Революции разговоров: почему следовать ценностям важнее

Майданные события в Тбилиси и Киеве были лишь технологией захвата власти с использованием народного недовольства.

На встрече с журналистами после ареста бывшего премьера Грузии и своего ближайшего соратника Вано Мерабишвили президент Михаил Саакашвили сравнивал Грузию с Украиной и напоминал, что европейская интеграция нашей страны оказалась замороженной после ареста бывшего премьера Юлии Тимошенко. Остается только сожалеть, что к подобным сравнениям Саакашвили прибегнул через несколько лет после ареста Тимошенко – еще недавно он просил не сравнивать Украину и Грузию, а чиновники в Тбилиси уверяли, что от смены власти в Киеве двусторонние отношения нисколько не пострадали.

В этом, собственно, была основная проблема тех, кто пришел к власти на волне "цветных революций". Следованию ценностям они предпочитали разговоры о ценностях – и в этом их подход ничем не отличался от подхода государств, сделавших предупреждение "цветных революций" главной целью своей внутренней политики.

Казалось бы, что общего у Михаила Саакашвили и Александра Лукашенко? Первый оказался у власти в Грузии после "революции роз", второй был всегда готов "дать в морду" любой революции. Тем не менее, на фоне обострения отношений Минска и Москвы Михаил Саакашвили появился в эфире Белорусского телевидения, а контакты между белорусским и грузинским руководством были более чем теплыми. Никакого реального экономического и политического смысла в этих контактах – кроме почти детского желания позлить Путина – не было.

И никаких вопросов к Лукашенко относительно реализации этого желания у меня тоже нет – тем более, что он забыл о Саакашвили, как только договорился с Москвой. У меня, как раз, есть вопросы к Саакашвили: понимал ли он, что сотрудничество с "последним диктатором Европы" размывает представления его собственных сторонников о том, что такое хорошо, а что такое плохо? И что когда он сделал вид, что поражение Юлии Тимошенко на президентских выборах в Украине – это не окончательный крах Майдана 2004 года и реванш политических сил, которым противостоял этот Майдан, то фактически открыл возможности и для собственного политического краха, с этого момента уже неизбежного? И что когда даже после ареста украинских политиков, бывших душой этого Майдана – Луценко и Тимошенко – ни у кого в грузинском руководстве не хватило элементарной смелости сказать, что это уже другая Украина, тем самым были фактически подписаны ордера на будущие аресты. И это при том, что никакой политической целесообразности в сотрудничестве с этой другой Украиной у Грузии уже не было.

Именно эта реакция, вернее, ее отсутствие - а не то, что очень по-разному происходило после "революции роз" или Оранжевой революции – в очередной раз убеждает меня, что майданные события в Тбилиси и Киеве были лишь номенклатурной технологией захвата власти с использованием народного недовольства. При этом среди участников народных волнений так мало способных это увидеть и признать, что этой технологией можно воспользоваться еще не раз и не два – как самой лучшей прививкой от настоящих революций.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять