Будни Майдана: прогулка по баррикадам в Киеве

На Майдане надеются на перемены и опасаются провокаций.

Центр Киева протестует и ждет. Здесь после разгона Евромайдана собрались те, кто видит, что и кого надо поменять в этой стране. Правда, не все знают, на кого и как скоро.

Когда приходишь на Майдан каждый день, начинает казаться, что тут всякий с оппозиционерами на "ты": Кличко - просто Виталик, Тягнибок – Олег, а Яценюк – Сеня. Их хвалят, ругают, с ними соглашаются и спорят. Но большинство готовы идти за этими людьми и завтра, и послезавтра – "вместе и до конца". И лишь некоторые говорят: "Народ есть, а Моисея – нет".

Художники Оксана и Остап приехали в Киев из Львова. Тут они - одни из многих тысяч несогласных. Женщина рассказывает, что не смогла остановить друга и поехала с ним. "В субботу утром проснулись и увидели – Майдан разогнали, людей, среди которых множество студентов, детей, жестоко избили, – рассказывает Оксана. – До вечера попытались понять, как это случилось… Решили ехать в Киев. На следующее утро рано мчались в такси на вокзал, а навстречу "маршрутка" в Киев. Наш водитель развернулся, догнал ее, и мы поехали. На начало акции не успели. Но то, что увидели в Киеве, нас поразило. Сотни тысяч вокруг таких, как мы – никем не организованных украинцев, которые всеми возможными способами добирались в эпицентр, как уже говорят, революции".

"Людей зовут, но их сюда никто не везет, – продолжает Остап. – Тем более, никто никому ничего не платит! Мой сосед уже третий раз приезжает в Киев – в 1990-х, в 2004-м и сейчас. Ругается, что мы никак не можем получить независимость. Грозится, что это его последняя революция". Некоторые в Киеве уже неделю. Другие уезжают, а на их место прибывают соседи и родные.

"Революционный" Майдан организовался быстро. Уже в воскресенье, когда сюда пришла колонна протестующих, были снесены металлические ограждения, а милиционеры, охранявшие главные атрибуты зимних праздников, елку и каток, разошлись. Кажется, такой скорости не ожидал никто. Сегодня на Майдане есть и своя охрана, и баррикады, и палатки. К ночи на 3 декабря последних было около пятнадцати. Большую часть привозят и помогают устанавливать народные депутаты. На пол укладывается строительный материал, чтобы на него можно было положить спальные мешки, привозятся буржуйки.

Некоторые организации, расположенные в центре, пускают приезжих ночевать к себе в офисы. Иван из Ивано-Франковска говорит, что ночует на Шелковичной: "Условий для жизни там, конечно, никаких нет, но тепло и сухо – в спальном мешке на полу спать можно".



В Доме профсоюзов сейчас штаб. В нем люди ночуют, отдыхают, могут погреться, перекусить и получить медицинскую помощь.



У дверей – очередь. На первом этаже организован общепит. Киевляне приносят целые пакеты, коробки с едой. В одних – только колбаса, в других – сыр, бублики с маком и многое другое. "Такого выбора чая, как у нас, не встретишь в некоторых супермаркетах", – замечают те, кто помогает на импровизированной кухне.

Киевлянин Андрей с двумя друзьями вскладчину купили пластиковые стаканчики, тарелки, вилки, салфетки – то, чего не хватало в майдановских столовых. А еще нарезали более двухсот бутербродов и поехали кормить Майдан. "Люди здесь позитивно настроены. Очень благодарны за поддержку. И в этом чувствуется наше единение, сила", – говорит парень.



Здание КГГА – тоже пока территория митингующих.



Тут сформирован медпункт. "Киевляне приносят всевозможные препараты – от простуды и гриппа, жаропонижающие, сердечные лекарства, а также бинты, вату, йод и перекись". Рядом организован сбор средств. "Меня поражают люди – они бросают в коробки купюры по 200 и 500 гривен", – говорит врач-доброволец.

Врачи на Майдане – тема отдельного репортажа. И митингующие, и журналисты говорят о том, что люди в белых халатах, не боясь провокаций и избиений, приходят на Майдан, и помогают, как это было в воскресенье под Администрацией Президента, когда "Беркут" избивал митингующих.

Поставлена и сцена. Она на том же месте, что и во времена "оранжевой революции". На ней все те же лица: Бурмака. Чубай, Фома из "Мандров"... А вот у сцены лица совсем иные – знающие события 2004 года из учебников, которые не успел переписать Табачник.



Студенты приехали отовсюду. Одни рассказывают, что в вузах их отпустили отстаивать право на свободу и демократию. Другие говорят, что в университетах им угрожали несданными зачетами и экзаменами из-за пропуска занятий. "Но скоро поменяется министр, и нам будет легче жить", – говорит студент киевского вуза Сергей.

Художница из Львова прогуливаясь с нами по баррикадам, рассказывает: "Мы уже второй день блуждаем между зданиями Кабмина, парламента и Дома профсоюзов. Никто ничего не организовывает. Люди сами себе предоставлены. Мы не знаем, что будем делать через час…". Говорит, что сегодня Майдан не тот, что девять лет назад.

Тогда половина ее соседей и родных уехали в Киев. Сегодня они же удивляются, что женщина здесь. "Когда в 2004-м начались протесты, я работала в Италии. И там, за тысячи километров от дома, мы поддерживали своих в Украине, а нас там – итальянцы, все думали, что Украина должна измениться. Но этого не произошло. Теперь у Украины есть еще один шанс. И мы тут. Мы хотим сделать все, что зависит лично от нас", - говорит женщина.

И таких людей здесь тысячи. Из маленьких и больших городов, сел и поселков. Все приехали в Киев на днях, но не знают, когда вернутся домой.



Больше всего на Майдане боятся провокаций. Точнее, к ним готовятся. Площадь со всех сторон закрыта щитами. Каждый день их укрепляют. Координаторы говорят, у них есть и свои защитники, и разведка. Революционеры же "вооружаются" велосипедными и лыжными шлемами, некоторые обматывают руки и ноги глянцевыми журналами и несколькими слоями скотча, чтобы хоть как-то уберечься от ударов дубинками.

Люди жалуются, что никакой информации на улицах нет. "Мы часто не знаем новостей, – говорит Оксана. – До нас доносятся лишь обрывки порой совсем беспочвенных или застаревших опасений: в Киев якобы свозится военная техника, российский спецназ прилетел в "Борисполь" на нескольких самолетах, "титушки" заполнили весь Мариинский парк".

Так, уже вечером на Европейской площади появилось несколько пожарных машин. Некоторые запаниковали. Тут все опасаются провокаций и знают о новостях в Интернете, что в Киев свозились водометы. "Та, какие еще водометы проедут сюда незаметно?", – говорит кто-то из толпы. "Пожарные машины их могут заменить", – замечает другой.

По сообщениям столичного управления по чрезвычайным ситуациям, вечером 2 декабря недалеко от улицы Грушевского загорелся трехэтажный дом, пожар приехали гасить семь машин. Но люди на площади уж слишком подозрительны. Некоторые подходят к машине, которая качает воду и подает для тушения пожара, со словами "И вы туда же!". Спасатели опускают глаза. "Вы думаете, что нам нравится вот тут стоять?! Тут я уже много нового узнал и о себе, и о своих детях и родителях, – говорит один из них. – Стоим тут с машиной, так как на Грушевского не пустили. Просто тушим пожар. Мы бы, конечно, лучше в части сидели". Молодые ребята с желто-синими флагами на плечах не унимаются: "Ага. Проверяете гидранты, чтобы ночью нас залить водой!". Ребята из ГСЧС просто уходят.

Главное – не поддаваться на провокации. "Десять людей могут дискредитировать 500 тысяч. Помните, если вы поддались на провокацию, вы поддались этому режиму", – об этом идет речь и в листке-памятке. В ней также информация о том, как распознать провокатора: это человек в маске, не называющий свое имя, возможно, находящийся под действием наркотиков, в легкой и удобной обуви, чтобы быстро передвигаться в толпе. "Мы демократическими методами, мирным протестом, хотим изменений в своей стране. Мы знаем, что некоторые только и ждут, когда мы тут начнем драться с "титушками", "Беркутом", а, может, между собой. Не бывать такому! Украинцы – европейская нация", - говорит Остап.

Фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять