирование, кроме ручки?
Знания. Калькулятор нельзя. Таблица Менделеева напечатана в тетради по химии. Можно ручку, бутылку воды. И то желательно, чтобы на бутылке не было бумажной этикетки. Понимаете, кто-то думает использовать шпаргалки. Ну, если кто-то сможет поместить в шпаргалки весь курс математики за весь период учебы, то милости просим. Но такое невозможно. На все случаи жизни шпаргалки не возьмешь!
Но некоторые репетиторы вместе с учениками готовят уже такие подсказки...
Как учитель, я считаю подготовку шпаргалок абсолютно положительным педагогическим приемом – лучше запоминается материал. Но я не думаю, что можно подготовить шпаргалку и угадать необходимое задание или тему.
За что могут выгнать из аудитории во время написания тестов?
За плохое поведение: разговоры, шум, попытку воспользоваться шпаргалкой или мобильным телефоном, неучтивость.
Существует система предупреждений?
Нет. За первое замечание нужно просить оставить аудиторию. Здесь идет речь о том, что человек мешает другому. Представьте себя на месте участника внешнего оценивания. Решается будущее человека, а здесь кто-то начинает стучать, специально нарушать порядок. Ему что, нужно давать предупреждение? Каждая минута во время сдачи тестов рассчитана. Кажется, три часа много, но эти три часа для тех, кто сдает тесты, пролетают как одно мгновение. Малейшее нарушение – и человек будет лишен права дальше проходить тестирование.
Изменена также технология проведения тестирования?
Да, у нас есть своя система.
Вы даже продумали, как рассадить участников тестирования...
Да, казалось бы, это пустяк. Вся наша работа состоит из пустяков. Есть много деталей, которые не позволят фальсифицировать результаты. Подменить тетради с тестами практически невозможно.
Такие меры безопасности – это результат определенных недостатков в прошлом?
Когда мы все это делали, то полагались на собственный опыт и на опыт других стран мира. Мы много общаемся с иностранными коллегами: кое-что мы не воспринимаем, кое-что не можем сделать, потому что нет финансовых возможностей (скажем, в одной стране в каждой аудитории стоят камеры видеонаблюдения, которые фиксируют весь процесс, а у нас 83 тысячи аудиторий, и только можно представить, какие нужные средства, чтобы каждую аудиторию оборудовать видеокамерами), кое-что наши коллеги заимствуют и у нас. В прошлом году мы зафиксировали несколько случаев, когда на пункт тестирования кто-то пытался пройти по чужому документу. Такое было и во время вступительных экзаменов в университеты – приходили близнецы, похожие люди, родственники. В этом году Министерство образования и науки попросило Министерство внутренних дел помочь с идентификацией людей, которые будут приходить на пункты тестирования. Специалисты будут смотреть, поддельный паспорт или нет. Потому что вклеить фотографию в паспорт, а затем его выбросить – намного дешевле, чем получить другой вариант прохождения тестов. И такие вещи нужно предусматривать.
Средств на организацию тестирования хватает?
Если бы я сказал, что средств достаточно, то это было бы просто смешно. Их не хватает. Но мы внесли серьезные изменения в стоимость, которые не повлияли на качество. Мы пошли на серьезные меры экономии для того, чтобы уложиться в те средства, которые есть, – 90 миллионов гривен (но нужно учитывать, что у нас были очень большие запасы бумаги с 2008 года, за счет чего нам удалось решить некоторые вопросы). Хотя это очень сложно. Лишь один пример. Мы в этом году будем давать один сертификат с результатами всех предметов. А один сертификат стоит восемь гривен. Если на одном пять предметов, то это восемь гривен, а если по каждому предмету один сертификат, то это сорок.
Но на некоторые шаги нужны дополнительные средства, например, на перевозку работ для проверки по Украине?
Мы решили эти вопросы за счет перераспределения средств. На тестировании по иностранным языкам мы отказались от аудирования, потому что денег, чтобы приобрести аппаратуру, у нас нет. Но те, кто будет сдавать тесты по иностранным языкам, довольны, потому что в учебном процессе в Украине аудирование используется очень редко.
Но это не значит, что его не будет в следующем году?
Если мы хотим выходить на какие-то мировые параметры, то нам необходимо аудирование – хотим мы этого или нет. Особо я бы хотел отметить, что мы ни при каких условиях не сократим те расходы, от которых зависит безопасность.
То есть с уверенностью можно говорить, что к проведению тестирования Центр готов?
Технологически – так. Я не вижу ни одной технологической причины, которая могла бы спровоцировать отсрочку.
Дополнительной сессии не будет?
Это вообще абсурдное явление. В прошлом году была дополнительная сессия потому, что это было впервые. Но, во-первых, дополнительная сессия – это дорого. Во-вторых, у нас в этом году будут тесты по иностранным языкам, которые требуют больше времени на обработку результатов. В-третьих, дополнительная сессия расслабляет, ведь при вступлении в университеты никто не предусматривал дополнительные экзамены. Кроме того, во время дополнительной сессии возможностей для махинаций значительно больше, чем во время основной – острота восприятия ситуации совсем иная. И я бы никогда никому не советовал возвращаться к дополнительной сессии.
А отдельные обращения будете рассматривать?
Конечно, если это внезапная болезнь, смерть близких... У тех, кто занимался разработкой нормативных документов, единой точки зрения нет. Буквально вчера поступило заявление, которое написал юрист. В нем идет речь о том, что юноша не смог зарегистрироваться, потому что он последние три дня регистрации ликвидировал дома аварию водопровода, и справка из ЖЭКа прилагается. Это же не причина! Нельзя распускать людей до бесконечности. Но если будет абсолютно объективная причина, мы предоставим возможность сдать тест. Хотя для этого, вероятно, нужно будет ехать в Киев. Я бы очень хотел, чтобы таких людей были единицы. Возможно, им нужно будет сдавать два теста за один день. Мы очень лимитированы во времени.
Вы говорили, что приглашения на тестирование возвращаются в Центр, – желающие принять участие в независимом оценивании неточно указывали свои данные
Это просто какая-то беда. Если человек пишет заявление, расписывается, что все данные правильные и при этом неверно указывает имя и по отчеству или адрес, то это смешно. В Центр таких приглашений уже вернулось сотни три.
И что человек должен делать, если он не получил приглашения по почте?
Разрешается на нашем сайте активировать свою персональную страницу и с нее распечатать приглашение, с которым можно прийти на пункт тестирования. Хуже, что по этому же адресу человек получает сертификат. Это все безответственность! И это все государственные деньги! Казалось бы, мелочь, но нам отправление приглашений обошлось почти в миллион гривен. И те приглашения, которые возвращаются, – это фактически деньги, выброшенные в на ветер.
На почту жалоб нет?
Почта нам дала официальный ответ. Вот справка: "по данному адресу такой не проживает", "адресат не проживает", "нет номера корпуса", "отсутствует квартира", "дома №16 нет"... А мы же предупреждали: пишите тот адрес, в котором вы уверены. На эти же адреса мы обязаны отправить сертификаты, когда почта нам их вернет – это будет официальное сообщение о том, что мы свою работу выполнили. А сертификаты мы будем отправлять заказным письмом. А это еще дороже. Видите, мы предложили вполне цивилизованную схему. Я общался с коллегами из других стран мира, там нет понятия "неправильно записанные данные". Там люди отвечают за них. Они платят за участие во внешнем тестировании. Я уверен, если бы тестирование у нас было платным (пусть требовалась бы не вся стоимость, а хотя бы 10 гривен), то люди были бы более ответственными. Мало того, что это никому не нужные материальные расходы, это еще и дополнительная работа, которая отвлекает.
Можно говорить, что наши люди относятся к тестированию безответственно?
Я не могу говорить, что все, но некоторые точно.
При каких условиях тестирование может быть платным в Украине?
Это должно быть правительственное решение или соответствующий закон, принятый Верховной Радой. На сегодняшний день таких предложений нет.
К тому же это может превратиться еще и в политический вопрос
Не исключено.
Трудно все эти годы бороться со всеми нареканиями?
Бороться всегда нелегко. Одно дело бороться с ветряными мельницами, другое – знать, что огромное количество людей на нашей стороне. Я очень много общаюсь с рядовыми учителями, директорами школ. Они говорят, что изменяется отношение одиннадцатиклассников к учебе. Если раньше родители приходили в школу и говорили: "Вы нам дайте любой аттестат, а остальное – наше дело", то сейчас приходят и говорят, что нужно, чтобы в аттестате были нормальные оценки. Разве плохо, что сами одиннадцатиклассники пишут на форумах в Интернете, что они сидят и учат? Ну и в конечном итоге можно говорить об отдаленных селах, где есть школы, которые ежегодно готовят хороших выпускников, но десятилетиями, особенно это происходит в период независимой Украины, из них даже никто нос не пробовал совать в столичные учебные заведения. А в прошлом году студентами высших учебных заведений стали очень мноие детей из сел и поселков... И это только благодаря внешнему оцениванию. Поэтому пусть говорят! Вы понимаете, меня иногда обвиняют в том, что я слишком болезненно отношусь к любой критике в адрес системы. Нет, я болезненно отношусь к критиканству. Одна очень солидная газета напечатала статью доцента Запорожского национального университета, содержание которой: тесты по истории вредят национальной безопасности Украины. Я поехал в тот университет, персонально пригласил этого человека и других работников вуза (а там мощная кафедра истории Украины) стать авторами тестов по истории Украины. Они заявили, что это слишком сложно и не захотели этого делать. Подход сугубо 30-х годов – "сигнализировать".
Трудно ли было подготовить тесты по иностранным языкам?
Безусловно, что нелегко. Мы это делали впервые. Вообще у нас в Украине ситуация с преподаванием иностранных языков уникальна. В отличие от других стран мира, у нас нет компетентного подхода. У нас разные учебники, разные методики, причем иногда эти методики абсолютно неадекватные, например, "Английский язык за рулем". Но и здесь я уже предвижу шквал критики. Однако мы к ней готовы. Тесты по иностранным языкам серьезно экспертировались носителями этих языков, к их составлению приложили большие усилия международные специалисты и наши лучшие силы. Посмотрим. Единственное, что мне обидно, – всего 65 тысяч человек избрали иностранный язык для тестирования.
Потому что это первый опыт?
Нет, причина другая. Наши университеты не поставили экзамен по иностранному языку. А мы говорим, что идем в Европу. Но в какую это Европу, если от абитуриента мы не требуем знания иностранного языка. 65 тысяч – это ничтожно мало! 222 человека будут сдавать тесты по испанскому языку, тогда как третья часть мира испанский язык учит. А я вам скажу, почему высшие учебные заведения не поставили иностранные. Потому что для подавляющего большинства высших учебных заведений главное – набрать не качественно подготовленного абитуриента, а кого-либо, чтобы выполнить план, сохранить ставки, штат, зарплаты... Когда в прошлом году тестов по иностранному языку не было и можно было самим проводить вступительные экзамены, даже на факультетах трудового обучения в педуниверситетах были попытки поставить иностранный язык вступительным экзаменом. Я сам свидетель тех дискуссий. То в этом году даже такие факультеты, где нужен иностранный язык, его проигнорировали. Если бы от меня зависело принятие этого решения, то я бы сделал бы обязательными для всех: иностранный язык, украинский язык и литературу, математику.
Детали подготовки тестов можете озвучить?
Вся информация есть на нашем сайте. Говорить что-то другое – вдаваться в подробности, которые могут быть расценены как утечка информации.
Вы предполагаете, что могут быть нарекания на содержание тестов по иностранному языку?
Нарекания могут быть на содержание любых тестов. Никогда никто не разработает тесты, которые бы удовлетворяли абсолютно всех. Если мы с вами сядем читать одну и ту же книгу, вам она может понравиться, а мне – нет. Это абсолютно индивидуальное восприятие. Все зависит от уровня знаний, подготовки, мировосприятия. Качество теста определяется не тем, кому он нравится или не нравится, а конкретными статистическими, математическими показателями. И самый главный из них – это справились ученики с ним или нет. Потому что когда я слышу от некоторых учителей и академиков, что тест очень сложный и даже мы не можем с ним справиться, всегда говорю я: "Вы не можете, а 200 тысяч учеников этот тест справились". К кому вопрос? О качестве тестов можно будет говорить тогда, когда мы получим результаты, статистику.
Когда можно будет подавать апелляцию?
Апелляция может быть двух видов. Во-первых – на процедуру, если человеку мешали сдавать тест. Такую апелляцию нужно подать до выхода из пункта тестирования. Во-вторых – можно подавать апелляцию, если человек не согласен с результатом. Тогда он пишет заявление, проводится заседание апелляционной комиссии, мы можем предоставить человеку электронные копии ее работ – до и после проверки. Такую апелляцию можно подавать по получении сертификата в руки или после проверки персональной страницы, на которой будут результаты тестирования. Но как можно апеллировать к тому, что проверял компьютер? Ему все равно. В основном апелляция будет касаться открытых заданий. Но каждый имеет право на апелляцию. И в прошлом году несколько оценок таким образом были повышены. Но это были несущественные повышения, которые не повлияли на общий результат.
Говорили, что количество баллов в сертификате, который можно подавать для участия в конкурсе в высшие учебные заведения, когда-то будет повышено. Почему не в этом году?
Каждое учебное заведение может самостоятельно себе установить этот балл. Но он не может быть меньше чем 124. К сожалению, лишь несколько университетов его повысили. Это позор, потому что таким поступком университеты сказали: нам все равно, кого принимать. Любопытно, что потом работники университетов щедро раздают интервью и говорят, что после тестирования к ним пришли плохо подготовленные студенты. А я в таких случаях спрашиваю: с какими баллами вы их приняли? Если это 124 или 130, то их студент едва прошел нижний предел. А вы возьмите и поставьте себе предел - лишь 190 баллов. Тогда – наберете наилучших. Но в Украине есть другой вопрос – нужно набрать кого-либо и выполнить план приема. Вы знаете, что в бывшем Советском Союзе было 700 высших учебных заведений, в Украине в настоящее время – 900. Проблема в том, что много "академий", "университетов", "институтов", которые называют себя высшими учебными заведениями, но никогда такими не станут, превратились в конторы по выдаче дипломов. Какие филиалы университетов могут быть в городках и селах? Вы когда-либо слышали о филиале Кембриджа или Колумбийского университета где-то в маленьком городе или в селе? Это нонсенс.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять