Зачем сажать "врагов" украинского языка

Большая проблема в том, что от таких "защитных" инициатив украинский становится символом чего-то жутко недемократичного или просто смешным

За последними снегопадами, превратившимися, как это обычно у нас происходит, в разгул стихии, на второй план отошла политика, которая обычно так популярна среди украинцев. И это не совсем заслуженно – ведь рядом с наскучившими событиями в Раде или рассказами о  старом добром "покращенні", наши депутаты преподносят настоящие сюрпризы. Другими словами не назовешь воистину революционный законопроект, внесенный в парламент свободовцами Ириной Фарион и Юрием Михальчишиным.

Документ, на который хочется обратить внимание, называется "О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины (относительно наказания за действия, направленные против украинского языка)".  Если вкратце, законопроект предполагает введение тюремных сроков за публичное пренебрежение или унижение украинского языка.  И не каких-то там условных, а достаточно серьезных -  от 3-х, если кто-то нечаянно оскорбил государственный язык, до 7-ми лет для особо рьяных его "врагов".  На первый взгляд кажется, что ничего особенного, ведь  националисты не в первый раз отличаются эпатажем. Но есть один существенный момент, который не позволяет относиться несерьезно к этой инициативе.

Законопроект об уголовной ответственности для тех, кто вредит украинскому языку (назовем его условно так) – не заявление на митинге или громкое, но ни к чему не обязывающее высказывание в интервью. Это документ, официально внесенный в украинский парламент. Что уже, по определению, другой уровень. Конечно, эта инициатива вряд ли станет законом. Кроме того, сразу оговорюсь, что категорически не согласен с теми, кто снова назовет свободовцев "фашистами", и, с другой стороны, разделяю позицию националистов о том, что украинские депутаты во время своей работы должны использовать государственный язык и не придумывать отговорок о русскоязычном избирателе.

Но есть и другой факт. Даже  самое обычное предложение защитить украинский язык репрессивными методами ему же, в первую очередь, и вредит. Поэтому инициатива националистов удивляет еще и тем, что категорически расходится с их лозунгами о заботе обо всем украинском.

Читайте эксклюзивный материал "Главреда": Ірина Фаріон: якщо ти не знаєш рідної мови, ти не людина взагалі

Для такого вывода у меня есть сразу несколько причин. Первую из них я называл уже неоднократно, но повторить, уверен, не будет лишним. Украинский язык никогда не усилит своих позиций, если его навязывать, а не делать конкурентоспособным. Более того, от него могут отвернуться многие из тех, кто был заинтересован его выучить, улучшить свой уровень владения и так далее.  Безусловно, государство должно поддерживать свою культуру, вкладывать в нее деньги и, главное, делать современной и актуальной. Но ведь у депутатов есть масса возможностей сделать это как-то иначе, без угроз и намерений сажать кого-то в тюрьму.

Например, народные избранники могут добиться выделения денег на то, чтобы в Украине снималось настоящее, дорогое и современное, кино, поддержать книгоиздательство, провести конкурсы по популяризации всего украинского и так далее. Самое главное, они могут хотя бы попытаться вывести украинскую культуру из ее нынешнего "шароварного" и убого-недофинансированного состояния. Но вместо таких законопроектов вносится документ об уголовном наказании в сфере, в которой эта мера помочь не может в принципе. Неужели люди, которые не только называют себя националистами, но еще и стали нардепами, не понимают таких простых вещей? Или, может быть, громкое словцо важнее той самой Украины, борьба за которую декларируется? Сложно сказать, но тот факт, что сама возможность введения уголовного наказания даже за самые страшные слова, связанные с украинским языком, ему в первую очередь и вредит, неоспорим. Культурные явления, вообще, не стоит навязывать, в особенности, в таком сложном и неоднородном обществе, как наше.

Есть и второй момент, куда более тревожный. Законопроекты, подобные тому, который внесли Фарион и Михальчишин, свидетельствуют о не самом, честно говоря, приятном стремлении политиков навязать всему обществу  некую единую истину, которая вовсе не является несомненной. А еще – о желании получить инструмент для наказания всяческого инакомыслия.  Повторюсь, украинский язык, действительно, нуждается в защите, в том числе, и от отдельных политиков, которые по нему либо топчутся, либо просто относятся без должного уважения. Но только вот кто из вас поверит, что какой-нибудь депутат, с трибуны публично оскорбивший этот высокий государственный символ, будет наказан чем-нибудь, кроме свиста или, максимум, зуботычины от оппонента? А, с другой стороны, риски, создаваемые подобным документом, значительно выше.

Ведь формулировки законопроекта очень уж туманны и неконкретны. Скажите, кто четко юридически определит, что такое, например,  "публичное пренебрежение или унижение государственного языка, которое нанесло существенный вред национальным интересам или несет угрозу национальной безопасности"? Кто может твердо сказать, что украинский сознательно вытесняется из информационного пространства? И главный вопрос – не случится ли так, что любого из нас (в случае принятия подобного закона, разумеется), если он вдруг станет по каким-то причинам неугоден власти, можно будет посадить, объяснив это пренебрежением  к государственному языку? И не будет ли сам факт того, что я, например, говорю по-русски, трактоваться, как это самое пренебрежение? Ведь получается то самое избирательное правосудие, против которого так активно выступает наша оппозиция. Даже более опасное, ведь затрагивается традиционно болезненная для общества языковая тема…

Но и это – не самое главное. Еще большая проблема в том, что от подобных "защитных" инициатив украинский язык в итоге становится или символом чего-то жутко недемократичного, либо попросту смешным. Ведь как у нас обычно происходит, и, кто знает, может случиться и сейчас. Выносят, скажем, законопроект "Свободы" на рассмотрение парламента. Сначала политические оппоненты кричат о "фашизме" и наступлении на демократию. Потом они же начинают говорить о защите русскоязычных граждан, обязательствах перед избирателями и прочем, и состряпывают по-быстрому, скажем, новый языковой законопроект, только с еще большими перекосами, чем есть в уже действующем. Потом (а может, и одновременно) в народ идет слух о том, что за русский язык в Украине будут поголовно сажать, и это никак не добавляет уважения к языку украинскому (получается, что из-за него же все "притеснения"). Наконец, какой-нибудь иностранный телеканал, а пусть и тот, например, который сравнил Тараса Шевченко с Гитлером, показывает гневный сюжет. И понеслась…

Как далеко ситуация может зайти, спрогнозировать достаточно сложно. Зато очевидно другое – украинский язык довольно широкими массами людей начинает восприниматься, как нечто неприятное, смешное ("настолько никому не нужен, что даже  тюрьмой угрожают, чтобы его навязать"), даже опасное. В общем, символом не самых хороших и демократичных вещей. Самое главное, он становится совершенно неконкурентоспособным, ведь тот же русский на его фоне будет выглядеть едва ли не как язык свободного населения. И выходит, что ярые защитники нанесли государственному языку самый болезненный удар, от которого ему оправляться и оправляться…

С чем связаны подобные инициативы, сказать сложно. То ли это политический самопиар, то ли твердая убежденность в том, что другими методами государственному языку не поможешь (что, как по мне, совсем печально). Ответить четко не могу. Но, в свете таких выводов и всего, что происходит сейчас в стране, возьму на себя смелость дать совет. Чем писать подобные законы, уважаемые националисты, взяли бы лопаты, и пошли  бы почистили снег. Украине от этого будет больше пользы, чем от скандальных законопроектов, это уж не сомневайтесь. И сажать никого не нужно будет. 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять