Парадокс Путина

Попытаемся ответить на вопрос – в чем на самом деле заинтересована Москва?

Современный период в российской политической истории может получить название "парадокса Путина" - того самого парадокса, который за несколько лет может изменить Россию до неузнаваемости и поставить под сомнение само существование нынешнего режима. Но для того, чтобы понять суть парадокса, давайте зададимся вопросом – в чем заинтересована Россия во внешней политике?

Ответ, по-моему, очевиден. Кремль делает все возможное для сохранения политического режима Башара Асада и предотвращения военного вмешательства в сирийскую гражданскую войну. Еще одна важная цель Москвы – не допустить военного конфликта вокруг Ирана. Уже который год РФ делает все возможное, чтобы не появилось даже тени возможности войны из-за ядерной программы Тегерана.

Что ж, Москва преуспела. Преуспела не только благодаря выдающимся дипломатическим талантам Владимира Путина или Сергея Лаврова, а еще и по целому ряду объективных причин. Президент США Барак Обама, оба раза приходивший к власти под антивоенными лозунгами, отнюдь не стремится стать инициатором нового военного вмешательства, в американском конгрессе и общественном мнении тоже нет особого стремления начинать очередную ближневосточную военную операцию. Иранские аятоллы тоже увидели всю серьезность последствий экономических санкций против исламской республики, так что появление во главе государства президента-переговорщика вместо президента-популиста – простое отражение сделанного вывода. Судя по происходящему вокруг Сирии, войны не будет – по крайней мере, в ближайшее время. Американский президент позвонил иранскому, и тот взял трубку. Вы довольны, Владимир Путин?

Теперь попытаемся ответить себе на вопрос – в чем на самом деле заинтересована Москва? В высоких ценах на нефть, без которых российской экономики просто нет. Уже сейчас российские политики и эксперты – включая премьер-министра Дмитрия Медведева и руководителей финансово-экономического блока правительства - говорят о кризисных явлениях, замедлении роста ВВП, перераспределении пенсионных денег, увеличении безработицы, неизбежной девальвации рубля и окончании модернизационных мечтаний. Повышение нефтяных цен могло бы спасти Россию, но для этого необходим кризис. А кризиса нет, ситуация близка к замораживанию. А это будет замораживание российской экономики тоже, уменьшение социальных пакетов, политическая разбалансировка, неизбежное усиление региональной самостоятельности – при том, что регионам придется выживать самим. Так российская стабильность оказывается погребенной под грузом блестящих достижений российской дипломатии.

Если вы забыли, так уже один раз было. Советскому Союзу ценой неимоверных усилий удалось стать второй сверхдержавой, равным партнером Соединенных Штатов, хозяином половины Европы и четверти мира – это тоже была стабильность, потому что был обеспечен баланс, два блока достигли почти идеального равновесия в своем противостоянии. В результате Советский Союз рухнул прямо на глазах своих изумленных жителей и не менее изумленных противников. Владимир Путин родился, учился, начинал карьеру именно в то непростое время. Но так ничего и не понял.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять