Неизвестный Стамбул: то, чего не видят туристы

Неизвестный туристам Стамбул - спокойный и размеренный...

Стамбул для туристов и Стамбул для местных – это два разных города. Один – в самом сердце семнадцатимиллионного мегаполиса, другой – на окраинах. Один - яркий и шумный, другой – спокойный и размеренный.

"Пендик. Почему бы не съездить в Пендик?" – написал на странице в соцсети один украинский журналист, работающий в Стамбуле. Это такой городской район в азиатской части с очень смешным для нас названием. От исторического центра минимум три часа езды. Сначала на трамвае, затем на фуникулере и метро, а напоследок – час сорок минут на автобусе. Можно ехать и на машине. Тогда экономится время. Но не факт. Это если повезет, и в городе не будет многокилометровых пробок.

Пробки – настоящая беда Стамбула. Те, кто бывал в городе, рассказывают истории о том, как неоднократно опаздывали на свидание, поезд, самолет. В прошлом году группа юных украинских танцоров выехала утром из европейской части Стамбула, чтобы попасть к вечеру в аэропорт на азиатской стороне, и застряла на полпути, пропустив свой рейс. Подобным фактам никто здесь давно не удивляется. Стамбул считается самым загруженным городом Европы. "Исследователи" заторов говорят: чтобы в вечернее время добраться здесь из пункта "А" в пункт "Б", требуется в два с четвертью раза больше времени, чем, если бы водитель двигался по незагруженным городским улицам.

То, что попадаешь в дорожный капкан, понимаешь, когда на светофоре вдруг появляется торговец водой, фундуком или бубликами с кунжутом. Как бы спонтанно. Но на самом деле прогнозированно.

Например, с двух сторон на подъезде к знаменитому висячему Босфорскому мосту такие продавцы работают годами. Если бы не они, то люди умирали бы со скуки, простаивая в многочасовых пробках. Почему они появляются? Да кто его знает! Возможно, причины банальны – узкие улицы, количество машин превышает все возможные пределы. Но самое интересное – в пробках никто не ругается. Водители только отчаянно сигналят и то и дело с визгом тормозят.



Пока стоишь в пробке, рассматриваешь все вокруг. Например, машины. В Стамбуле они черно-серо-белые. Из общей массы выделяются только желтенькие такси. Автомобили красных, зеленых, синих и прочих ярких оттенков встретишь крайне редко.

Мало на дорогах и полицейских. А после протестов на площади Таксим, стражи порядка не разрешают наводить на себя объективы фотокамер. Если услышат, что раздался щелчок затвора или блеснул свет вспышки, тут же устремляются к тебе со словами "Delete! Delete!". Кроме того, проконтролируют процесс удаления.



Весь Стамбул кажется свинцово-серым, безликим. Говорят, жители города не очень то и любят выделяться. Серый мешок в качестве одежды подходит их настроению. И не потому, что им нечего надеть, а так, просто... Нобелевский лауреат Орхан Памук говорит, что Стамбул окутан печалью. Это "не болезнь, от которой можно вылечиться", и не "беда, из которой нужно выбраться". "Печаль Стамбула – это и настроение его музыки, и главное понятие его поэзии, и определенный взгляд на жизнь, и состояние души, и некая субстанция, без которой Стамбул не был бы Стамбулом, – все сразу", – пишет он.

Турецкий писатель говорит, что во все времена туристов в Стамбул привлекали обители дервишей, пожары, кладбища, султанский дворец, гарем, нищие, бродячие собаки, запрет на алкогольные напитки, спрятанные от посторонних женщины. Но во времена президента Мустафы Кемаля Ататюрка, проводившего политику европеизации, "султан был изгнан, гарем распущен, дервишеские обители закрыты, и даже деревянных домов становилось все меньше и меньше".



Зато в последнее время появляется все больше женщин в хиджабах. Еще не так давно с покрытой головой не ходили студентки университетов, служащие и чиновники. До 2010 года студентки в платках не допускались к лекциям, и только специальным циркуляром Управления высшего образования вузам рекомендовали сделать послабления. Даже в частном секторе служащих просили не ходить в хиджабах – женщины в них могли подпортить корпоративный имидж.

Сегодня все изменилось. Отмена "дискриминации, нарушения свободы религии и совести" на законодательном уровне вступила в силу менее месяца назад. Но еще задолго до этого не снимала мусульманский платок жена премьер-министра Эрдогана – Эмине. Хотя публично она и выступает за равноправие мужчин и женщин, но заявляет: "Хиджаб закрывает лишь мою голову – не разум". Более того, кажется, жена главы правительства устанавливает моду на цвета и фасоны хиджабов. Противники идеи отмены запрета на ношение мусульманских платков называют реформы Реджепа Тайипа Эрдогана "примером ползучей исламизации страны и отходом от идеалов основателя республики Ататюрка".

Хотя как раз об идеалах правителя в Турции нельзя забыть ни на минуту. Изображения "отца нации" везде – на улицах, в магазинах, в транспорте, в витринах магазинов бытовой техники…

Но вернемся в Пендик. Там машины тоже серо-черные, а вот платки на головах женщин пестрые. Один из интернет-пользователей высказался в Сети очень точно: "Пендик – это Азия и женщины в платках".

На самом деле это так. Об этом районе информация в путеводителях отсутствует. Известно только, что в десяти минутах езды от центра района – второй аэропорт Стамбула, Сабиха Гекчен, названый в честь первой женщины-пилота, приемной дочери самого Ататюрка. Здесь живет внушительная сербско-боснийская диаспора мусульман. Кроме того, говорится, что во времена Византии здесь была построена крепость Пентикион или Пантикапеум ("Пять стен" или "Пять ворот"), которая в XI-XV веках, во время борьбы византийцев с турками, не раз переходила из рук в руки.

Часть района расположена вдоль кромки Мраморного моря. Из прибрежных домов днем открывается прекрасный вид: на море, порт, прибрежный парк с множеством детских площадок и зеленой травой, на которой местные устраивают пикники даже глубокой осенью, а ночью в распахнутые окна залетает горьковато-соленый свежий воздух.



На набережной сотни котов. Они живут в огромных камнях, там рождаются и, судя по запаху, умирают.

Пожить в Пендике недельку-другую полезно. Чтобы увидеть жизнь не турецкой провинции, но провинциальной окраины большой столицы. Именно тут - рабочие будни и размеренные выходные. После них жизнь в историческом центре Стамбула кажется бесконечным туристическим марафоном.

Утром открываются магазины. Никто не вывешивает разноцветные ковры, стеклянные лампы и шелковые шарфы на самое видное место. Тут витрины оформлены для своих. Есть несколько больших универмагов с одеждой вполне европейского дизайна. Женщины там найдут и юбки выше колен, и блузки с глубокими вырезами. Но на манекенах показано как все это носить: юбки поверх довольно широких лосин, а поверх блузы – свитер с высокой горловиной. На полках – множество трикотажных кофточек с длинными рукавами, украшенных изображениями большого Бена или Эйфелевой башни. В мужских отделах ничего особенного: рубашки, джемперы, брюки. При выборе надо обращать внимание на "рост" изделия: товары рассчитаны на турок, а они в большинстве своем небольшого роста. В детских – буйство красок и фасонов. Турецкие дети одеты чаще ярко. Они тут – цветы жизни!



Рядом с этими универмагами – традиционные магазины женской одежды. На витринах – пластиковые барышни, одетые в свободные брюки, длинные, ниже колен плащи и шелковые косынки на голове. Турист-европеец в таком магазине может купить красивый шелковый платок или свитер в подарок маме.



Но больше всего вокруг ювелирных лавок. За стеклом – золото. Десятки килограммов золота. Ювелиры каждый год бьются над созданием новых дизайнов, а в магазинах могут рассказать все о модных тенденциях. На обручение жених, как правило, дарит невесте колечко с камушком, часто - с бриллиантом. На свадьбу – презентует обручальные кольца. Даже в банках продаются свадебные золотые монетки на красных ленточках. Их покупают в качестве подарка невесте. Та в день свадьбы прикалывает их к платью, а после торжества владеет богатством нераздельно: может кому-то подарить, продать или хранить в банке.



Имуществом жены считаются и другие золотые украшения, подаренные в день свадьбы или накануне. В частности, браслеты. Их ширина зависит от достатка. Браслеты могут быть от нескольких миллиметров до десяти сантиметров. Их на витринах бесконечное множество. Чем богаче свадьба, тем дороже подарки. Правда, говорят, за последние годы золото в Турции сильно упало в цене. Поэтому такие свадебные подарки никто не продает, а откладывает до лучших времен.



Непривычные, как для нас, в Турции свадебные букеты. Точнее – венки. Когда отельный автобус остановился у входа в пятизвездочную гостиницу субботним вечером, можно было лишиться дара речи. Думаешь: кто-то умер? А нет! Это никакие не похоронные венки, а свадебные. На герберах, розах, лилиях лежат не черные ленты, а белые, розовые, желтые. На них – поздравления от родственников и друзей. Оказывается, чем больше и пышнее венки, тем богаче свадьба. Нам их нравы не понять…



Несмотря ни на что, в столице светской страны отчетливо чувствуются религиозные законы. Так, например, очень четко разделение мужчин и женщин. Мужчины всегда первые. Женщина - за ними. Так на улицах, в магазинах и кафе этого отдаленного района.



Районные власти то и дело устраивают для местных жителей разного рода фестивали и ярмарки. Именно на одно из таких мероприятий приехал уже упомянутый украинский журналист. Он сделал репортаж о выставке художников из 28 стран мира: Аргентины, Ливана, Португалии, Японии, Китая, Польши, Албании, Франции, Украины... И все для того, чтобы жителям района было чем себя занять осенними вечерами. На ярмарку приходили разные люди: молодые турки, которые засматривались на белокурых европеек, пожилые дамы в хиджабах, которые, вздыхая, сватали этих самых европеек за своих сыновей с "университетским образованием и тремя квартирами", ведь те не хотят жениться на своих соотечественницах, девочки из окрестных школ, опускающие глаза при одном только взгляде на них.

Благодаря фестивалю я узнала, что украинский флаг – это флаг не государственный, а клубный: "Фенербахче" – футбольной команды одного из районов семнадцатимиллионного Стамбула. После недельного общения оказалось, что украинки живут в доме, семье, по соседству с каждым двадцатым турком. И об этом они считали своим долгом сообщить.

Тут, на окраине Стамбула можно встретить людей из турецкой глубинки.

Хатидже Акдениз из Газиантепа, района на юго-востоке Турции, вышивает с двенадцати лет. Говорит, что в те времена девочки либо ходили в школу, либо их мать отдавала учиться к швее. Хатидже стала вышивать. Белым по белому. Шелком по шелку. Каждый день по шесть-семь часов.

"Я сумасшедшая! Современные девушки никогда бы не согласились выполнять такую тонкую работу", – говорит она. Салфетку, размером метр на метр девушка вышивает семь месяцев, а продает в свадебном комплекте с несколькими изделиями меньших размеров за пять тысяч лир (20 тысяч гривен). "Дороже не купят, – уверена она.  – Многие и так говорят, что дорого. Я им говорю, попробуйте сами – будет дешевле... Уверена, что где-то в Германии, могла бы продавать дороже. В Турции ручная работа ценится не так высоко – у нас многие ею занимаются", – смеется она. В этом году Хатидже попала на первую в своей жизни выставку. До этого жила в своем селе, и за его пределы выезжала редко.



Стамбул – город, который надо посетить, чтобы прикоснуться к Востоку, и осознать, как настойчиво он протягивает руку Западу. И стоит не наматывать круги вокруг Святой Софии, а пройтись по Бешиктаашу, Фатиху, Фенеру, Балату, Бейоглу, переправиться в район Кадыкей и Ускюдар…

Только через общение и созерцание можно ответить себе на вопрос: Турция – это Европа или Азия? И где та грань, за которой заканчивается одна жизнь и начинается другая. По опросам, турецкий народ все еще поддерживает евроинтеграционные процессы, но при этом очень сомневается, что сможет стать членом большой европейской семьи.



Фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять