Венецианские советы: что обязательно увидеть и как сэкономить

Венеция любит толстосумов. Но все условности можно обойти.

На Славянскую набережную светит вечернее мартовское солнце. По-весеннему ласковое, ненастойчивое, даже застенчивое. На скамейках у гостиницы "Метрополь", как воробушки на веточках, греются ухоженные местные бабульки и неряшливо одетые туристы. И те, и другие дышат свежим морским воздухом с закрытыми глазами. Кажется, что вокруг нет ни толпы туристов, ни прицелов сотен фотоаппаратов, в объектив которых каждый житель острова попадает множество раз за год. Тут каждый человек и "королева Адриатики" – один на один.

За спиной – здание отеля "Метрополь", того самого, в котором некогда располагался приют Пьета (pieta с итальянского - "милосердие"). В нем жили и учились музыке дети-сироты, а хормейстером служил "рыжий монах" – Антонио Вивальди. Говорят, в те времена в приют для бедных своих детей старались отдать богатые жители города, лишь только обучаться у музыканта…

Прямо по курсу – зелено-голубое море и Сан-Джорджо Маджоре, собор и монастырь, стоящий на отдельном острове. Храм построили в XVI-XVII веках по проекту Палладио, архитектора, которого называли одним из самых влиятельных в Европе. В Маджоре короновался один из Пап Римских – Пий VII, ведь из-за оккупации Рима наполеоновскими войсками конклав 1800 года проходил в Венеции. После монастырь был закрыт Наполеоном и превращен в казармы. Сейчас он открыт после реставрации и хранит несколько полотен Тинторетто.

До соборного острова всего одна остановка на венецианском общественном транспорте – вапоретто. Но этот короткий путь стоит проделать лишь ради того, чтобы отдохнуть от суеты и подняться без очереди на колокольню. С ее высоты открывается чудесный вид на венецианскую лагуну, гораздо лучше, чем с главной колокольни Венеции на площади Сан Марко. Внизу – зеленая территория монастыря и живописная пристань для яхт. У подножья собора меняется взгляд и на собор Сан Марко. Силуэты размываются, краски сливаются.

Как тут не вспомнить Клода Моне, его "Палаццо Дожей". Так он смотрел на палаццо из бело-розового мрамора. Позже, после возвращения на основную часть Венеции, во время прогулки вдоль Гранд канала (насколько это возможно), в памяти снова всплывают полотна Моне. Его "Гранд канал" в нескольких вариациях. Пастельные краски, мгновенное впечатление. И Санта Мария де ля Салюте. "Палаццо Мула" и "Сумерки". Говорят, Моне хотел лишь заскочить в город на воде на несколько дней, отдохнуть от своего пруда с лилиями, но остался на несколько месяцев. Венеция "захватила его и не отпускала" – художник заказал из Парижа холсты и краски и взялся за работу. В разное время суток он писал одни и те же сюжеты. Всего около сорока картин. Венецианские пейзажи произвели фурор в Париже.

Думаешь, сколько известных людей бродили этими венецианскими лабиринтами? Диккенс, Пруст, Байрон, Хемингуэй, Дягилев, Бродский... И каждый любил ее по-своему. Говорил о ней по-своему. Видел ее и отражал. Их воспоминания бережно хранит история. Кажется, все мы, гости Венеции, ступаем по их следам, строкам, полотнам. Кто-то быстрыми шагами, кто-то медленно и осознанно. И всегда Венеция открывается по-разному.

Как-то мне посчастливилось побывать в Венеции со своей мамой. Ей очень хотелось попасть в этот город, но оказалось, что к встрече с ним мама была не готова. Марш-броски по узким улицам с одного конца острова к другому ей дались с трудом. Зато я посмотрела на город другими глазами. Я всегда знала, что в Венеции множество мостов. Но никогда их не считала. После прогулки с мамой точно знаю, что от площади Ромы до нашего отеля в районе Каннареджо – три моста, а до Риальто – восемь. Один из них, первый, стеклянный, над Гранд каналом, которым я всегда восхищалась, как самым легким, оказался для мамы самым тяжелым. Пройти по дуге она согласилась лишь два раза, в других случаях предпочитала передвигаться на вапоретто. Я же во время подъемов и спусков по лестнице наблюдала за туристами и местными жителями. Первые пользуются каждым случаем сфотографироваться на фоне каналов, вторые – или читают газеты на ходу, или тащат из магазина сумки на колесиках.

Особенно сильно жизнь чувствуется в Каннареджо – тихом и уютном квартале Венеции. Даже несмотря на то, что из шести районов города он считается самым густонаселенным. Здесь можно прогуливаться, не спотыкаясь о туристов, которые застыли и рассматривают карту. Оглядываться вокруг, любоваться желтыми кустами мимозы. Именно в этом районе расположены первое гетто и розовая жемчужина Венеции – церковь Мадонна дель Орто. Внешние стены храма выполнены из розового кирпича и украшены утонченной резьбой. Внутри – работы Тинторетто, ведь с именем этого художника венецианской школы храм тесно связан. Одна из известных картин – "Введение Марии во храм". На ней крутая лестница, ведущая вглубь картины – к храму. На лестнице множество фигур, ожидающих чего-то и маленькая девочка с нимбом – Мария…

Жизнь Венеции как бы разделена на две части: масштабную, туристическую, и миниатюрную, местную. Сидя на Сан Марко представляешь, что было бы, если б в руки каким-то чудесным образом попала волшебная палочка, одним взмахом которой можно было бы убрать всех туристов с площади, из Венеции... Силуэты лопались бы как мыльные пузыри, оставив после себя пустые кампо, виа, понте… Тогда было бы слышно лишь крики чаек и шум воды.

Хотя это как раз сценарий фильма ужасов по-венециански. Рестораторы, отельеры, владельцы сувенирных лавок, гондольеры и прочие венецианские предприниматели лишились бы клиентов, работы, денег. А такого быть не может. Тут всё и все работают на туристов и для них, получая за свою работу щедрое вознаграждение.

Сказать, что Венеция – дорогой город – ничего не сказать. Даже в супермаркетах цены на некоторые продукты питания завышены. Потому что не все приезжие засиживаются в тратториях (средний ужин на двоих может обойтись в 60-100 евро), многие покупают в супермаркетах очень тонко нарезанные ломтики мясных деликатесов, ароматные свежевыпеченные булочки, тунца в банках и устраивают обеды прямо под открытым небом. Даже несмотря на то, что в Венеции есть на улицах запрещено… Штраф может достигать несколько сотен евро.

Дорого в Венеции кататься на гондоле и слушать песни гондольеров – более 100 евро. Дорого жить – отель не в сезон за сутки стоит столько же. Подъем на колокольню Сан Марко – 8 евро, на Сан Джорджио Маджоре – 5 евро. Особенно дорогой транспорт – разовая поездка на вапоретто, которая стоит 6,5 евро (проездной на 12 часов – 18 евро). Одним словом – Венеция любит толстосумов.

Но все эти условности можно обойти. Кроме питания продуктами из супермаркетов (их в Венеции довольно много, надо лишь присматриваться, из-за какого угла с пакетами маршируют местные жители) и пиццей на вынос, можно еще жить в пригороде – Местре, кататься не на расфуфыренных гондолах, а воспользоваться общественной переправой – трагетто, заплатив за нее два евро, ощутить, как это - покачиваться на легких волнах Большого канала. Можно заходить в храмы бесплатно во время месс (собор Сан Марко вообще всегда открыт для свободного посещения).

При этом не все дешевое – настоящее. Например, не стоит клевать на вывески в витринах: "Oggi tutto per 1 euro" ("Сегодня тут все по 1 евро"). В таких лавках продаются не настоящее муранское стекло, а предметы (в лучшем случае, стеклянные) в "венецианском стиле". А если в витринах написано, что скидки в магазине 50%, то это означает, что на большинство товаров цены были подняты вдвое, а уже потом поделены пополам.

И, конечно же, в Венеции в целях экономии стоит ходить пешком. Беспорядочно, выбирая наугад направление. Пусть даже иногда придется сделать большой крюк. Как, например, от остановки вапоретто Фундаменто Нуово до собора Санта-Мария дель Орто. Хотя на вапоретто – всего несколько минут плаванья. Как в былые времена, когда, с острова на остров в Венеции передвигались на лодках…

Некогда множество островов были именно островами, полностью окруженными водой. На каждом стояла церковь, за ней – поле, а вокруг него дома тех, на чьи деньги был построен храм. Ближе к воде стояли дома бедняков. Поэтому, когда Венецию объединили, то в ней не оказалось отдельно кварталов богачей, а отдельно – бедняков. Наоборот – со временем Венеция уплотнялась, ведь расширяться ей было некуда, и палаццо вплотную соседствовали со скромными домами. Острова объединялись мостами и улицами, построенными на сваях. К счастью, каналы не были засыпаны.

Каждый год Венеция принимает у себя миллионы туристов. И каждый из них с гордостью может сказать, что он видел ЕЕ! Но видеть и ощущать – большая разница.

Здесь изумляют простые деревянные столы в тратториях, выставленные вдоль канала. А на них – вазы с ирисами и фрезиями. Поражает шум в баре, у которого стоит только один столик и два стула, а внутри кипит настоящая, экспрессивная, итальянская жизнь. Удивляют местные жители, наверняка, уставшие от туристов, но рассказывающие, с какого балкончика в палаццо Бальби на Гранд канале Наполеон наблюдал за традиционной венецианской регатой…

А потом привыкаешь. И вспоминаешь старый фильм "Хлеб и тюльпаны". В нем есть кадры, когда священник играет с детьми в футбол на кампо перед Сан-Джорджо Маджоре. И тогда понимаешь, где грань между Венецией туристической и городом для жизни. В тот миг Венеция обязательно впустит вас в свое сердце…

Фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять